Франсуа Малан написал книгу «Крюгерранд. Золотой Юбилей: 1967-2017 гг.» (Krugerrand. Golden Jubilee), которая была опубликована в 2016 году издательством «Prestige Bullion» для Южноафриканского монетного двора и аффинажного завода Ранд в честь известного события. Ниже приводим первую часть перевода первой главы этой книги: «Золото! Лихорадка! Легенда о Миллионах Крюгера». Впервые и только в «Золотом монетном доме».

«Меня зовут Джордж Харрисон, и я прибыл из недавно открытых золотых приисков у реки Клип [река в Южной Африке – прим. пер.], а в частности, с фермы, принадлежащей некому Герту Остхойзену. Я много проработал золотоискателем в Австралии, и думаю, что новые прииски будут доходными золотыми приисками», - Джордж Харрисон, Претория, 24 июля 1886 года.

В 2016 году, спустя 130 лет после того, как Джордж Харрисон написал о «недавно открытых золотых приисках у реки Клип», Южная Африка отчеканила более 60 млн. золотых Крюгеррандов всех размеров. Для производства этого огромного количества монет понадобилось более 1558 тонн золота, которое было добыто из «доходных золотых приисков» в Южной Африке, а это означает, что Крюгерранд является самой популярной инвестиционной монеты в мире в настоящее время. Чрезвычайный успех Крюгерранда тем более примечателен, поскольку первая монета была отчеканена только в 1967 году.

В течение 50 лет эта монета была самой распространенной и активно продаваемой золотой монетой в мире. Она также стала самым доступным способом для инвесторов во всем мире владеть и торговать золотом.

Хотя 50-летний юбилей празднуется в 2017 году, истоки Крюгерранда нужно искать в начале XX века. Производство Крюгерранда в 1967 году можно связать с серией выдающихся событий, начавшихся в первый год ХХ-го века, которые расскажут о неумолимом притяжении этого самого неотразимого из драгоценных металлов.

Понедельник, 4 июня 1900.

Претория

Работу британских пушек теперь можно было слышать совсем близко. Лорд Робертс и его массивная британская пехота достигла реки к югу от города. Теперь только низкая линия холмов и немногочисленные укрепления буров разделяли британские войска и Преторию, столицу Южно-Африканской республики (также известную как Республика Трансвааль).

Прошло всего 14 лет с момента открытия богатых золотых приисков в Витватерсранде. Это золото принесло кратковременное процветание Трансваальской республике, но теперь обернулось ужасами войны.

Президент Пауль Крюгер никогда не радовался открытию золота. Позже он писал в своих мемуарах в 1902 году: «Были открыты богатые золотые прииски Витватерсранда, что привело к целому перевороту в финансовых делах Республики. История Республики вошла в новую фазу. Можем ли мы считать это счастливым обстоятельством? Как я уже сказал, золото и обозленные чувства, которые были результатом первой аннексии [имеется в виду первая англо-бурская война – прим. пер.], являются причинами нынешней разрухи в Южной Африке». Далее он пишет: «Покойный генерал Петрус Жубер очень хорошо ответил одному дельцу, радостно сообщавшему об открытии нового месторождения золото: «Вместо радости», - сказал он, - «вам следовало бы плакать; потому что это золото станет причиной того, что наша страна будет утоплена в крови»».

Спустя более века после того, как Крюгер написал эти горестные слова, Крюгерранды с его портретом все еще чеканятся из золота, добытого в бассейне Витватерсранда. Но вернемся к истории.

В октябре 1899 года начались военные столкновения между Британской империей и двумя независимыми бурскими республиками, Трансваалем и Оранжевым Свободным Государством. Несколько военных успехов у буров в самом начале дали им надежду, но их боевой дух ослаб в мае 1900 году, когда пал Йоханнесбург. Как писал Томас Пакенхем в «Бурской войне»: «Лорд Робертс уже тогда одержал победу, в течение трех ужасных дней – с 30 мая до 1 июня» - отступления бурских сил до Претории».

Граждане Претории были в состоянии паники. Моральный дух ухудшился еще и по причине того, что президент Крюгер покинул столицу, переместившись 29 мая в Мачадодорп. Многие люди почувствовали, что лидер буров покинул их, но Исполнительный совет утверждал, что если Крюгера схватят, то война будет наверняка проиграна. На самом деле, члены правительства считали попытки защитить Преторию бесполезными и ненужными для буров. В итоге, единственные высокопоставленные правительственные чиновники, которые остались в городе, были генеральный прокурор Ян Смэтс и вице-президент Схалк Бюргер.

Когда Бюргер вскоре уехал, чтобы сопроводить свою семью в безопасное место, Смэтс, который теперь стал премьер-министром Южно-Африканского Союза, должен был осуществить трудную задачу – поддерживать правопорядок в городе. Как он писал в своих воспоминаниях о бурской войне: «Еще одна проблема заключалась в отсутствии регулярной полиции и полицейских офицеров, что заставило нас импровизировать с составом сил для поддержания порядка. Мы не достигли успеха в этом предприятии, хотя преступлений практически не было; однако нам не удалось помешать людям бить витрины и грабить государственные магазины средь бела дня».

Только благодаря прибытию в город (в сопровождении с некоторым количеством сил буров) генерала Луиса Бота, легендарного военачальника в сражении при Коленса и битве за Спион-Коп, порядок был восстановлен.

