Фрагмент из магистерской диссертации Робина Крета из Лейденского университета под названием «Золото: «варварский пережиток» или главнейший резервный актив?». Предыдущие части здесь: 1, 2, 3.

В период между 1945 годом и серединой 1960-х гг. можно было заметить не состыковки между требованиями Бреттон-Вудской системы и целями внутренней и внешней политики США. После эскалации Вьетнамской войны и имплементации программы «Великое общество», объявленной президентом Линдоном Джонсоном, американским властям непосредственно встали поперек горла существенные условия международной валютной стабильности. Американская денежно-кредитная политика приводила к высокому уровню инфляции, а долларовый стандарт мог работать только до тех пор, пока резервная страна сохраняла свою валютную дисциплину. Нежелание со стороны США уменьшать свои дефицит и подчинять цели внутренней политики интересам международной стабильности, в конечном счете, привело к «закрытию золотого окна» во время правления президента Ричарда Никсона в 1971 году.

В последующие десятилетия начала возникать мультиполярная, интегрированная и взаимозависимая мировая экономика. Несмотря на эти события, доллар США оставались в центре валютной и финансовой систем в мире, а денежно-кредитная политика ФРС не переставала преследовать сугубо национальные интересы. По мнению экономиста Рональда МакКиннона, автора книги «Нелюбимый долларовый стандарт», этот экономический национализм стал проблемой для мировой экономики в результате расширения глобализации. После четырех десятилетий глобализированного экономического роста, дилемма Триффина привела к конфликту интересов между фискальной и валютной политикой США, с одной стороны, и международной валютной стабильностью, с другой. Отсутствие физического обеспечения валюты и достаточно жестких правил сдерживания макроэкономической политики США и центральных банков в целом, привело к созданию системы, страдающей от «избыточной эластичности» с большими дисбалансами, финансовыми и экономическими кризисами.

Ловушка доллара

Неудивительно, что многие страны недовольны нынешней валютной инфраструктурой. Бывший президент Китая Ху Цзиньтао назвал международную валютную систему, в которой господствует доллар, «продуктом прошлого». А по словам Владимира Путина, «чрезмерная зависимость от одной резервной валюты опасна для мировой экономики». Кроме того, российский лидер заявил, что «система, основанная на сотрудничестве между несколькими ведущими центрами должна заменить устаревшую униполярную концепцию мировой экономики».

Как и Франция в 1960-х гг., Китай и Россия выражают свое беспокойство состоянием международной валютной системы, ее очевидной кризисной природой и асимметрическими преимуществами, из которых извлекает пользу только США. Несмотря на их возражения и создание новых институций, таких как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Новый банк развития БРИКС, - эти страны по самым разным причинам не в состоянии изменить существующее положение дел. По словам МакКиннона, долларовая система «очень вынослива, и от нее сложно отказаться и трудно заменить».

На данный момент, существование доллара в качестве мировой резервной валюты в значительной степени является следствием того факта, что пока не существует никакой реальной альтернативы. <…> Два основных конкурента доллара – евро и китайский юань – обладают структурными проблемами. В случае евро речь идет о валютном союзе без политического союза, что считается основным препятствием для функционирующей и привлекательной во всем мире наднациональной валюты. В случае Китая, финансовые рынки страны все еще находятся в зачаточном состоянии, несмотря на стремительный экономический рост за последние четыре десятилетия. Должно пройти немало времени, прежде чем ликвидность и развитость финансовой системы США окажется в опасности ввиду опережающих Америку китайских рынков. <…>. Кроме того, институциональная и политическая структура Китая наряду с ее слабым правовым режимом не вызывают большого доверия со стороны международного сообщества и мировых инвесторов.

Из-за отсутствия подходящих альтернатив, для описания долларового стандарта часто используется слово «ловушка»; доллар стал, подобно крупному и интегрированному в экономику банку, слишком крупным, чтобы потерпеть неудачу. По причине чрезвычайно высокого уровня валютных резервов, выраженных в долларах, многие страны, особенно в Юго-Восточной Азии, заинтересованы в нынешнем статусе-кво. После азиатского финансового кризиса и процесса принудительных структурных изменений, который был запущен в странах, пострадавших от кризиса, со стороны МВФ и США, - власти многих стран начали увеличивать государственные резервы для обеспечения своей безопасности от будущих потрясений, связанных с обменным курсом, и вмешательства извне. Хотя эти действия увеличили их автономию и оперативную независимость в отношении процесса структурных изменений, при этом были усугублены дисбалансы в мировой экономике. Если бы США столкнулись с крупным кризисом, и доллар обвалился на валютных рынках, это не только бы нанесло ущерб Америке, но и серьезно задело бы ее кредиторов, которые понесли бы существенные убытки. По словам Эсвара Прасада, автора книги «Ловушка доллара», эта ситуация сделала бы мировую экономику очень уязвимой.

^ Наверх