Публикуем перевод главы с соответствующим названием из отчета «In Gold We Trust» (В золото веруем) 2018 года от компании «Incrementum AG». Часть первая.

Введение

«Америка как империя и единственная сверхдержава в мире переживает агонию. Многие страны мира, на долю которых приходится четверть мирового ВВП, больше не следуют за США и не желают подражать их политической структуре. Группа стран в составе БРИКС и ШОС и др., хотят многополярного порядка» - Саймон Хант.

«Нефтеюань указывает на увядание нефтедоллара, с одной стороны, а с другой – восхождение юаня» - Zerohedge.

В нашем прошлогоднем отчете мы впервые посвятили целый раздел теме «дедолларизации». С тех пор развитие этой темы было таким стремительным, что об этом даже нельзя было подумать в прошлом году. Создание юаневого фиксинга нефти, скорее всего, можно рассматривать в качестве еще одной вехи на пути к интернационализации «народной валюты» Китая. Ранее, напомним был создан юаневый фиксинг золота.

В то же время Пекин дал однозначно понять, что он уже не заинтересован в накоплении американских казначейских облигаций. Все это очень просто объяснить: чем лучше положение юаня в мировой экономике, тем меньше американских долларов нужно Народной Республики. Цель Китая очевидна: юань должен заменить доллар США, став ведущей мировой резервной валютой.

Но так ли это? Многие наблюдатели выражают сомнения по поводу этой цели, и не в последнюю очередь из-за того факта, что никакого структурного сдвига в платежных балансах не предвидится. В чем же проблема? СМИ, контролируемые государствами в Азии и России, радуются каждому новому соглашению и каждому маленькому шагу по направлению к дедолларизации, как если бы это был последний гвоздь в крышку гроба доллара. Однако американцам можно легко на все это ответить: «Это просто неправда. Значение юаня может и растет, но в целом оно остается незначительным».

«Доллар был мировой резервной валютой в течение 40 лет, но так было не всегда. Британский фунт, испанская песета и даже португальское эскудо были в тот или иной период истории такими же могущественными валютами, как и доллар сегодня. На протяжении всей истории, когда цивилизациям необходимо было финансировать экспансию, их стремления ограничивались золотым резервом» - Грант Уильямс, «Золото: история одержимости длиною в 6 тыс. лет».

Однако эти две интерпретации сами по себе ограничены. Мы предлагаем третью, более нейтральную оценку ситуации. Европейцы создали единственного серьезного конкурента доллару США в форме евро, и поэтому в этом вопросе занимают осторожную позицию. Возможно, это связано с тем, что они осознают, что процесс дедолларизации, скорее всего, продлится в течение десятилетий. Дело в том, что Европе понадобилось более 40 лет, чтобы ввести евро.

Данный материал будет посвящен обсуждению последних мер со стороны Китая в известном направлении, а также двусторонним соглашениям, призванным ограничить роль доллара. После этого мы рассмотрим их значение на фоне проекта евровалюты. Интервью по этому вопросу с Люком Громеном, аналитиком, которого мы уважаем, будет последним элементом этого раздела.

Евровалюта важна, в частности, для того, чтобы понять, какую роль сможет играть золото. По нашему мнению, проблема заключается не в «битве доллара против юаня». На самом деле, происходит осторожная и постепенная реконструкция прошлого валютного порядка. Возможно, это самая важная история, о которой никто не хочет говорить.

Восхождение Среднего Царства: крупные успехи Китая

«Пусть Китай пребывает в спячке, потому что, если он очнется, то мир сотрясется» - Наполеон Бонапарт.

Поразительно, как быстро Китай обрел статус крупной мировой экономической силы. Эта страна, например, импортирует больше нефти и золота, чем кто-либо.

Только США опережают Китай по уровню потребления нефти и экономическим показателям. В свете этих положений, неудивительно, что многие наблюдатели в Китае и за его пределами считают, что Пекин сыграет новую роль в мировой валютной политике, - и, возможно, даже будет обязан к отправлению этой роли.

