Комментарий Алексея Вязовского для журнала "

По оценкам авторов мирового исследования World Wealth Report, на долю альтернативных инвестиций приходится около 10%-15% вложений состоятельных персон. И эта доля растет. «Интерес к «инвестициям страсти» (passion investment(s)) у состоятельных частных лиц увеличивается на фоне повышения геополитической неопределенности, контрциклических монетарных политик ЦБ крупнейших экономик мира (ведущих к волатильности на финансовых рынках) и замедления темпов роста мировой экономики. Сочетание подобных факторов ведет к снижению доходности традиционных инвестиционных инструментов – акций, облигаций и, отчасти, недвижимости», - констатирует аналитик ИК «Финам» Тимур Нигматуллин.
Ведь, как известно, стоимость «активов страсти» в меньшей степени зависят от колебаний на фондовом рынке, наступления негативных событий экономического или политического характера.


Специальных исследований о популярности passion investments в России в последнее время не проводилось. Принято считать, что в нашей стране в среднем этот показатель ниже, чем западных странах. Отечественным passion-инвесторам приходится куда тяжелее, чем их коллегам. Местный рынок имеет специфику, которая подтачивает доходность данных вложений.

Разнообразие возможностей


Сам термин passion investments довольно расплывчатый. Часто под активами данной категории подразумевают все предметы инвестиций за исключением ценных бумаг, депозитов и валюты. Это могут быть вина, предметы искусства, марки, коллекционные монеты и боны, дорогие автомобили (в том числе ретро-машины). Стоимость разных товаров из разных сегментов passion investments меняется под воздействием различных факторов.

В тоже время рынок passion investments характеризуется малой ликвидностью. Например, годовой объем продаж на рынке искусства (самого прозрачного и раскрученного сегмента инвестиций страсти), по данным портала Artnet, лишь немногим превышает ежедневное
количество сделок на Лондонской фондовой бирже.
Вопросы вызывает и ценообразование на предметы искусства. По данным The Financial Times, раскрывается стоимость только половины проданных работ. То есть, рынок попросту непрозрачен.
Тем не менее, название данных альтернативных инвестиций – «passion investments» - не должно сбивать с толку. Даже самые увлеченные собиратели и коллекционеры, если их цель – сохранение и преумножение средств – должны ориентироваться, прежде всего, не на собственный вкус, а на реалии рынка.


«Инвестиции бывают удачными тогда, когда за ними стоит не порыв, а расчет. Причем зачастую математически точный. Плюс терпение», - подтверждает вице-президент Золотого монетного дома Алексей Вязовский.


Однако реализовать на практике концепцию удачных вложений в инвестиции страсти удается очень немногим. Инвестору бывает весьма непросто оценить и спрогнозировать потенциальную доходность passion investments. Ведь, как упоминалось выше, каждый сегмент «инвестиций страсти» имеет свои, отличные от рынка финансовых инструментов, законы и особенности. Также инвестору сложно найти консультантов, которые смогли бы компетентно сравнить эффективность вложений в разные сегменты passion investments.


Обычно каждый из них «варится» в своей узкой сфере. Как следствие, сформировать качественный портфель из данного вида активов непросто. Масштабное направление Многих потенциальных инвесторов удерживает от вложений в passion investments достаточно высокий порог входа на рынок. По оценкам ИК «Финам», минимальный «входной билет» стоит около $50-100 тыс. И это фактически будет лишь «пробный камень». «Инвестиции в предметы искусства чаще всего могут позволить себе только состоятельные люди, поскольку никто не может с точной уверенностью предсказать, допустим, рост цен на работы того или иного художника. Динамика цен на рынке искусства
непредсказуема» - говорит коллекционер, основатель и управляющий галереи «73 улица» Елена Комаренко. С большей или меньшей долей справедливости это можно сказать и о других «инвестициях страсти».


Также обширная коллекция позволяет минимизировать еще один риск, присущий практически всем сегментам passion investments - большое количество подделок или неоригинальных вещей. От ошибок не застрахован ни один эксперт. Хоть раз в жизни подделку приобретал каждый коллекционер. Но стоимость большой качественной коллекции остается стабильной даже при наличии таких «примесей».
«Риски неоригинальности монет сейчас очень велики в связи с ростом технологий, особенно в Китае, который активно реплицирует редкости. Здесь главное не спешить при покупке, проверив объект у нескольких специалистов», - отмечает председатель правления General Invest Андрей Никитюк. Насущна эта проблема и для рынка вина - хорошо известно, к примеру, что бутылок с вином из Бордо урожая 1945 года было продано значительно больше, чем хранилось в бочках. При выборе предметов искусства данная проблема также стоит. По некоторым оценкам, до 2/3 предметов на художественном рынке могут составлять подделки. «Современное искусство в этом отношении более безопасно, предметы приобретаются либо непосредственно у автора, либо у дилера, но всегда есть возможность получить прямое подтверждение их подлинности», - отмечает Елена Комаренко.

