В прошлом году у курса золота был очень низкий уровень волатильности. Впрочем, и в 2018 году наблюдается стабильность в этом отношении. Мэтью Тернер, аналитик рынка драгоценных металлов в «Macquarie», полагает, что это может быть результатом фундаментальных изменений на этом рынке. Об этом он рассказал в статье, опубликованной в июльском номере журнала Всемирного золотого совета - «Gold Investor».

На первый взгляд 2017 год был насыщен событиями: первым годом президентства Трампа, выборами во Франции и Германии, Брексита, напряженной ситуацией в Северной Корее, а также изменениями в китайском руководстве. При этом курс золота практически оставался неизменным: волатильность цен была самой низкой за последние 20 лет.

Например: в течение года не было зафиксировано ни одного торгового дня, когда курс золота вырос или понизился более чем на 2,5% по сравнению с предыдущим днем. В последний раз такая ситуация наблюдалась в 1996 году.

В 2016 году таких дней было всего пять, а в разгар глобального финансового кризиса в 2008 году их количество составляло 41. Средняя дневная динамика курса с 2017 года составляла всего 0,5%, а в течение трех предыдущих лет – 0,7%, а максимальное значение – 1,5% - было зафиксировано в 2008 году. Та же самая история сложилась и по поводу среднего дневного диапазона курса (то есть, между дневным максимумом и минимумом курса) или, используя классическое определение волатильности – стандартного отклонения фиксированной ежедневной динамики цен.

Ежедневная динамика курса имеет большее значение для трейдеров, а не для инвесторов. Впрочем, волатильность золота в 2017 году находилась на низком уровне также и на ежемесячной основе. Например, в 2017 году только в течение одного месяца курс золота двигался на более чем 5% (январь), по сравнению с пятью месяцами в 2016 году и семью – в 2008 году. Как и в случае с ежедневным движением, ежемесячная волатильность на таком низком уровне была зафиксирована последний раз в 1996 году. Неудивительно, что 2%-ное среднемесячное движение курса золота в 2017 году было также самым низким с 1996 года, как и его среднемесячный торговый диапазон.

Что это все значит? Самое очевидное объяснение заключается в том, что, несмотря на большое количество событий, 2017 год не был столь уж примечательным. Президент Трамп провел первый свой год практически без особых проблем, европейская политика вызвала меньше неприятностей, чем ожидалось, - и даже когда возникли серьезные проблемы, они были в значительной степени незаметны ввиду улучшения экономического развития. Индекс неопределенности экономической политики (ИНЭП) повысился до максимального уровня в начале года, а затем снизился. Реальный рост ИНЭП был отмечен в 2016 году – это год Брексита и победы Трампа на выборах – и волатильность золота повысилась в результате.

Тем не менее, тренд волатильности золота был, в общем-то, направлен на понижение с 2008 года.

Некоторые могут сказать, что для этого есть простое объяснение: глобальный финансовый кризис прошел и теперь происходит возвращение к норме, но 2016 год был менее волатильным, чем 2013 год, а в 2017 году было меньше волатильности, чем во все годы до финансового кризиса с 1996 года. Другими словами, дело вовсе не в том, что прошлый год был слишком спокойным.

У нас есть два объяснения: изменения в макроэкономической и финансовой среде и сдвиги в предложении и спросе на рынке золота.

Первое объяснение связано с тем, что цены на многие другие активы, включая акции, показали меньшую волатильность. На деле, за последние 90 лет, 1964 год был единственным годом, когда волатильность S&P была настолько низкой.

Множество причин в ответе за это: в основном, они касаются политики центральных банков. Процентные ставки, инфляция и экономический рост были стабильными. Кроме того, если инвесторы будут считать, что центральные банки станут реагировать на снижение цен на акции, ослабляя денежно-кредитную политику, тогда любое падение цен на фондовых рынках будет рассматриваться как возможность для покупки, что приведет к снижению колебаний в цене. Золото непосредственно не извлекает никакой пользы из этого. Хотя легкие деньги и почти нулевые процентные ставки снижают стоимость хранения золота, что, в свою очередь, снижает его волатильность.