«Китайцы в новом тысячелетии покупают золото: 12 лет назад у них его практически не было, а на данный момент они покупают больше или столько же золота, сколько и добывается его ежегодно во всем мире. Никто не знает, сколько у китайцев хранится золота, - возможно, 20 тыс. тонн» - Эгон фон Греверз, «Золото: история одержимости длиною в 6 тыс. лет».

С того момента, как был опубликован прошлогодний отчет, Китай предпринял несколько важных шагов по направлению к дедолларизации. В Шанхае начали торговаться юаневые фьючерсные контракты, что заслуживает особого внимания.

В агентстве «Reuters» пишут следующее: «Запуск фьючерсов на нефть в Китае усилит влияние юаня на финансовых рынках и может угрожать международной гегемонии доллара», - утверждается в новом отчете Хэйдена Бриско, главы отдела по фиксированным доходам в «UBS Asset Management».

Недавно компания «Unipec», торговое подразделение крупнейшего нефтеперерабатывающего завода «Sinopec», подписала соглашение с западным нефтяным гигантом о покупке нефти на Ближнем Востоке по цене, определяемой новым фьючерсным контрактом в Шанхае.

Это поможет усилить значимость китайской биржи и бросит вызов системе нефтедоллара, в которой нефть торгуется в долларах, что приведет к уменьшению спроса на доллар и повысит инфляцию в США».

Китай ждал этого момента уже более 20 лет. Аналогичный план провалился в 1993 году. Очевидно, с тех пор многое изменилось. Китай не только стал второй по величине экономической сверхдержавы, но и обладает теперь самым крупным объемом казначейских облигаций, оказавшись крупнейшим кредитором США.

За несколько недель до запуска фьючерсного контракта на нефть в Шанхае, Пекин еще раз намекнул, что ему не хочется исполнять роль кредитора. Нельзя было не заметить, что Китай начал «сливать» соответствующие новости в западные информационные агентства преднамеренно, чтобы добиться максимально возможного эффекта от своего мероприятия.

Так об этом сообщило агентство «Bloomberg»: «По словам людей, знакомых с этим вопросом, китайские чиновники пересматривают состав валютных резервов страны. Китай владеет крупнейшим объемом валютных резервов в мире, а именно 3,1 трлн. долларов; стратегия инвестирования в этой стране часто пересматривается. Неизвестно, были ли приняты какие-то изменения в этом вопросе».

Следует отметить, что западные СМИ начали обращать внимание на важность подобных заявлений. В то же время нужно задаться вопросом, почему валюты и государственный долг по-прежнему рассматриваются в качестве двух отдельных явлений. Даже когда президент Трамп ввел новые тарифы против Китая, связал ли кто-нибудь это событие с глобальной конкуренцией между долларом США и юанем. Почему об этом все молчат?

Это молчание можно понять только следующим образом: Китай не хочет копить больше долларов США, поскольку Пекину будет нужно все меньше долларов для оплаты импорта нефти и других видов сырья в будущем. Почему так? Причина заключается в том, что Пекин создает свои собственные рынки с юанем во главе. Китай намеревается стать вторым игроком на мировой арене, который сможет платить за импорт нефти в своей валюте (и другие виды сырья). Неслучайно, что через несколько дней после запуска фьючерсного контракта на нефть в Шанхае, агентство «Reuters» опубликовало «эксклюзивную» статью о планах Китая насчет активизации переговоров по двусторонним соглашениям о торговле нефтью в юанях:

«Будучи крупнейшим покупателем нефти, для Китая вполне естественно продвигать идею использования юаня для платежей, что также увеличит ликвидность юаня на мировом рынке», - сказал один источник, близкий к китайской администрации.

