Первая часть здесь.

Слитки и монеты (продолжение)

В Японии уже шестой месяц подряд инвесторы не покупают, а продают золотые слитки и монеты. Во втором квартале текущего года было реализовано 2,4 тонны этой продукции. Небольшой объем продаж объясняется закрытием магазинов из-за карантина, введенного для борьбы с пандемией. В первом полугодии было продано всего 8,9 по сравнению с 9,3 тоннами в годовом исчислении.

На ситуацию с инвестициями в эту продукцию в других странах восточноазиатского региона также оказали влияние высокие цены на золото, карантин и снижение темпов экономического роста.

В Индии был зафиксирован самый низкий спрос на золотые слитки и монеты за всю историю– 47,8 тонны (-39% в годовом исчислении). Спрос на слитки и монеты пострадал из-за закрытия розничных и дилерских магазинов вплоть до середины мая вследствие карантина. Кроме того, карантин как раз пришелся на ключевой для покупок золота фестиваль - Акшая Трития. Инвестиции начали расти наряду с постепенным открытием рынка с 18 мая. Рекордный курс золота оказал двойное влияние: одних инвесторов спровоцировав покупать драгметалл, а других – зафиксировать прибыль.

Во время карантина в Индии увеличился интерес к цифровому золоту, хотя его доля на рынке остается незначительной. Однако ухудшение ситуации на рынке в 2020 году может привести к увеличению этой области инвестиционного спроса.

Инвесторы в Турции не перестали считать золото защитным активом, а также инструментом хеджирования инфляции: объем спроса на слитки и монеты в первом полугодии достиг 36,8 тонны, обновив семилетний максимум. Несмотря на рекордный курс золота в лирах инвесторы покупали золота в периодах понижения цен, увеличив на 13,5 тонны свои приобретения во втором квартале. Главными условиями усиления спроса стали отрицательные реальные процентные ставки у инвестиций в лирах, вероятность высокой инфляции, а также ожидания относительно дальнейшего увеличения цен.

Строгие условия карантина в большей части ближневосточного региона негативно отразились на объеме покупок слитков и монет. В тех странах, где инвесторы могли заниматься торговлей, их клиенты продавали слитки и монеты, в целом уравновесив тем самым объем инвестиций.

В условиях мировой пандемии западные инвесторы осознали роль золота как защитного актива, а также их привлекло ралли драгметалла. Несмотря на увеличение объема инвестиций, проблемы с цепочкой поставок, связанные с приостановлением деятельности некоторых монетных дворов и аффинажных заводов во втором квартале, не позволили показать реальный объем розничного спроса.

Спрос на слитки и монеты в США за второй квартал более чем в четыре раза превысил показатель прошлого года, достигнув 13,8 тонны. Это привело к превышению спроса во втором полугодии почти в три раза (всего - 29,3 тонны). Усиление курса золота привлекло интерес инвесторов во втором квартале; скачок выше 1800 долларов за унцию в июле спровоцировал фиксацию прибыли, но в третьем квартале активность увеличилась в обоих направлениях. Повышение спроса на слитки и монеты в США повторило успех биржевых фондов страны, поскольку инвесторы от мала до велика были обеспокоены экономическими последствиями пандемии и роста курса золота.

За первое полугодие европейские инвесторы приобрели 137,4 тонны золота в форме слитков и монет, что стало самым высоким показателем за этот период с 2010 года. Большая часть прироста пришлась на Германию, Австрию и Швейцарию, хотя британские инвесторы тоже обратились к помощи главного защитного актива. Золотая лихорадка в условиях дефицита драгметалла из-за карантина привела к увеличению наценок на небольшие слитки и монеты.

Центральные банки

Спрос на золото со стороны центральных банков в первом полугодии достиг 233 тонн, поскольку объем приобретений опустился ниже прежних рекордных показателей.

Центральные банки по всему миру приобрели 233,4 тонны золота на фоне потрясений во всех сферах общественной жизни в первом полугодии. Данный показатель на 39% ниже, чем за аналогичный период 2019 года (385,7 тонны), то есть самого высокого уровня за первое полугодие с 2000 года. Впрочем, спрос за первое полугодие 2020 года оказался всего на 6% ниже среднего уровня покупок за этот период с 2010 года (247,1 тонны), когда центральные банки стали чистыми покупателями драгметалла за год.

Центральные банки продолжают покупать золото, что вполне соответствует результатам опроса Всемирного золотого совета, проведенного среди представителей этих организаций в 2020 году: 20% опрошенных сказали о своих намерениях приобрести драгметалл в течение следующих 12 месяцев (по сравнению с 8% в 2019 году), объяснив их экономическими факторами, а именно отрицательными процентными ставками. Ожидается, что центральные банки останутся чистыми покупателями драгметалла и в 2020 году, но объем их приобретений будет ниже, чем за предыдущие два года.

Хотя пандемия коронавируса COVID-19 обрушилась на мир в первом квартале, шокировав финансовые рынки, второй квартал оказался столь же, если не более, бурным. В странах по всему миру еще не был прекращен карантин, а инвесторы продолжали переживать относительно последствий пандемии. На фоне таких мрачных событий объем приобретений золота со стороны центральных банков составил 114,7 тонны (-50% в годовом исчислении), что на 15% ниже пятилетнего среднеквартального показателя (134,6 тонны) и значительно ниже среднеквартального показателя за 2018-2019 гг. (около 165 тонн). Во втором квартале Россия, которая была главным покупателем драгметалла с 2014 года, не увеличивала свои резервы, поскольку 1 апреля было принято соответствующее решение.

Покупки во втором квартале совершались меньшим числом центральных банков. Всего шесть центральных банков увеличили свои золотые резервы на тонну или выше. При этом на протяжении последних 12 кварталов средний показатель равнялся 9 банкам. Турция была крупнейшим покупателем золота. Золотые резервы страны выросли на 97,8 тонны, составив 85% от совокупного мирового показателя покупок за квартал. Объем золотых резервов Турции теперь равен 583 тоннам (38% от совокупных резервов). В текущем году Турция приобрела 170,5 тонны, а в целом с мая 2017, то есть с момента возобновления покупок, золотые резервы выросли на 450 тонн. Другими покупателями стали центральные банки Эквадора (7,5 тонны), Индии (4,7 тонны), Узбекистана (4,7 тонны) и Чехии (1,2 тонны).

^ Наверх