Нынешний греческий кризис напоминает аргентинский 2001 года, заявила президент Аргентины Кристина Киршнер. По её словам, именно неолиберальная политика ведет к нищете и безработице. Экономисты полагают, что в Греции ситуация будет еще хуже: у Афин нет своей валюты, которую можно девальвировать. Греческий и аргентинский кризисы сравнил экономический обозреватель "Вестей FM" Павел Анисимов. 

Все страны с разваливающейся экономикой несчастливы по-своему, но сходство проблем Греции и Аргентины очевидно. Обе стали заложницами зарубежных кредиторов и не смогли расплатиться по долгам из-за мирового финансового кризиса, который произошёл с разницей в 10 лет: в 1998 и 2008. Меры жёсткой экономии, на которых настаивал Международный валютный фонд, привели к обратному эффекту: вместо выхода из кризиса Греция и Аргентина получили дефолт, отмечает вице-президент "Золотого монетного дома" Алексей Вязовский. "Основное сходство в том, что долги экономики росли, а сама экономика снижалась. То есть планы МВФ и в том и в другом случае не сработали. Они говорили, что нужно снижать социальные выплаты, уменьшать расходы бюджета - и тогда у вас будут деньги на оплату кредитов. Но происходило ровно обратное: как только снижали выплаты различным слоям населения, население начинало экономить. Продажи корпораций и объёмы бюджета падали, и вы опять оказывались перед комитетом кредиторов с пустым карманом", - рассуждает Вязовский. 

Аргентина болезненно пережила экономический коллапс 2001 года: двукратная девальвация национальной валюты, скачок инфляции и безработицы, принудительная конвертация долларовых счетов в песо. Но уже через 4 года страна почти полностью расплатилась с международными кредиторами. Экономическое восстановление было во многом связано с ростом мировых цен на основные экспортные товары Аргентины - металлы, соевую муку и кукурузу. Экономика Греции в 3 раза меньше аргентинской и, напротив, зависит от привозного сырья. Увеличить поставки главных статей экспорта - рыбы и хлопка - очень сложно из-за жёстких квот Евросоюза и нехватки финансирования. Но главное отличие в том, что у Греции нет своей валюты. 

Привязанность Афин к ЕС и еврозоне - и спасательный круг, и камень для экономики страны, рассуждает советник по макроэкономике гендиректора брокерского дома "Открытие" Сергей Хестанов. Без многомиллиардной помощи соседей по единому европейскому дому Греция объявила бы дефолт ещё в 2010 году. "С одной стороны, введение евро позволило Греции сильно нарастить заимствования. Однако когда экономический бум в Евросоюзе пошёл на спад, то, что было благом, превратилось в большое зло. Если бы Греция располагала собственной валютой, уже давно были бы запущены восстановители роста, в том числе и за счёт девальвации национальной валюты", - отмечает эксперт. Греческий премьер-министр Алексис Ципрас продолжает уверять сограждан, что европейцы не решатся выгнать страну из ЕС и еврозоны. Но с большой долей вероятности греки скажут на референдуме "нет" продолжению реформ, полагает начальник аналитического департамента компании Александр Разуваев, и скорее всего, расстанутся с евровалютой. "На бирже ходят слухи, что в Канаде уже отпечатали 250 миллиардов новых драхм. 

S&P полагает, что всё будет очень плохо, что, потеряв поддержку со стороны ЕЦБ, рухнет греческая банковская система. С моей точки зрения, есть и плюсы, и минусы. Во-первых, дефолт, реструктуризация означают экономию на будущих выплатах. И, вполне возможно, после краткосрочного спада Греция вернётся к экономическому росту, если, конечно, мерить в реальном выражении, а не в долларах и евро", - полагает Разуваев. Пока Греция, как и Аргентина, входит в десятку самых "несчастливых" стран мира по версии Bloomberg. Лидерами по "индексу несчастья", который показывает уровень безработицы и инфляции, стали Венесуэла и Украина - ещё две страны с неясными экономическими перспективами.

http://radiovesti.ru/article/show/article_id/171602

^ Наверх