Китай является вторым по величине потребителем нефти в мире, а в 2017 году Соединенные Штаты поступились ему первым местом в качестве импортера нефти. Спрос со стороны Китая является ключевым фактором, определяющим мировой курс нефти.

Об этом плане стали говорить как раз во время запуска в Шанхае первого фьючерсного контракта на нефть в юанях, который, по мнению многих, станет третьим мировым эталоном цены сырой нефти наряду с сортом «Брент» и нефтью Западного Техаса. Россия и Ангола являются двумя крупнейшими поставщиками сырой нефти в Китай, наряду с Саудовской Аравией».

Эта статья в «Reuters» примечательна не только тем, что в ней подвергается сомнению роль США в качестве гегемона, но еще и предположением относительно того, что союзник США, Саудовская Аравия, вероятно, склонит чашу весов на нефтяном рынке в сторону Китая. Пока Эр-Рияд не продавал нефть в обмен на юань. Однако все ведет именно к этому, поскольку Россия и другие крупные экспортеры с удовольствием займут большую долю на китайском рынке, не оставив места саудовцам. Предполагается, что Китай в конечном итоге заставит Саудовскую Аравию согласиться на обмен нефти на юани.

Статья также важна указанием на то, что торговля нефтью в юанях не является, собственно, новостью. Это не «первые шаги» Китая, сделанные для использования юаня в качестве валюты для торговли нефтью, - как отмечают в «Reuters». Тегеран официально подтвердил в 2016 году, что он продает нефть в Китай за юани, а в другие страны – за евро. Иран является одним из самых важных субъектов в процессе дедолларизации, после Китая и России. Тегеран торгует с Турцией и важным союзником США, Южной Кореей, среди прочих, в евро и/или в их национальных валютах.

В любом случае, 2018 год войдет в историю как год, в котором официально начал работать «нефте-юань». Процесс учреждения китайской валюты в качестве нефте-валюты (а, значит, и резервной валюты) не является сиюминутным делом; скорее, этот процесс займет несколько десятилетий. Однако ошибочно называть этот процесс «нападением на гегемонию доллара США». По нашему мнению, вряд ли Китай хочет держать на своих плечах глобальный валютный порядок. Скорее всего, речь идет об обеспечении преимуществ, связанных с расширением диапазона использования юаня и увеличения его обращения.

Проблема: какую степень свободы могут позволить власти Китая для юаня?

«ОПЕК стал излишним, как только цена на нефть стала выражаться в юанях и долларах, потому что положение производителя с самыми низкими издержками производства переместилось от страны с самыми низкими издержками производства в долларах к стране с самой дешевой валютой по отношению к золоту» - Люк Громен.

Интернационализацию юаня можно рассматривать в качестве зеркального отражения дедолларизации мира. Но даже если на первый взгляд кажется, что Китаю суждено выиграть, а Америке – проиграть, то на самом деле ситуация не так уж и проста. Китай поместил себя в достаточно сложную стартовую позицию, начиная с вызывающего дизайна банкноты юаня. Каждая банкнота украшена портретом «Великого председателя» Мао, который не слишком-то поощрял экономический либерализм. Многие иностранцы, за исключением, возможно, европейцев, вряд ли примут банкноты, украшенные портретом Мао.

Естественно, что со времен Мао многое изменилось. В английской Википедии уже давно есть даже отдельная страница, посвященная интернационализации юаня. В немецком новостном журнале «Der Spiegel» сообщалось еще в 2011 году о порядке имплементации этого процесса:

«Долгосрочная цель Китая – стать страной с устойчивой валютой. Если эта цель будет достигнута, то другим странам придется запасаться юанями для своих резервов вместо текущих резервных валют, таких как доллар и евро. Китай в таком случае сможет использовать свою валюту для совершения сделок, получая в результате более выгодные условия для своей торговли, например, на сырьевых рынках. Несколько лет назад Ху и Политбюро посещали секретные лекции, на которых китайские профессора объясняли им историю подъема и падения ведущих держав. Во время этих лекций, китайские лидеры поняли, что ни одна современная страна никогда не становилось сверхдержавой без резервной валюты».

