Перевод статьи бывшего консультанта Банка Франции и Казначейства Всемирного банка Изабелль Стросс-Кан, опубликованной в сентябрьском номере журнала Лондонской ассоциации рынка драгоценных металлов «Alchemist».

Когда я работала в Банке Франции и Всемирном банке, меня интересовали четыре периода в истории рынка золота. Все они относятся к тому, что Стефан Цвейг, написавший рассказ о своем посещении в 1932 году хранилища для золота Банка Франции, поэтично назвал «эпицентром невидимых волн, которые сотрясают биржи и банки».

Слухи на рынке

Первый период относится к середине 1990-х гг., и он хорошо иллюстрирует то, что хотел сказать Цвейг своей метафорой. В 1995 году меня пригласили выступить на конференции в Нью-Йорке, организованной одним инвестиционным банком. Цена на золото находилась тогда на отметке около 380 долларов за унцию, и рынок был крайней медвежьим. Мой доклад не содержал в себе ничего крамольного, а представлял позицию Банка Франции, большого и консервативного владельца золота. Однако при этом он вызвал неоднозначную реакцию и ожесточенные дебаты среди аудитории.

Я увидела, что инвестиционные банки имеют кардинально противоположное мнение относительно золота, критикуя, например, поведение центральных банков в этом контексте.

Некоторые даже обвиняли власти в манипулировании рынком.

В 1998 году Фрэнк Венорозо опубликовал Ежегодник по золоту, в котором он поставил под сомнение достоверность общеизвестной и независимой статистики по золоту от «GFMS». Распространялись слухи даже о заговоре против желтого металла. Удачное время для начала моей карьеры на международном рынке золота, ничего не скажешь!

Великобритания продает свои золотые резервы

Второй период начался 7 мая 1999 года, когда Гордон Браун, канцлер казначейства, анонсировал продажу более половины золотых запасов Великобритании в серии аукционов, которые должны были быть проведены Банком Англии. Курс золота тогда был равен 282,4 долларов за унцию. К моменту проведения первого аукциона, цена на драгметалл упала на 10% и, в конечном счете, достигнув низкой отметки в 252 долларов к 20 июля. Эта реакция на самом деле никого не удивила на рынке, ведь на нем и так доминировали довольно значительные короткие (медвежьи) позиции. Способ продажи, используемый Банком Англии, безусловно, нельзя было обвинить в секретности, но сам факт оказал огромное влияние на рынок по другим причинам:

- Эта распродажа усилила опасения по поводу того, что некоторые крупные держатели золота, особенно европейские центральные банки, последуют за Британией, а курс золота обвалится. Впрочем, Швейцарский национальный банк начал изменять свое законодательство, чтобы иметь возможность продавать золото, еще до заявления Гордона Брауна. В июне 1999 года данный банк решил, что половина его золотых резервов в объеме 2590 тонн больше не потребуется. Также шли разговоры о том, что МВФ избавляется от части своих золотых запасов. Кроме того, введение евро привело к интенсивным политическим дебатам относительно того, должны ли национальные центральные банки хранить так много иностранных резервов, как в валютах, так и в золоте. В пользу отрицательного ответа на этот вопрос высказывалось положение о том, что Европейский центральный банк уже обладает достаточным количеством резервов, а евро заменит национальные валюты. Помнится, я написала несколько меморандумов для ответа на многочисленные запросы от парламента и членов правительства по поводу продажи резервов и возвращения доходов правительству.

- В этих нестабильных условиях было подписано первое соглашение центральных банков по золоту в Вашингтоне, округе Колумбия, 26 сентября 1999 года. Европейский центральный банк, представляющий 11 центральных банков еврозоны, а также шведский, швейцарский и британский центральные банки присоединились к этому соглашению. ФРС и Банк Японии за ними не последовали, но дали негласно понять о своем одобрении.

- Правда, соглашение несколько удивило рынок и от него финансово пострадали некоторые из его участников: те, кто продавал золото, а также производители, которые инициировали довольно крупные программы хеджирования, полагая, что цена на золото может пойти только в одном направлении, то есть, вниз.

- Причины, стоящие за подписанием соглашения центральными банками, на мой взгляд, таковы. Во-первых, продажи Великобритании свидетельствовали о том, что центральным банкам стоит изменить свою стратегию: им было бы лучше действовать сообща не только исходя из собственных интересов, но и для обеспечения более эффективного функционирования рынка золота. Однако я помню, что точка зрения центральных банков относительно влияния их действий была далеко не единодушной. В 2000 году Европейская система центральных банков создала рабочую группу для составления отчета по рынку золота. Я была председателем на собрании этой группы. Дискуссии у нас были оживленными: нас расколол вопрос о том, могут ли центральные банки, ссужая золото, отрицательно повлиять на спотовый курс золота. Я защищала ту позицию, что в контексте тогдашнего рынка золота, такая ссуда действительно оказывала понижательное давление на курс желтого металла.

Именно поэтому в соглашении центральных банков конкретно указывалось, что необходимо запретить увеличение ссуд золота, а также использование фьючерсов и опционов. Во-вторых, в соглашении признавалось, что центральные банки занимают уникальное положение в качествве ведущих игроков на этом рынке и, что более важно, являются хранителями значительных объемов желтого металла. Если же им четко указать на свои намерения, то это стабилизирует рынок, уменьшив неопределенность на нем. Но это ни в коем случае, как некоторые полагали, не было свидетельством желания манипулировать ценой на золото. Первоначальное соглашение по центральным банкам, а также его последующие версии, достигли своих публично поставленных целей.

Банк Франции продает золото

Третий период в контексте моего опыта по рынку золота наступил вместе с продажей золота Банком Франции, которая была осуществлена в середине 2000-х гг. при моем непосредственном участии в качестве директора по операциям на рынке. Курс золота тогда был на уровне 400 долларов за унцию. Этот шаг был проделан в полном соответствии со вторым соглашением центральных банков по золоту, подписанным в марте 2004 года. Банк Франции и Французское казначейство подписали соответствующий договор 19 ноября 2004 года. В этом соглашении было указано, в частности, что прямой выплаты французскому правительству за эту сделку не будет. В казначейство попадут только доходы от реинвестированной выручки через дивиденд. Основная причина продажи заключалась в необходимости улучшения соотношения риска и вознаграждения в портфеле резервов. С оперативной точки зрения, программа продаж стала прекрасной возможностью для увеличения наших знаний о рынке золота во всех его аспектах:

- Стратегия продажи была зафиксирована на самом высоком государственном уровне. Для того чтобы быть полностью подотчетным всем заинтересованным сторонам, было принято решение использовать лондонский фиксинг в качестве ориентира – с целью, конечно, преодоления его отметки. Поэтому впоследствии использовалось большее количество инструментов для создания всей необходимой структуры для обработки этих транзакций (юридические контракты, фронт-офис, управление рисками и вспомогательные процедуры).

- Доставка и аффинаж: часть золотых резервов Банка Франции соответствовала Лондонскому стандарту «Good Delivery», поэтому ее легко можно было продать, что не скажешь о другой их части. Таким образом, необходимо было аффинировать оставшийся желтый металл, не соответствовавший Лондонскому стандарту.

- Иногда Банк Франции прибегал к свопам.

^ Наверх