Последствия глобального финансового кризиса также имеют значение, поскольку рыночные ожидания будущей волатильности оказались завышенными. В аналогичной ситуации, если домовладельцы преувеличивают вероятность пожара в их домах, то продажа страховки оказывается выгодной. В сочетании с поиском доходности, такие обстоятельства привели к увеличению популярности стратегий продажи при волатильности, что можно было наблюдать в нескольких активах и даже целых классах активов. В определенных обстоятельствах эти условия могут ослабить как ожидаемую, так и фактическую волатильность, что помогает объяснить, почему волатильность не только вернулась к средним показателям до кризиса, но даже преодолела их.

Второе объяснение заключается в том, что не у всех активов волатильность упала. Волатильность курса сырой нефти, например, снизилась до уровней, зафиксированных между глобальным финансовым кризисом и 2013 годом, но затем существенно выросла между 2014 и 2016 гг. Поскольку на нефть влияют те же макротренды и финансовые стратегии, что и на золото, это увеличение, по-видимому, обусловлено фундаментальными изменениями, повлиявшими на нефть, такими как смещение центра ценообразования с Ближнего Востока к производителям сланца в США.

Возможно ли, что рынок золота, напротив, испытал определенные изменения, которые существенно снизили его волатильность?

Мы знаем, что факторы спроса и предложения приводят к волатильности.

И мы знаем, что курс золота, как правило, менее волатильный, чем сырая нефть и даже большая часть других видов сырья.

За последние 10 лет, динамика курса золота составляла в среднем 0,8% в день, по сравнению с 1% - у алюминия, 1,2% - у меди и 1,4% - у серебра и 1,5% - у никеля. Это отчасти является результатом больших объемов торговли золотом по сравнению с предложением и спросом, особенно после появления биржевых фондов и аналогичных продуктов. Но характер этого предложения и серебра еще более важен. Он характеризуется высокой эластичностью и обилием запасов, а это означает, что в случае дисбаланса предложения и спроса корректировка крупных изменений цен не потребуется.

Могли ли эти характеристики стать еще более заметными в последние годы? С точки зрения предложения, добыча, похоже, не стала более чувствительной к цене, то же нельзя сказать о переработке. Однако самое крупное изменение произошло с точки зрения спроса. Спрос на золото обычно может быть различным по размеру, поскольку он не является такой необходимостью, по сравнению со многими другими видами сырья. Но растущее значение спроса на ювелирные изделия в Азии, безусловно, сделало этот фактор значительным, уменьшив последствия от распродажи со стороны инвесторов в 2013 году, создав возможность удерживать курс в узком диапазоне с тех пор.

Что касается перспектив, то один момент заслуживает особого внимания. Крайне низкий уровень волатильности золота в 2017 году был обусловлен многими факторами, как краткосрочными, так и долгосрочными, как физическими, так и финансовыми. Это уменьшает вероятность резкого обращения вспять этой тенденции. Некоторые факторы явно ушли в небытие, такие как низкие процентные ставки, но другие, как, например, чувствительный к цене спрос, стали определяющими.

Инвесторы на фондовых рынках поняли в феврале, - когда волатильность цен на S&P 500 была на самом высоком уровне с 2012 года, - что прошлые показатели волатильности не являются основой для прогнозирования будущих показателей по волатильности. Золото до сих пор оставалось невосприимчивым к турбулентным рынкам в 2018 году – действительно, по некоторым меркам, таким как торговый диапазон, курс желтого металла был менее волатильным, чем по сравнению с началом 1970-х гг., когда он был привязан к доллару США. Для многих инвесторов, это обстоятельство является именно тем, чего они ждут от золота.

^ Наверх