Проблема для китайцев формулируется следующим образом: какую степень свободы они позволят существовать на рынке для своей валюты ради ее продвижения и международного признания? Контроль над обменным курсом – это не единственная проблема, хотя она, конечно, существенна. Если международная значимость юаня будет возрастать, Китаю следует ожидать того, что их валюта поднимется в цене в долгосрочной перспективе. Контроль Пекина над обменным курсом валюты уже давно подвергается критике на Западе, в частности, в Вашингтоне.

Хорошо известно, что китайское правительство оказывает большое влияние на экономику. Пекин управляет китайской экономикой не только путем установления официальных целей роста, но и посредством поддержания непосредственного государственного контроля над крупнейшими банками страны. Этот контроль позволяет политбюро направлять инвестиции в те области, которые оно считает нужным. Институт Брукингса нанял последних двух председателей ФРС для проведения систематического анализа этой ситуации в 2013 году, в результате которого они пришли к выводу, что задача Китая более сложная, чем можно было ожидать на первый взгляд:

«В конечном итоге, степень и широта интернационализации валюты зависит от открытости, сложности и развитости финансовых рынков соответствующей страны. Если эти рынки развиты, очень открыты и гибки, международные инвесторы будут охотно участвовать в них массовым образом, и хранить необходимые валютные балансы для этого.

Однако создание таких финансовых рынков является чрезвычайно сложным делом и сопряжено с множеством рисков. Например, банки могут потерять свое доминирующее положение в финансировании инвестиций. Это будет означать уменьшение способности правительства влиять на распределение капитала на проекты, которые оно считает важными для развития».

Это объяснение дает понять, почему этот процесс является «марафоном». После многолетних усилий, юань еще не соответствует необходимым критериям, чтобы стать глобальной резервной валютой, не говоря уже о ведущей валюте. Даже если значение доллара США в значительной степени зависит от его роли в качестве нефте-валюты, это далеко не единственное условие для его доминирования. Другими словами, только по причине того, что «нефте-юань» начинает набирать обороты, этой валюте еще далеко до того, чтобы стать валютой номер один в мире.

Юаню еще далеко до статуса «новой глобальной резервной валюты», - как утверждают некоторые. По данным «SWIFT», юань занимает шестое место в мире в качестве средства для международных платежных операций. Доля юаня составляет 1,7%, и он серьезно отстает от доллара США (42%) и евро (31%), а также от британского фунта, японской иены и канадского доллара.

На самом деле, Китай на данный момент не сможет проводить все сделки с покупкой нефти только в юанях. Торговле в юанях просто не хватает ликвидности. Глобальные валютные рынки, в которых ежедневные объемы торгов составляют до 5 трлн. долларов, показывает еще более интересную картину: 90% из всех торгуемых валютных пар включают в себя доллар. Согласно последним данным, опубликованным Банком международных расчетов, юань используется только в 4% всех транзакций.

Что касается валютных резервов ситуация в Китае не выглядит лучше. Почти 63% всех валютных резервов страны приходится на доллары США, 20% - на евро, почти 5% - на иену, 4,5% - на британские фунты и 2% - на канадские доллары. Даже резервы в австралийских долларах, доля которых составляет 1,7%, превышает объем резервов в юанях, равный всего 1,2%. Конечно, эта доля, вероятно, будет увеличиваться из-за растущего влияния юаня в качестве нефте-валюты. Тем не менее, другие страны, вероятно, не будут сильно спешить запасаться валютой, которая не является свободно конвертируемой.

Возвращение евро?

«По моему опыту, ничто так быстро не приводит к завершению беседы, как скептические замечания по поводу доллара США. Мы считаем западных инвесторов односторонними в их представлении статуса доллара в качестве резервной валюты» - Трей Рейк, «Sprott Asset Management».