Смэтс прекрасно понимал, что запасы золота и боеприпасов правительства до сих пор находятся в Претории. Эти запасы были жизненно важны для продолжения военных действий, но при этом не были перемещены во время спешной эвакуации правительства Трансваальской республики.

Поспешное отступление было вызвано сообщением о том, что британские войска планируют отрезать железную дорогу к востоку от Претории.

Национальный банк и государственный монетный двор были расположены на западной стороне Церковной площади в Претории. Именно в этих двух зданиях хранились государственное золото и монеты, в том числе монеты с портретом Пауля Крюгера.

Перемещение золота стало задачей номер один для Смэтса. Вот что он пишет по этому поводу: «Несколько дней я вел дружеские переговоры с директорами банка, чтобы мирным путем заполучить деньги и золото правительства, стоимостью от 400 до 500 тыс. фунтов стерлингов, которые все еще оставалось под их опекой. Когда эти переговоры зашли в тупик, мне ничего не оставалось, кроме как угрожать им арестом и уголовным расследованием, что оказалось вполне эффективным. В понедельник утром директора сообщили мне, что если я применю силу, то они согласятся передать золото, которое было собственностью правительства. Поэтому я создал специальную группу из пятидесяти полицейских, которые зашли в банк и получили все указанное золото».

Среди золота, извлеченного из банка, было множество заготовок для золотых монет, которые еще не были отчеканены в форме фунтов. Эти чистые диски, в конечном счете, были в обращении среди дельцов и получили прозвище «kaalponde» («голые фунты»).

Наконец, золото из банка было помещено на поезд и взято под охрану полиции. В то время снаряды гаубиц разрывались неподалеку от станции, а британская артиллерия бомбардировала железную дорогу в Саннисайде, двигаясь на восток до залива Делагоа. Тем не менее, поезд с золотом правительства смог выехать из Претории невредимым и направился к Мачадодорпу.

Смэтс разместил еще 25 тыс. фунтов золота в Национальном банке в специальный военный фонд. Он попытался использовать эту сумму для погашения задолженности по зарплате правительственных чиновников, но не смог найти никого, кто мог бы взять на себя ответственность за эти деньги. Более того, ни один банк не хотел принимать золото в качестве депозита. Незадолго до того, как он покинул Преторию, Смэтс отправил эту сумму для правительства на поезде от Eerste Fabrieken [нидерл. первый завод; промышленное предприятие в Претории – прим. пер.], на восточной окраине Претории.

Отправленное Смэтсом золото было лишь частью того золота, которое буры хотели спасти от британцев. Коробки с золотом были извлечены отступающей бурской армией из шахт в Йоханнесбурге за несколько дней до того, как Смэтс отправил поезда.

Как пишет Пакенхем, «весь день, среду, армия Луиса Бота пробиралась к северу от Претории в огромном облаке пыли и в полном замешательстве. Все тяжелые орудия, все стратегические запасы – включая последние коробки с золотом, добытом на Ранде – были безопасно перемещены из Йоханнесбурга».

О судьбе этих коробков золота, которые вышли из Йоханнесбурга в сторону Претории в хаосе последних дней мая 1900 года ничего неизвестно. Осталось тайной также и количество золота в тех коробках. Никто не знает, были ли эти коробки доставлены на поезд, отъехавший от Претории с золотом, которое Смэтс отправил для правительства. Известно только одно, спустя более века после того, как Смэтс отправил правительству золото и коробки, которые «переместили из Йоханнесбурга», многие люди считают, что часть этого золота все еще закопано где-то в Южной Африке.

Подпитывает эту легенду о Миллионах Крюгера сообщения из тогдашних газет, наподобие того, что появилось в газете «London Daily Mail», датированное 1902 годом, в котором говорилось, что 80 тыс. унций золота были зарыты к северу от Питерсбурга (ныне – Полокване). Немецкая пресса также помогла распространить эту историю своими публикациями.

5 сентября 1902 года Джозеф Чемберлен (государственный секретарь по делам колоний) встретился с несколькими бурскими генералами в Палате общин в Англии. Он выразил готовность использовать золото Крюгера в интересах бурских вдов и сирот, если генералы окажут помощь в поиске металла. Генерал Бота отвергал существование этого золота. Тем не менее, легенда до сих пор жива.

В 1979 году писатель Даниэль Вильгельмус Крюгер (Krüger) попытался развеять миф о Миллионах Крюгера в одноименной книге «Die Krugermiljoene».

Благодаря проведению обширных и тщательных исследований, Крюгеру удалось проследить путь золота, которое было перемещено в мае и июне 1900 года. Он установил, что Эдуард Мейер, бухгалтер государственного монетного двора, помог Смэтсу вывезти золото из монетного двора. Перевезенное золото состояло из золотых слитков, большого количества чистых дисков, готовых для чеканки и около 100 тыс. фунтов Крюгера, датированных 1900 годом. Мейер сопровождал золото в поезде, вместе с шестью-восемью вооруженными охранниками. Поезд состоял только из локомотива, пассажирского вагона и караульного вагона, при этом золото находилось в караульном вагоне. Путешествие обошлось без особых событий и в два часа утра в холодный июньский день, поезд прибыл до станции Мачадодорп.

Продолжение следует…

^ Наверх