Франсуа Малан написал книгу «Крюгерранд. Золотой Юбилей: 1967-2017 гг.» (Krugerrand. Golden Jubilee), которая была опубликована в 2016 году издательством «Prestige Bullion» для Южноафриканского монетного двора и аффинажного завода Ранд в честь известного события. Ниже приводим вторую часть перевода третьей главы этой книги: «Был да сплыл: история золота и золотого стандарта». Перевод первой главы здесь и здесь; второй – здесь и здесь; третьей главы – часть первая здесь. Впервые и только в «Золотом монетном доме».

Обмен бумажных денег на золотые монеты по номинальной стоимости, тем не менее, занял несколько лет, поскольку банкноты обесценились по отношению к золоту во время войны. Наценка на золото постепенно уменьшилась, и к 1 мая 1821 года конвертируемость стерлингов в золото была возобновлена.

Хотя 1816 год можно считать годом рождения золотого стандарта, фактически он начал свою историю уже тогда когда Исаак Ньютон, хранитель Королевского монетного двора Великобритании с 1699 по 1727 гг., установил цену на унцию золота на уровне 4,24 фунта стерлингов.

Впоследствии ведущие страны мира также приняли золотой стандарт. Америка долгое время была исключением и безуспешно пыталась поддерживать биметаллический стандарт для доллара до 1893 года. За это время была установлена стоимость золота по отношению к серебру с соотношением 16 к 1.

Британская империя достигла пика своего развития к концу XIX века, создав из Банка Англии центр международного золотого стандарта, а стерлинг использовался в качестве международной валюты наравне с золотом.

Лондон был центральным рынком золота в мире, а новые открытия золотых месторождений в России, Калифорнии и Австралии позволяли поддерживать золотой стандарт. С 1871 по 1890 гг. наблюдалось большое падение поставок нового золота, поэтому проводились отчаянные поиски желтого металла по всему миру.

В те годы мировая экономика очень быстро развивалась, и золотой стандарт становился недостаточным без адекватных поставок золота. Долгое время основным возражением против золотого стандарта было то, что в мире не хватает золота для поддержки роста мировой экономики.

Добыча в Витватерсранде быстро увеличилась с 1,2 тонны в 1887 году до 120 тонн в 1898 году. Таким образом, в течение всего 13 лет на долю Витватерсранда приходилось 25% объема добычи золота в мире.

Поскольку золото было доминирующим компонентом тогдашней экономики, в отношениях между Южноафриканской республикой и Великобританией неизбежно должны были возникнуть трения.

С самого начала южноафриканские золотодобытчики в основном взаимодействовали только с лондонским рынком золота. Лондон не только был главным мировым рынком золота, но также занимался его аффинажем, поэтому маршрут доставок между Кейптауном и Лондоном был хорошо известен в то время. Обычно, южноафриканские золотодобытчики должны были поставлять золото непосредственно двум крупнейшим местным банкам, Национальному банку Южной Африки и Стандартному банку Южной Африки. Эти банки организовывали еженедельные поставки золота из Кейптауна в Лондон, где аффинажное предприятие и брокер «NM Rothschild & Sons» занимались им дальше. Хотя все золото Южной Африки поступало в Лондон, Британской империи не нравилось появление независимой и богатой Южно-Африканской республики, поэтому в метрополии начали осознавать опасности, которые могут исходить из такого развития событий.

Неудивительно, что Британская империя повела себя так, как и все империи в прошлом, одним словом, применила силу.

Поводом для нападения стало недовольство золотодобытчиков властью Пауля Крюгера, а также отказ в праве голоса со стороны неместных народов. Как заявил Рассел Эллай в своем произведении «Золото и империя»: «<…> в конечном итоге, конфликт между Бурами и Британцами возник из-за золота и жизненно важного места, которое занимала золотодобывающая промышленность Витватерсранда в мировой экономике. По словам Де Кивьета, кризис «был спровоцирован золотом»».

Война разразилась 11 октября 1899 года. Пауль Крюгер и его Вольксраад (парламент) были первыми, кто объявил войну после того, как требования, которые они направили Британскому верховному комиссару в Кейпе, не были удовлетворены. Небольшая страна с населением всего 245 тыс. человек и практически без никакой регулярной армии собиралась встать горой против промышленной и военной мощи Британской империи. По мнению некоторых комментаторов, смелость, проявленная Крюгером перед лицом британской власти, заслуживает внимания и делает использование его портрета на аверсе Крюгерранда вполне оправданным.

К концу войны производство золота в Южной Африке возобновилось, и в течение 1903 года было добыто 2,9 млн. унций. Этот показатель увеличился до 9,1 млн. унций к 1912 году. Стало быть, золотому стандарту нечего и переживать, не так ли?