Китайские банки рекламируют юань в качестве «мировой валюты». Китаю еще предстоит многому научиться у Европы в отношении валютной политики. В конце концов, европейцы были знакомы с американцами в этом отношении еще до того, как в Шанхае был построен первый небоскреб. Бельгийский экономист Бернард Лиетар, разработавший проект европейской валютной единицы (ЭКЮ), будучи работником центрального банка Бельгии, рассказал в интервью о возникновении ЭКЮ:

«Все началось в 1978 году, со встречи президента Франции Валери Жискар Д’Эстен и канцлера Германии Хельмута Шмидта в Бремене. Франция и Германия тогда переживали период большой любви друг к другу. И я только начал работать на Бельгийский центральный банк.

Д’Эстен затем отправился во Французский центральный банк, и сказал: «Мы должны создать нечто сугубо европейское». Между тем, Шмидт сказал Бундесбанку: «Сделайте что-нибудь, что не рассердит американцев». Конечно, эти два подхода были несовместимы.

Евро положило конец монопольному положению доллара, поэтому в мире теперь не существует только одна резервная валюта. Когда я встретился с председателем ФРС Полом Волкером, он сначала даже не представился, а вместо этого спросил: «Какого черта вы там себе надумали с этим ЭКЮ? Вам, что, доллара мало?»».

Итак, евро стало второй по важности глобальной резервной валютой в течение менее чем двух десятилетий. И это было сделано без введения золотого или нефтяного фиксинга, выраженного в евро. Конечно, в Европе есть свои проблемы.

Рынки капитала в еврозоне значительно лучше развиты, чем в Китае, а политическая и правовая стабильность в Европе, конечно, находится на другом уровне. Тем не менее, у евро как единой валюты 19 независимых государств есть проблемы, как показал греческий кризис. Однако, парафразируя Марка Твена, слухи о конце евро были сильно преувеличены.

Опасения по поводу возможного развала еврозоны существенно поутихли. Существует даже индекс, который измеряет уровень страха участников рынка относительно возможного краха евро. В конце января 2018 года курс евро дошел до нового минимума. Только 6,9% респондентов ожидали, что еврозона распадется в течение ближайших 12 месяцев. Индекс существует с 2012 года, и он основан на опросе, проводимом немецким исследовательских центром «Sentix», среди тысячи инвесторов. В июле 2012 года индекс достиг максимума – 73%. В том же месяце глава Европейского центрального банка Марио Драги сделал свое знаменитое заявление о том, что ЕЦБ сделает «все, что потребуется» для спасения евро.

Многое было сделано для усиления еврозоны после кризиса. Создание банковского союза под руководством ЕЦБ стало решающим шагом. Следующий шаг, возможно, станет самым важным для значительного укрепления евро в мире. В ЕС должен быть создан союз рынков капитала. Согласно данным Австрийского института экономических исследований «IHS», на рынках капитала ЕС по-прежнему сомневаются по поводу этой инициативы.

Предполагается, что эти сомнения постепенно исчезнут в связи с имплементацией союза рынка капитала, в результате чего будут согласованы правила и положения их деятельности. Поскольку Европа организована более децентрализованно, чем Китай, использование рынков капитала для корпоративного финансирования, как это принято в США, не является политическим камнем преткновения, а явной целью. Другими словами, Европа хочет уменьшить зависимость экономики от банковского сектора. Эти меры могут привести к более сильным и гибким финансовым рынкам, что, в свою очередь, может увеличить привлекательность евро в качестве резервной валюты.

Примечательно, что евро, а не юань, извлек пользу от увеличения интернационализации этой валюты в результате недавних нападений Китая на доллар. Американские информационные агентства опубликовали эксклюзивные отчеты о растущей привлекательности евро. В одном отчете «Bloomberg» утверждается, что доля евро в глобальных валютных резервах, по прогнозам, возрастет с 20% до 25% в ближайшие годы.

