Перевод статьи Стива Ханке, профессора Университета Джонcа Хопкинса, которая была опубликована на сайте «Forbes».

В декабре прошлого года иранское правительство Хасана Рухани приняло законопроект об изменении названия национальной валюты Ирана: вместо риала – туман. Для этого потребуется реденоминация, в которой один ноль будет исключен из единицы учета в Иране, поскольку 1 туман равен 10 риалам. Однако без изменения денежно-кредитного режима и процентных ставок, предлагаемые изменения никакого существенного влияния на экономику не окажут.

Валюта Ирана, безусловно, является одной из факторов, вызывающим экономические проблемы этой страны. После Исламской революции 1979 года, риал почти полностью обесценился, точнее на 99,8%. Судя по масштабам этой инфляции, революция обернулась полной катастрофой.

Уровень инфляции снизился с максимума, достигнутого в октябре 2012 года, который по моим подсчетам был равен 62% в месяц. Однако до сих пор уровень инфляции довольно высок, а ее официальный годовой уровень составляет 9,6%. Это по данным официальной статистики, а она обычно не очень адекватно представляет ситуацию. По моим подсчетам, текущий уровень инфляции приближается к отметке в 20%, что в два раза выше официального уровня.

Чтобы исправить проблему с валютой, Ирак мог быть использовать валюту другой страны – например, доллар США или евро. Российский рубль или китайский июнь могут быть политически приемлемыми для этой страны, но их репутация не очень высокая. Иран мог бы последовать за Лихтенштейном, выбрав высококачественную валюту, эмитируемую в «нейтральной» стране, а именно, швейцарский франк. Но для Ирана это слишком сложная задача. Теократия должна будет в таком случае признать свой провал, а также объявить о необходимости замены своей собственной валюты лучшей зарубежной единицей учета для обеспечения стабильности.

Впрочем, можно и по-другому решить проблему этой страны. Иран может обратиться к золоту, «валюте», которая не эмитируется и не контролируется ни одним из государств. Иран может при этом сохранить свою собственную валюту.

До начала ХХ-го века золото играло центральную роль в финансовом мире. У золота за спиной невероятная история – почти три тысячи лет. Так что, почему бы и нет? В конце концов, профессор Рой Джастрам убедительно доказал в своей книге «Золотая константа», что желтый металл сохраняет свою покупательную способность в течение длительных периодов времени.

Однако поскольку президент США Ричард Никсон объявил о конце золотого стандарта в августе 1971 года, желтый металл перестал играть формальную роль в международной валютной системе. Впрочем, текущий «режим» характеризуется многими обозревателями не иначе как хаотическая не-система.

В последнее десятилетие цены на золото выросли, поэтому теперь можно услышать со всех сторон призывы к восстановлению формальной роли золота в сфере международных денег. В 1997 году нобелевский лауреат Роберт Манделл даже дошел до того, что сделал следующий прогноз: «Золото будет частью структуры международной валютной системы в XXI веке».

Существует один надежный способ превратить прогноз профессора Манделла в реальность, а именно, используя обеспеченные золотом валютные советы. Валютные советы существуют в более 70 странах, и некоторые из них до сих пор функционируют. Страны с такими валютными учреждениями характеризуются порядком в финансовой сфере, превосходной ценовой стабильностью и более высокими темпами роста, чем аналогичные страны с центральными банками.

Стандартный валютный совет представляет собой валютное учреждение, которое эмитирует только банкноты и монеты. Эти денежные обязательства свободно конвертируются по требованию в резервную валюту (также называемую основной) по фиксированной ставке. Резервная валюта является конвертируемой иностранной валютой или товаром, выбранным из-за его предполагаемой стабильности. В качестве резервов такой валютный совет хранит малорисковые ценные бумаги с процентным доходом, а также другие активы, подлежащие оплате в резервной валюте.

По закону валютный совет должен поддерживать фиксированный обменный курс с резервной валютой и удерживать объем иностранных резервов, эквивалентный 100% денежной базы. Это предотвращает увеличение или уменьшение денежной базы валютным советом по своей прихоти. Стандартный валютный совет не влияет на отношения между денежной массой и денежной базой, а значит, не прибегает к введению резервного покрытия или какому-нибудь способу регулирования деятельности коммерческих банков. Типичный валютный совет является пассивным и характеризуется автоматизмом.

В прошлом валютные советы эмитировали денежные обязательства, полностью обеспеченные золотом и полностью конвертируемые в золото по фиксированной ставке по требованию. 

^ Наверх