Также надо быть готовым к тому, что passion investments – это, как правило, длинные вложения. Разумеется, исключения встречаются. «В качестве примера удачных инвестиций последних лет можно вспомнить вино Pape Clement 2010. Хорошее вино крепкого производителя, но не высшего уровня. И вот ведущий отраслевой критик Роберт Паркер пересматривает свой рейтинг этого вина сразу на 4 балла вверх до наивысшей возможной оценки 100 баллов. За ночь это вино дорожает на 25%, все хотят его купить, ажиотаж небывалый. Оно дорожало дальше и за 1-2 месяца рост составляет на 50%», - вспоминает руководитель проекта «Личные финансы» Владимир Мельников.

Тем не менее, подобные ценовые скачки встречаются нечасто. Более того, обычно после резкого подорожания следует не менее заметный «откат». Для рынка вина инвестиционные горизонты как минимум среднесрочные и составляют обычно около пяти лет. Рекомендуемый период инвестирования в ценные монеты - от 2-3- х лет. Минимально возможный порог для удачного инвестирования в предметы искусства – пять лет.
«При удачном стечении обстоятельств можно получить сверхвысокий доход от покупки произведений искусств в короткие сроки. Но вообще подобные инвестиции довольно часто рассчитаны на долгосрочную перспективу - 10-30 лет», - соглашается Елена Комаренко. В качестве примера она приводит работы художника Алексея Фирсова – 20 лет назад они стоили $200, три-четыре года назад картины продавались по $8-12 тысяч, сейчас - по $50 тыс.

«Чтобы дождаться роста, нужно иметь терпение. Пылкие люди могу и не пересидеть период снижения цен, продать золото, а потом с огорчением наблюдать взлет котировок на рынке драгоценных металлов. Например, те, кто покупал инвестиционную монету «Георгий Победоносец» в 2006 году по 4 тысячи рублей, сейчас могут продать монеты уже по 18 тысяч», - приводит пример вице-президент Золотого монетного дома Алексей Вязовский.

Проторенная дорога


«Наиболее популярными категориями активов «инвестиций страсти» в России являются изобразительное искусство, люксовые коллекционные вещи (дорогие автомобили, часы и т.п.) и инвестиции в ювелирные украшения», - рассказывает Тимур Нигматуллин. В данном случае наши соотечественники традиционны, предметы искусства являются самым популярным объектом для инвестиций и во всем мире. Но это не значит, что именно самые популярные сегменты passion investments принесут инвестору максимальный доход. Так, инвестиции в рынок искусства являются не только самыми распространенными, но и самыми невыгодными в люксовом сегменте. Согласно
докладу Knight Frank от 2014 года, отрицательная доходность по коллекционной живописи в 2013 году составляла 3%. Для сравнения, раритетные автомобили принесли своим владельцам 28% дохода по итогам года. При этом отыскать относительно недооцененные
сегменты вполне реально. «К примеру, рынок антикварной мебели упал за 10 лет на 24% в то время, как рынки предметов искусства и коллекционного вина выросли более, чем на 220%. Если бы я для себя рассматривал возможность инвестирования в активы страсти, я бы рассмотрел рынок мебели, как самый недооцененный (это лишь беглая оценка, требующая серьезного анализа)», - отмечает независимый финансовый консультант Владимир Савенок.


Старинные монеты, антикварные часы, имеющие сложные механизмы и дорогую отделку, а также редкие драгоценные камни практически не занимают места и тоже могут быть предметами для среднесрочного и долгосрочного инвестирования или сохранения сбережений. Вариант же, допустим, с ретроавтомобилями больше подходит для схемы краткосрочного инвестирования (покупка-реставрация- продажа) », - перечисляет Елена Комаренко.


Также внутри каждого сегмента passion investments необходимо определить более перспективные подсегменты. Не секрет, что и в искусстве, и в виноделии, и в нумизматике стоимость активов складывается из многих факторов. Например, цена даже на монету одного номинала и года выпуска может значительно отличаться - на нее влияет тираж, сохранность и популярность. Стоимость одного и того же вина серьезно колеблется в зависимости от года урожая.


Наиболее удачное соотношение цены и ликвидности среди предметов искусства обычно имеют графические.
На долю альтернативных инвестиций приходится около 10%-15% вложений состоятельных персон. В тоже время надо пронимать, что вложения в каждый сегмент passion investments имеют определенную специфику, которая подойдет не каждому инвестору.
«Мебель и некоторые предметы обихода - хороший вариант для вложений, но требуют пространства для хранения. работы. «Относительно невысокая цена, удобство хранения (графика может храниться в папках), возможность быстрой реализации, в отличие, скажем, от арт-объектов и инсталляций», - перечисляет плюсы Елена Комаренко.

