В государственных хранилищах многих стран хранится золото, и продавать его – это не самая лучшая затея.

Однако на данный момент именно об этом думают власти в Венесуэле и Италии. По словам представителей оппозиции, правительство латиноамериканской страны реализовало 40% своих золотых резервов для финансирования государственного бюджета и выплат по казначейским облигациям.

В Италии также об этом стали волноваться, после того, как в газете «La Stampa» была опубликована статья о том, что правительство рассматривает возможность продажи части своих золотых резервов для поддержки своего бюджета. Даже вице-президент Маттео Сальвини назвал эту идею «интересной».

Можно, конечно, подумать, что центральные банки обеих стран владеют слишком большим количеством золота. По данным Всемирного золотого совета, на долю драгметалла приходится 77% резервных активов Венесуэлы, что является самым высоким показателем, чем у любой другой крупной экономики мира. После Италии, у которой показатель составляет 66%, только у США, Германии и Таджикистан этот уровень больше.

Во многом такая ситуация является результатом случайного стечения обстоятельств. Дело в том, что общая тенденция такова, что после окончания эпохи золотого стандарта, центральным банкам уже не было необходимости владеть большим количеством золота, поэтому у Китая, Швейцарии, Японии и Великобритании и других ведущих стран, данный показатель составляет всего несколько процентов.

Наличие большой доли резервов в форме желтого металла может привести к тому, что центральные банки окажутся в зависимости от динамики цен на один волатильный актив, в отличие от портфеля, включающего ряд валют и специальные права заимствования МВФ. Кроме того, золото дорого хранить и торговать по сравнению с банкнотами и депозитами. В отличие от иностранных государственных облигаций, он не приносит никакой прибыли.

В результате, главной причиной хранения золота в центральных банках, – не принимая в расчет различные алармистские сценарии, - заключается в том, что он привлекает спрос (будучи защитным активом) в условиях кризиса. Из-за этого контрциклического поведения, желтый металл может снизить совокупную волатильность портфеля. Однако слишком большое его количество может привести к противоположному эффекту, например, когда долларовая цена на золото упала на 28% в 2013 году.

Так почему бы его не продать?

Проблема состоит в том, что это не приведет к каким-либо существенным изменениям. Годовой уровень бюджетного дефицита Италии в настоящее время составляет около 44 млрд. евро (50 млрд. долларов). Это эквивалентно примерно 1180 метрическим тоннам золота по текущим ценам, что менее половины совокупных резервов Банка Италии или треть всех его резервов. Никто (пока) серьезно не считает, что Италия должна покрыть все свои перерасходы посредством продажи золотых слитков, но расчеты показывают, что эффект от этой продажи окажется незначительным.

Кроме того, распродажа четвертого по величине резерва золота, вероятно, окажет негативное влияние на рынок.

Малийский король Манса Муса нанес сокрушительный удар по ближневосточному рынку золота и спровоцировал волну инфляции, когда в XIV-м веке он совершил паломничество в Мекку, раздавая на своем пути блестящее сокровище из западноафриканских рудников. То же самое произошло в меньшем масштабе в конце 1990-х гг., когда Банк Англии и Национальный банк Швейцарии решили сократить свои золотые резервы, что привело к достижению многолетнего минимума в курсе золота в 252,55 долларов за тройскую унцию и побудило европейские центральные банки подписать пятилетнее соглашение, ограничивающее объем возможных продаж на уровне не более 400 тонн в год.

Напомним, что центральные власти еврозоны призвали к ужесточению режима экономии в Италии (эти требования были выдвинуты на фоне уже третьего по счету спада экономического роста за десятилетие). Но опыт Венесуэлы, страны, которая когда-то связывала свое процветание с золотом, должен считаться предостережением, которое можно выразить так: резервные активы центрального банка не являются бездонной копилкой. Если слишком долго запасаться золотом, то, в конце концов, можно обнаружить, что золото – это все, что вам осталось продать.

Стоит отметить, власти Индии также давят на центральный банк страны, чтобы тот стал использовать свои резервы для поддержки бюджета. Как утверждал в прошлом году заместитель управляющего Резервного банка Индии Вирал Ачарья, такие действия властей могут привести к «серьезной переоценке рисков в контексте госбюджета». В конечном итоге, это приведет к более высоким процентным выплатам, сводя на нет любые краткосрочные выгоды.

^ Наверх