Когда Дуввури Суббарао был председателем Резервного банка Индии, золотой запас страны увеличился более чем на 50%. Теперь он является приглашенным научным сотрудником Школы Бизнеса в одном из университетов Сингапура, но при этом до сих пор считает, что золото играет важную роль для центральных банков, особенно, в развивающихся странах.

Суббарао стал председателем Резервного банка Индии 5 сентября 2008 года. Менее чем через две недели ушел в небытие банк «Lehman Brothers», что привело впоследствии к глобальному экономическому кризису, масштабы которого можно сравнить разве что только с кризисом 1930-х гг.

«США были в эпицентре этого кризиса. Финансовые рынки США были охвачены страхом и паникой. Банки и страховщики обвалились или оказались близкими к краху. Рост экономики прекратился. В этих условиях индекс доллара должен был опуститься до новых минимумов, но произошло все совсем наоборот. В качестве главной резервной валюты мира, доллар вырос в цене, а обменные курсы с другими валютами упали», - сказал Суббарао.

Данное состояние доллара оказало негативное влияние на развивающиеся страны. Например, рупий обесценился более чем на 10% за один месяц, хотя Индия не была непосредственно затронута этим кризисом.

Это обстоятельство помогло Суббарао понять масштаб проблемы: Индия, как и многие другие страны, находится в серьезной зависимости от доллара США, но американские власти, в первую очередь, сосредоточились на защите своих национальных интересов. Глобальный финансовый кризис обнажил этот парадокс, и в нем можно было неоднократно убедиться в последующие годы.

«Сразу после кризиса нам пришлось продать доллары, чтобы предотвратить падение нашей валюты. Во время количественного смягчения мы должны были покупать доллары, чтобы обеспечить свою финансовую стабильность. Когда ФРС стала сворачивать программу количественного смягчения, обменные курсы снова упали, и мы были вынуждены защищать свою валюту с помощью своих резервов. Все эти события принуждают задаться одним очевидным вопросом: есть ли альтернатива доллару?», - отмечает Суббарао.

Когда в конце ХХ-го столетия было создано евро, многие европейские власти надеялись, что их валюта ослабит доминирование доллара. Однако этого не произошло, и немногие теперь ожидают этого.

Если развивающиеся страны не могут полагаться на доллар в качестве средства защиты от нестабильности обменного курса, тогда их власти должны создать свою собственную защиту. Владение золотом в своих резервах является неотъемлемой частью этой самообороны.

В течение последнего десятилетия, юань вышел на передний план, и в центральных банках задались вопросом: сможет ли китайская валюта стать ведущей резервной валютой. Суббарао считает, что юань находится в процессе интернационализации, но до фактора серьезных изменений в глобальной валютной системе ему еще далеко.

«Для того чтобы юань стал настоящей резервной валютой, необходимо создать несколько условий. Прежде всего, Китай должен иметь дефицит текущего баланса, но сейчас у него профицит», - говорит он.

В таком случае Суббарао видит только одно решение.

«Если развивающиеся страны не могут полагаться на доллар в качестве инструмента хеджирования от нестабильности обменного курса, тогда мы должны создать свой собственный инструмент. Хранение золота в наших резервах является таким инструментом», - говорит он.

Некоторые экономисты указывают на другие решения, например, контроль над движением капитала. Суббарао не согласен с таким предложением.

«История показала, что контроль над капиталом проблему не решает. Эта политика искажает рыночные отношения, является неэффективной и затратной. Контроль создает больше проблем, чем решений», - говорит он.

Развивающимся странам также рекомендуют использовать помощь МВФ в качестве защиты, а не наращивать дорогостоящие валютные резервы. Опять же, Суббарао не считает такую рекомендацию решением проблемы.

«С деятельностью МВФ связаны не самые приятные моменты в истории Азии. В то время как золотовалютные резервы внушают доверие инвесторов и тем самым снижают затраты на финансирование», - объясняет он.

Как полагает Суббарао, эти резервы не должны состоять исключительно из активов в иностранной валюте. Они могут включать в себя золото.

Ключевой вопрос: какое количество золота необходимо? Считается, что резервы центрального банка должны соответствовать трем критериям: безопасность, ликвидность и доходность. По словам Суббарао, доля золота в отдельных учреждениях зависит от поставленных у их менеджеров целей.

«Каким бы ни был ответ на этот вопрос, очевидно, что золото – это инструмент диверсификации рисков, хеджирования не только финансовых, но и политических рисков. Желтый металл также является долгосрочным средством сбережений. Центральные банки, особенно в развивающихся странах, начинают все яснее понимать преимущества наращивания золота в своих резервах», - говорит Суббарао.

«Поэтому со временем я уверен, что объем золота в центральных банках возрастет еще больше», - добавил он.

Центральный банк должен работать как хедж-фонд

Когда Суббарао стал председателем Резервного банка Индии, в его хранилищах находилось около 358 тонн золота, что эквивалентно примерно 3,5% от его совокупных резервов.

Суббарао считал, что этого недостаточно. Он и его коллеги спорили по этому вопросу до того, пока он не занял свою должность, но консенсус так и не был найден. Глобальный финансовый кризис привел Суббарао к однозначному решению.

«Кризис поставил под сомнение долгосрочную стабильность доллара как защитного актива. В результате привлекательность золота возросла», - говорит он.

На дворе был 2009 год, и страны по всему миру переживали разгар кризиса. В это же время МВФ объявил о продаже 403 тонн золота, чтобы стабилизировать свое финансовое положение. Центральным банкам было предоставлено преимущественное право на покупку желтого металла.

«Нам это предложение понравилось. Это была прекрасная возможность купить золото у международного учреждения в то время, когда мы как раз хотели увеличить свои резервы. Однако мы также беспокоились о последствиях этого решения, если курс золота упадет», - вспоминает Суббарао.

Резервный банк Индии приобрел 200 тонн золота, договорившись с МВФ по поводу того, что цена будет рассчитываться исходя из средней рыночной цены в течение следующих десяти рабочих дней после подписания соответствующего договора.

«Небольшая команда, состоящая из членов правления центрального банка, работала в условиях строжайшей секретности. Мы не могли позволить, чтобы кто-то узнал о наших намерениях, поскольку это могло повлиять на курс», - сказал Суббарао.

Десятидневный период завершился в понедельник, 2 ноября. В следующем месяце был опубликован совместный пресс-релиз о сделке.

«На валютных рынках и рынке золота были удивлены, обрадованы, разочарованы и озадачены нашим решением», - говорит Суббарао.

Некоторые люди думали, что покупка была сделана для того, чтобы вернуть золото, которым страна пожертвовала в 1991 году во время кризиса платежного баланса. Другие полагали, что это было проявление амбиций самого Суббарао, который пообещал сделать подобное 18 лет назад.

«На самом деле, все намного проще. Золото – это хороший долгосрочный объект инвестирования и надежный резервный актив», - сказал он.

^ Наверх