Тем, кто интересуется, допустим, инвестиционными монетами, сегодня выгоднее всего приобретать западные образы. Допустим, австралийские «Кенгуру», австрийские «Филармоникеры», канадские «Кленовые листы» и т.д. Прежде всего это связано с ценой. «Если у отечественного ЦБ отпускная цена на золотые «Георгии Победоносцы» находится в районе +8% к биржевой цене золота, то зарубежные монетные дворы отдают продукцию с премией +3-4%», - объясняет Алексей Вязовский.


Passion по-русски В России инвестирование в passion invesments обусловлено дополнительными препятствиями. «Ключевая
особенность отечественного рынка – низкая (даже по среднемировым мерками) ликвидность активов и существенные ограничения на импорт (например, на вывоз предметов искусства)», - отмечает эксперт ИК «Финам».

Многие сегменты passion investments существуют в стране лишь номинально. Например, инвестиции в вино. Ранее многие финансовые организации заявляли о намерении развивать это направление, но сегодня даже число посредников, которые могли бы оказать
желающим первичную поддержку на международном рынке – минимально. Также в России весьма слабая инфраструктура, например, для коллекционирования ретро-автомобилей. Не хватает и выбора раритетных образцов.


Даже наиболее открытый (публичный) из сегментов passion investments - рынок предметов искусства серьезно ограничен в плане предложения. Всемирно известные аукционные дома, в том числе такие бренды, как Sotheby’s и Christies, не осуществляют аукционную торговлю в России. Между тем, цены на мировом рынке произведений искусства формируются, во многом, у учетом продаж,
осуществляемых крупными аукционными домами. Объем продаж национальных аукционных домов очень незначителен. Например, в 2014 году, по данным портала Art Investment, суммарные аукционные продажи в Москве в сегменте изобразительного искусства составили 539,7 млн руб. (или почти 14 млн долл. в пересчете по среднегодовому «Опыт работы с нашими клиентами свидетельствует, что существующие цифры об объемах сделок - это лишь малая, публичная, часть рынка. В непубличной части рынка указанная выше статистика может быть создана одной или несколькими сделками», - отмечает заместитель директора департамента правового сопровождения инвестиционных проектов «IPT Group» Виктор Шмелев.

Причин для подобной закрытости и непрозрачности несколько. Прежде всего, это запрет на вывоз произведений искусства возрастом более 100 лет (если не было ввезено в РФ после 1 августа 2009 года). «Это правило препятствует приходу в Россию на арт-рынок западных инвесторов - никому не интересно приобретать произведение искусства без возможности в дальнейшем его вывезти», - отмечает Виктор Шмелев.

«В России предмет искусства может быть в разы дешевле только потому, что его нельзя вывести за рубеж. И такая особенность существенно ограничивает инвестиционные возможности рынка», - соглашается Тимур Нигматуллин. Среди особенностей отечественного рынка искусства - отсутствие единообразия и стандартов подготовки искусствоведческих заключений, практики страхования ответственности эксперта за дачу ложных заключений, а также трудности с оценкой произведений искусства.
Низкая ликвидность отечественного рынка может сыграть даже «на руку» терпеливому инвестору. Как отмечает Виктор Шмелев, ошибки в атрибуции и экспертизе предметов искусства очень распространены. При этом в настоящее время отсутствует широкомасштабная практика страхования ответственности экспертов от дачи ложного заключения, а значит клиент (инвестор) приобретает произведение искусства на свой страх и риск. Более того - аукционные дома также включают в свои документы оговорку «Caveat Emptor» (лат. - пусть покупатель будет бдителен). Предполагается, что покупатель, убедившись в качестве предмета до совершения покупки, впоследствии сам несет ответственность за свой выбор (физическое состояние предмета, его подлинность).

Как следствие, многие состоятельные граждане, постоянно проживающие в России, отказываются от вложений в passion investments, предпочитая им более «прозрачные» механизмы получения прибыли. И в ближайшие несколько лет эту тенденцию, похоже, не переломить. «Сомневаюсь, что в нашей стране подобный сегмент будет активно развиваться. Слишком высоко регулирование со стороны государства. Поэтому российские инвесторы, склонные к подобным инвестициям, вкладываются не в российские активы, а в зарубежные», - подытоживает Тимур Нигматуллин. Впрочем, те инвесторы, которые, несмотря на все сложности, сумеют смоделировать качественный портфель «инвестиций страсти», смогут не только ощутить радость обладания чем-то уникальным, но и неплохо заработать.


При всех проблемах стоимость подлинных раритетных экземпляров устойчиво растет. А низкая ликвидность отечественного рынка может сыграть даже «на руку» терпеливому инвестору. Ведь зачастую она позволяет покупателю совершать сделки с более высокой, по сравнению с мировыми стандартами, доходностью.


Журнал "

Автор Наталья Новопашина

^ Наверх