Именно война приводит к бюджетному дефициту, и, в конце концов, не дефицит поставок золота привел к гибели золотого стандарта, а начало Первой мировой войны. С золотым стандартом было покончено тогда, когда был убит эрцгерцог Франц Фердинанд на улицах Сараево. Воюющим странам пришлось финансировать мобилизацию своих армий путем создания бумажных денег, которые не были обеспечены золотом. Однако это не означает, что они перестали защищать свои золотые запасы. В Британии, например, стало незаконным вывозить золото, переплавка золотых монет была запрещена. Банк Англии изъял все золотые монеты из обращения и заменил их банкнотами. Завершив режим конвертируемости между стерлингом и золотом, золотой стандарт ушел в небытие. Однако Британия пыталась сохранить золотой стандарт законодательным путем, сделав стерлинг напрямую конвертируемым с американским долларом.

По прошествии первого года войны, Британия не смогла сохранить довоенный паритет фунта стерлингов с долларом, и официальный обменный курс был отменен. Этим актом было признано то, что стерлинг больше не может играть роль господствующей валюты в мире. Британское правительство, тем не менее, стремилось вернуться к золотому стандарту. Однако к тому времени Америка уже стала лидером экономического развития, полностью восстановив золотой стандарт для своей валюты.

Отказ Британии от золотого стандарта повлиял на основную страну, добывающую золото, а именно, Южную Африку. До войны, южноафриканский фунт был привязан к фунту стерлингов, но падение последнего по отношению к доллару после краха золотого стандарта привело к соответствующему падению стоимости южноафриканского фунта. Согласно подсчетам, золотые монеты, стоимостью в 2,9 млн. фунтов были вывезены из Южной Африки между апрелем 1918 годом и мартом 1920 года. Несмотря на эмбарго на экспорт золота, контрабанда была прибыльной, поскольку Соверен по-прежнему стоил около 20 шиллингов в Южной Африке. В других странах он стоил больше 38 шиллингов.

Южноафриканские банки терпели убытки из-за того, что они юридически были обязаны обменивать свои банкноты на Соверены по номинальной стоимости. Они обратились за помощью к Правительству, что привело к проведению конференцию по золоту в октябре 1919 года. Премьер-министр Ян Смэтс сказал знаменитые слова на этой конференции: «Южная Африка была единственной страной в мире, где можно было зайти в банк и получить золото в обмен на банкноты и чеки».

Конференция проявила неразрешимый конфликт между интересами политиков, которые хотели восстановить золотой стандарт, и банкиров, стремившимися к тому, чтобы банкноты сделать неконвертируемыми. Эрнесту Оппенгеймеру из «Anglo American Corporation» было поручено вывести обе стороны конфликта из тупика. Его предложения получили большинство голосов и имели далеко идущие последствия для будущего экономики страны.

Удивительно, но, несмотря на то, что конференция отвергла идею неконвертируемой валюты, Ян Смэтс объявил через три месяца, в феврале 1920 года, что все золотые монеты будут изъяты из обращения и заменены на неконвертируемые бумажные деньги. Оппозиционные политики из Национальной партии были возмущены этим решением и начали ожесточенную кампанию против банков. Умудренные политики требовали, чтобы им выдавали депозиты в золоте.

Человеком, который изменил мнение Смэтса, был влиятельный Генри Стракош, управляющий директор золотодобывающей корпорации «Union Corporation». Давнишние связи Стракоша с лондонским Сити стали причиной того, что его главной целью было сохранить Южную Африку в орбите интересов и влияния имперской экономической системы. Если бы Южная Африка оставалась с золотым стандартом, то она бы выстроила тесное сотрудничество с США, которые стремились вытеснить Британию и стать главным международным финансовым центром. Стракош представил очень веские аргументы со своей стороны и помог Казначейству подготовить три законопроекта на основе его рекомендаций. Они предусматривали создание Центрального резервного банка и принятие законопроекта о сохранении золотых монет путем выдачи золотых сертификатов. Все золотые монеты были изъяты из обращения и заменены золотыми сертификатами. Их можно было затем обменять на золото, но только после того, как паритет между золотом и фунтом будет восстановлен. Предложения Стракоша впоследствии приобрели форму законопроекта и затем приняты в качестве закона в августе 1920 года под названием «Закон о валютах и банковской системе» (№ 31 от 1920 года). Фактически, южноафриканские золотодобытчики приветствовали неконвертируемость фунта, поскольку наценка к стерлинговой цене на золото помогала небольшим шахтам держаться на плаву.

В 1924 году Объединенное правительство (коалиция между Национальной и Лейбористской партиями) с генералом Барри Герцогом в качестве премьер-министра, пришло к власти в Южной Африке. Новое правительство стремилось быть менее зависимым от Великобритании, особенно в национальной политике. Одним из предвыборных обещаний коалиции было восстановление южноафриканского фунта на основе золотого стандарта. Финансовыми советниками, которые должны были помогать в этом, были Эдвин Кеммерер, профессор Принстонского университета (США), и Джирард Виссеринг, президент Банка Нидерландов. Кеммерер и Виссеринг были отобраны Герцогом лично, чтобы никто из них не был связан с финансовыми учреждениями Британии. Антиимпериалистические настроения были настолько сильными, что даже Уильям Клегг, директор Резервного банка Южной Африки, был исключен из участия в деятельности этой Комиссии.

^ Наверх