«Учитывая рост протекционизма США, ряд стратегов на Уолл-стрит считают, что евро становится самым привлекательным активом. Кризисы, грозящие существованием европейского эксперимента, уже позади. Восстановление экономики вызвало разговоры о том, что центральный банк региона должен сдерживать свою политику, которая привела к уменьшению доходности евро ниже нуля. Пока президент Дональд Трамп угрожает начать торговую войну с Китаем, Европейский союз заключает сделки по свободной торговле со всей Азией и Латинской Америкой.

После того, как менеджеры резервов в течение многих лет избегали разговоров о единой валюте в связи с отрицательными процентными ставками и постоянной нестабильностью в регионе, в некоторых крупнейших центральных банках теперь захотели увеличить резервы в форме евро, - так утверждают руководители золотовалютной стратегии, которые проводили с ними регулярные обсуждения. Развивающиеся страны и страны-экспортеры нефти на Ближнем Востоке, которые в значительной степени зависят от международной торговли, скорее всего, увеличат свои резервы в евро.

Последствия такого сдвига будут значительными. За полвека доллар стал резервной валютой для большинства центральных банков мира из-за его стабильности на мировых рынках. Этот статус дал США некоторые заметные преимущества. Это помогло Америке сдержать увеличение расходов на финансирование, позволило растягивать бюджетный дефицит, поскольку торговые партнеры направляли свои доллары в государственные облигации США».

Подобно тому как «Reuters» в своем отчете о Китае, так и в «Bloomberg» довольно открыто был зафиксирован механизм нефте-долларовой системы и ее важность для экономики США. Как подчеркивается в статье, не только правительство, но также корпорации могли воспользоваться благоприятными условиями финансирования в период правления «Короля доллара», - а политика администрации Трампа может нанести ущерб доллару:

«В противовес риторике Трампа, Европа устанавливает более тесные торговые связи с Японией и Китаем и большей частью Латинской Америки, включая Мексику и Бразилию. Совокупный объем торговли ЕС с Китаем вырос почти на 75% за последнее десятилетие, достигнув 590 млрд. долларов в 2016 году, - как показывают данные МВФ и расчеты «Bloomberg». На этом основании, ЕС обогнал США и стал крупнейшим торговым партнером Китая».

Есть объяснение тому, почему так много людей из Китая прибывают в европейские аэропорты.

Сокращение разрыва: Китай, Европа и золото

«Закономерность резервных валют заключается в том, что они терпят крах время от времени» - д-р Мартин Мюребиилд.

Иногда создается впечатление, что немецкая (или французская) секретная служба сумела совершить шпионскую операцию века, проникнув в Овальный кабинет благодаря одному из своих агентов. Ведь пока общественность США беспокоится о России и Путине, европейцы извлекают пользу, особенно в отношениях с Китаем. Как сообщает «Der Spiegel»:

«Канцлер Ангела Меркель вела переговоры с президентом Китая Си Цзиньпином перед своим первым визитом в Белый Дом Трампа. Министр экономики Зиприс также отправился в Китай, прежде чем посетить США, а вице-канцлер Зигмар Габриэль, который является по совместительству министром иностранных дел Германии, сказал следующее, имея в виду протекционизм Трампа: «Когда одно окно закрывается, то открывается другое».

Китай тоже явно стремится улучшить отношения с Германией.

«Избрание Дональда Трампа улучшило динамику китайско-европейских отношений. Европа и Китай разделяют уверенность в развитии глобализации и международного сотрудничества», - сказал Цуй Хунцзянь, директор европейского отдела Китайского института международных исследований.

Гигантский проект Китая «Один пояс и один путь», также известный как «Новый Шелковый Путь», стал предметом обсуждения даже в новостях местных газет Европы. Муниципальные власти обсуждают то, как они смогут извлечь пользу от этого проекта. Короче говоря, Китай и Европа сближаются – в торговле, дипломатии и в сознании своих народов.

