Слабый доллар не сделает Америку великой, но зато, скорее всего, возведет золото в ранг одного из самых популярных активов в 2018 году. Дело в том, что если Дональд Трамп начнет глобальную торговую и валютную войну, курс золота резко вырастет.

Это может показаться нелогичным, но политика Дональда Трампа под названием «Америка прежде всего» является большой проблемой для доллара США, но при этом манной небесной для инвесторов в золото по всему миру. В периоды глобальных торговых войн и серьезных геополитических рисков золото становится привлекательным активом в качестве инструмента хеджирования валют и страхования от глобальной финансовой нестабильности. Действия говорят красноречивее слов, и, несмотря на заверения Дональда Трампа о том, что ему хотелось бы сильного доллара, на рынках считают, что президент США и его экономические советники хотят реализовать политику слабого доллара с целью сделать США более конкурентоспособными по сравнению с Китаем и ЕС.

Судя по действиям Белого дома, так называемая доктрина «Америка прежде всего» требует более слабого доллара. Чтобы вернуть рабочие места, потерянные во время администрации Обамы и Буша, и оживить американскую промышленность, Трамп должен создать экономические и административные барьеры для импорта и выкроить большую долю мирового рынка для американских корпораций.

В этом контексте введение тарифов на южнокорейские стиральные машины и китайские солнечные батареи сродни использованию чайника для тушения лесного пожара. Никакие антидемпинговые расследования или жалобы в ВТО на Китай не смогут решить основной проблемы: офшорные рабочие места и производственные мощности экономически оправданы, если валюты таких стран, как Китай, Мексика, Индия или Япония относительно дешевле доллара США. Разжигание полномасштабной торговой войны будет иметь негативные последствия для США, поскольку протекционистские меры, осуществляемые Белым домом, неизбежно спровоцируют ответные действия со стороны других стран.

Страны, пострадавшие от протекционистских мер Трампа, будут стремиться ограничить или даже запретить импорт со стороны США, тем самым уменьшив прибыльность американских компаний и сократив тысячи высокооплачиваемых рабочих мест в США. Так что Трамп (Trump) нуждается в экономической «козырной карте» (trump card) [здесь игра слов – trump переводится с англ. языка как «козырь» - прим. перев.]. Очевидным решением является ослабление доллара США по сравнению с валютами американских конкурентов, что сделает их экспорт непомерно дорогостоящим, американский экспорт - «снова великим». Именно поэтому министр финансов США Стивен Мнучин заявил журналистам в Давосе, что «слабый доллар – это хорошо для нас, для торговли и экономических возможностей», добавив, что краткосрочная стоимость валюты «не является для нас в принципе проблемой».

Одним словом, чтобы снова сделать Америку снова великой и выиграть глобальную торговую войну, Трамп должен сначала выиграть «валютную войну». А это будет непростой задачей.

Со сходной проблемой столкнулись США в период правления Рональда Рейгана в 1980-х гг. Консерваторы любят сравнивать Дональда Трампа с Рейганом, поэтому нынешнему президенту США лучше обратиться к опыту одного из наиболее успешных президентов-республиканцев. Одной из причин успеха «рейганомики» было соглашение «Плаза», предусматривающее, что правительства Франции, Западной Германии, Японии, США и Великобритании в 1985 году увеличат обменный курс французского франка, японской иены, немецкой марки и британского фунта по отношению к доллару США. Этот шаг оживил экспорт США и нанес ущерб промышленности их союзников, сделав их экспорт гораздо менее конкурентоспособным.

У Рейгана было необходимое влияние, которого оказалось достаточным, чтобы заставить союзников США пожертвовать своим благосостоянием ради американского процветания. Трамп не имеет такого влияния в глазах лидеров Европейского Союза, поскольку Макрон и Меркель пытаются утвердиться в качестве «новых лидеров свободного мира», в отличие от безрассудного и опасного Трампа. Можно предположить, что Си Цзиньпинь не будет подписывать гипотетическое новое соглашение «Плаза», и вряд ли пожертвует своей стратегией «Китайской мечты» в угоду интересам Дональда Трампа, который считается в Китае синофобом. Единственное, что есть в распоряжении администрации Трампа – это односторонняя девальвация доллара США при то, что необходимо предотвратить конкурентную девальвацию со стороны других стран.

Если история предоставляет какой-нибудь урок, то эта стратегия неизбежно приведет к повышению цен на все виды твердых сырьевых товаров, таких как нефть, алюминий и драгоценные металлы (золото, серебро и платина). Золото – это идеальный инструмент для хеджирования от девальвации доллара, и поэтому одобрение Стивеном Мнучиным политики слабого доллара сразу вызвало небольшой всплеск цен на золото. Дональд Трамп попытался уменьшить ущерб, утверждая, что заявление Мнучина было искажено в СМИ, но рынок золота пока не слишком уверился в этом утверждении.

Как ни странно, политика слабого доллара со стороны Трампа играет на руку Владимиру Путину и Центральному банку России. Известно, что ЦБ России является активным участником рынка золота. По последним данным, Россия добавила 300 тыс. унций (9,3 тонны) золота к своим резервам, а это привело к тому, что совокупный объем резервов достиг рекордных 59 млн. унций. По расчетам «RT», с 2015 года российский центральный банк добавил в свои хранилища более 558 тонн золота. Запасы золота в США никогда должным образом не проверялись, и даже не показывались журналистам или членам Конгресса, что провоцирует опасения об их исчезновении. Единственным недавним «доказательством» существования золотых запасов США является фотография Стивена Мнучина, держащего один золотой слиток. В то же время, российским журналистам недавно разрешили беспрепятственно прогуливаться в одном из секретных золотых хранилищ российских центральных банков, поэтому российские СМИ наводнены фотографиями, на которых запечатлены тысячи золотых слитков.

Российские золотые запасы, накопленные в течение президентства Владимира Путина, реально существуют, и они увеличатся в стоимости, если США решат радикально обесценить свою валюту.

Дональд Трамп говорит, что ему по душе сильный доллар. Однако Трамп вряд ли дождется сильного доллара. Хорошо известно, что нет ничего более постоянного, чем временное решение. Временная политика слабого доллара может быть не столь уж временной, в конце концов, и в этом случае лучший совет, который может дать тот, кто заинтересован в выживании в условиях глобальных валютных войн, заключается в том, что следует покупать золото.

Перевод статьи Ивана Данилова на ресурсе «sputniknews.com»

^ Наверх