Естественно, на этом пути еще много препятствий. Германия не особенно заинтересована в том, чтобы товары с надписью «Сделано в Китае» стали ее серьезными конкурентами на мировых рынках. Привычка китайцев в копировании западных технологий при скупке европейских компаний вызывает тревогу в Европе. В связи с «Новым Шелковым Путем», местные газеты пишут о китайских контрактах, в которых будто бы выдвигаются ультимативные требования и учитывается выгода только для Китая.

ЕС уже дал понять, что монументальный экономический проект Китая может сработать только в том случае, если Китай будет считать Европу равноправным партнером, и обе стороны будут иметь права собственности на «Шелковый путь». С точки зрения Европы это означает, что необходимо учитывать как социальные, так и экологические факторы, а также прозрачность. Китайские переговорщики, как сообщалось, были «удивлены» тем, что ЕС озабочен по поводу этих факторов. По-видимому, они надеялись, что им будет легко попасть в экономически более слабые восточно-европейские страны.

«В Китае торговля золотом происходит в Шанхае, а в России – в Москве. Наша идея заключается в создании связи между двумя городами для увеличения торговли между двумя рынками», - Сергей Швецов, Центральный банк России.

Однако такие препятствия вряд ли станут непреодолимой преградой для экономической интеграции Евразийского континента. Кроме того, Китай долгое время активно сотрудничает с Россией не только в энергетическом бизнесе, но также в торговле золотом, – в том числе, с целью подавления роли доллара.

Это возвращает нас к теме валют. В последние месяцы европейские центральные банки открыто заявляли, что юань в настоящее время рассматривается ими в качестве резервной валюты, что подтверждается неспешным накоплением этой валюты. Немецкий Бундесбанг, Банк-де-Франс и Европейский центральный банк обменяли небольшие суммы долларов США на юани в ответ на растущие объемы торговли между Китаем и Европой.

Китай со своей стороны всегда поддерживал евро. Так было в 2002 году, когда общая европейская валюта все еще находилась в зачаточном состоянии. И спустя десятилетие ситуация не изменилась, когда кризис угрожал крахом евро:

«Премьер-министр Китая Вэнь Цзябао сказал, что его страна будет поддерживать как евро, так и европейские государственные облигации.

«Я дал ясно понять, что Китай поддерживает стабильный евро», - сказал он. Он также пообещал не сокращать инвестиции Китая в европейские облигации, несмотря на недавний кризис, который ослабил ценность многих таких облигаций».

Впрочем, эти заявления о поддержке были сделаны в то время, когда Китай также активно поддерживал доллар США путем покупки казначейских облигаций. Фактически, Китай взял на себя роль, которую ранее была у Европы, то есть, роль крупнейшего американского кредитора.

Теперь, когда Китай недвусмысленно дал понять, что покупать казначейские облигации США он не будет, американская администрация обратилась к частному сектору за помощью в финансировании. Аналитик Люк Громен, которого мы очень уважаем, изучил этот вопрос очень подробно. Золото – еще один важный фактор, который был проанализирован Громеном.

Громен входит в число немногих аналитиков, которые проанализировали особое отношение ЕЦБ к золотым резервам. Мы провели с ним большое интервью по этой и другим темам, которым будет завершен этот раздел [перевод этого интервью будет находиться во второй части этой публикации – прим. пер.].

Мы согласны с Люком в том, что золото сыграет важную роль в реорганизации валютной системы (что и представляет собой процесс дедолларизации), хотя и не в смысле классического золотого стандарта, существовавшего в XIX или начале ХХ вв. Европа использовала новый подход. Объем европейского золотого резерва составляет больше 10 тыс. тонн, что является крупнейшим показателем в мире, и ЕЦБ учитывает его на своем балансе четыре раза в год.

«Золотой резерв был ключевой частью диверсифицированных международных резервов стран и у многих центральных банков хранится золото в качестве части их международных резервов. То же самое и в Китае. В качестве специального актива со свойствами финансовых активов и сырьевых товаров, золото, вместе с другими активами, способствует корректировке и оптимизации общего риска и доходных характеристик портфелей международных резервов» - Государственное управление валютного контроля КНР.

Китай смоделировал свой подход по европейскому примеру. Известно, что Пекин продолжает наращивать свои золотые резервы. Причина этого становится понятной только тогда, когда мы поймем значение золота в системе евро. Франк Кноперс из «marketupdate.nl», которого мы также высоко ценим, резюмировал ситуацию следующим образом:

«ЕЦБ был первым центральным банком, который оценил свои золотые резервы по рыночной стоимости, вместо номинальной стоимости. Несколько стран приняли эту политику в отношении золота, рассчитывая свои золотые резервы по рыночной стоимости. В 2006 году Россия присоединилась к новой стратегии по покупке золота, учитывая его на своем балансе по рыночной стоимости. В этом году Китай, по-видимому, стал придерживаться аналогичной политики в отношении золота. Оценивая золотые резервы по рыночной стоимости, эти центральные банки присоединились к процессу постепенного перехода от текущей (основанной на долларе) международной валютной системы к новой (основанной на золоте) валютной системе.

Европа, Россия и Китай обладают единой политикой относительно золота. Каждая из этих стран признает золото в качестве важного элемента мировых резервов, оценивая металл по свободной рыночной цене».

Заключение

«Успешная ремонетизация золота крупной державой, такой как Россия, привлечет внимание к проблемам фиатных валют, выпускаемых правительствами, которые не могут или не хотят делать то же самое. Это приведет к расколу в мировой валютном порядке, основанном на долларе» - Алесдер МакЛеод.

Как выше отмечалось, процесс дедолларизации не является частным делом, касающимся только Китая, даже если шаги, предпринятые Пекином, привлекут внимание большинства в связи с текущими торговыми переговорами. Скорее, это долгосрочный процесс, который длится уже, по крайней мере, 40 лет, с тех пор, как был приостановлен в одностороннем порядке Бреттон-Вудский режим в США в августе 1971 года.

«Мы готовы работать вместе с нашими партнерами, чтобы преодолеть чрезмерную гегемонию ограниченного числа резервных валют» - Владимир Путин.

Чтобы пролить свет на шаги, предпринимаемые Китаем в настоящее время, мы должны рассматривать их на фоне введения евро и его значения для международных валютных рынков. Дедолларизация заключается не в борьбе одной валюты против другой, а в осторожной реорганизации устаревшей валютной архитектуры для создания новой системы, которая будет сбалансирована с точки зрения всех ведущих сил – что и будет служить основанием многополярного мирового экономического порядка.

«Если это не деньги, то почему США хранит 8 тыс. тонн золота? Почему МВФ владеет 3 тыс. тонн? Почему Россия за три десятилетия утроила объем своих золотых резервов? Почему Китай покупает все золото, добываемое внутри страны (которая является крупнейшим производителем золота) и ничего не экспортирует?» - Джим Рикардс – «Золото: история одержимости длиной в 6 тыс. лет».

В США, скорее всего, знают о долгосрочных преимуществах модели, используемой Европой и Китаем, несмотря на ее краткосрочные недостатки. В конце концов, когда золотообменный стандарт был отменен в 1971 году, США оставили для себя запасной выход: 8 тыс. тонн блестящего золота, которое можно использовать в качестве начального капитала для новой системы.

В прошлом году в Китае, Европе и США были заложены важные основания для этого будущего. Мы зафиксировали самые важные из них в этом разделе, чтобы дать читателям общую картину этих очень сложных процессов, которые повлияют на всю нашу жизнь, независимо от того, нравится нам это или нет. Интервью с Люком Громеном, будет представлено в следующей публикации, оно является дополнением к этому обзору.

^ Наверх