Физическое золото является важнейшим защитным активом. Его предпочитают покупать инвесторы в периоды нестабильности на рынке для сохранения своего богатства. Желтый металл также является самым необходимым активом в условиях кризиса и чрезвычайных ситуаций. Как мы покажем ниже, золото приходит на помощь во время краха фиатных валют, может спасти страну от госдолга и т. п.

История изобилует примерами того, как золото помогало людям, предоставляя в условиях кризиса спасительные средства к существованию. Что самое важное, речь идет не о древней, но о новейшей истории, и даже событиях, происходящих прямо сейчас.

В этой статье мы рассмотрим несколько примеров того, как проявило себя золото в чрезвычайных обстоятельствах. Все истории разные, но есть в них и нечто общее. Они показывают, почему золото является единственным денежным активом, заслужившим всеобщее признание, обладающим высокой ликвидностью и покупательной способностью в неспокойные времена, одним словом, почему физическое золото является уникальным активом, который может предоставить экономическую свободу и уверенность в завтрашнем дне.

Золото и беженцы из Вьетнама

После войны во Вьетнаме, падения Сайгона и воссоединения страны в 1976 году жители ее южной части в поисках счастливой жизни покидали свои полуразрушенные дома и становились беженцами. Сотни тысяч этнических китайцев и вьетнамцев выезжали в другие части Азии как по суше, так и по морю; эмиграция достигла пика в 1978–1979 гг.

Контрабандисты, часто при поддержке вьетнамского коммунистического правительства, помогали беженцам выезжать по морю на больших кораблях. Цена безопасного проезда была равна 10–12 лянам из 24-каратного золота для взрослого и вдвое меньше для ребенка (1 лян = 1,2 тройских унции).

Плата в основном осуществлялась в форме традиционных золотых слитков Ким Тхань, двух тонких больших и одного небольшого слитков, завернутых в рисовую бумагу, весивших 1 лян. Они были популярными не только во Вьетнаме, но также во всей Юго-Восточной Азии в качестве удобной, компактной формы богатства и ликвидного актива в регионе.

Хотя у некоторых вьетнамцев и вьетнамских китайцев были такие слитки, многие их не имели, поэтому возник рынок золотых лянов в Сайгоне в 1970-х гг., позволив эмигрантам превращать свои сбережения в желтый металл. Те, у кого золотых слитков не было, платили за проезд ювелирными украшениями.

Беженцы брали с собой для использования в качестве экстренных денег не только золотые слитки, но также маленькие обручи и обручальные кольца. Например, после того как один гигантский корабль с беженцами, «Скайлак», прибыл в Гонконг в 1979 году, вьетнамские золотые слитки стали появляться на гонконгском рынке.

Таким образом, беженцы из Вьетнама, которые очень рисковали, надеясь обрести лучшую жизнь за границами своей родины, могли совершить судьбоносный переезд благодаря тому, что у них было физическое золото на руках, а желтый металл – это универсальная форма денег, его можно продать почти везде, чтобы обеспечить себе новую жизнь.

Южная Корея: собрать золото для погашения внешнего госдолга

Когда азиатский финансовый кризис распространился в конце 1997 года и на Южную Корею, подорвав финансовые рынки страны, вызвав валютный и банковский кризисы, страна оказалась на грани дефолта. Быстро израсходовав свои валютные резервы, в декабре того же года власти попросили у МВФ многомиллиардный пакет помощи для уменьшения растущего внешнего долга. В то время это был крупнейший объем помощи за всю историю этой организации, который нанес серьезный удар по корейской нации как в экономическом, так и в психологическом отношениях.

Власти страны, разочаровавшись из-за произошедшего, не понимая, как экономика «азиатского тигра» могла развалиться так быстро, сделали нечто совершенно невероятное, а именно инициировали патриотическую кампанию по сбору золота для того, чтобы расквитаться с внешним госдолгом.

По инициативе корейских телерадиокомпаний и крупных банков, а также в сотрудничестве с промышленными конгломератами, такими как «Hyundai», «Daewoo» и «Samsung», была запущена кампания с лозунгами «любовь к нации» и «возврат госдолга» для того, чтобы граждане Кореи продали свое золото, но по цене ниже рыночной стоимости. Собранное золото затем должно было быть переплавлено в слитки и реализовано на международном рынке.

Учитывая, что желтый металл хранился в большом количестве у корейцев в различных формах, у банков и пунктов сбора корпораций «Samsung», «Daewoo» и «Hyundai» вскоре образовались длинные очереди. Корейцы приносили все: от инвестиционных золотых монет и слитков до колец, браслетов, медалей и т. д. Все ради того, чтобы решить проблемы экономики страны. Среди сданного золота можно было увидеть даже свадебные украшения, подарки, которые преподносят младенцам в честь их первого дня рождения, золотые брелоки для ключей и часы, а также золотые пуговицы из традиционной корейской одежды.

Однако не только рядовые граждане приняли участие в кампании. Знаменитости и политики подали пример. Корейская звезда бейсбола Ли Чонг-бум пожертвовал 31 унцию золота в виде своих трофеев и медалей. Недавно избранный в то время президент Ким Дэчжун принес миниатюрную золотую черепаху и четыре золотых ключа удачи. Дэчжун сказал на этот счет следующее: «Когда я думаю о проявленном патриотизме, мои глаза наполняются слезами от признательности. Я обещаю, что мое правительство сделает все возможное, чтобы вывести страну из нынешнего кризиса».

Кампания проводилась в течение четырех месяцев – с января по апрель 1998 года. За это время было собрано 227 тонн золота на сумму 2,13 млрд долларов США, причем только за первый месяц этот показатель составил 165 тонн. В кампании участвовали 3,5 млн домохозяйств, то есть 23% всех домохозяйств страны, и было собрано 10% отечественного золота. Это привело к восстановлению доверия к стране за рубежом, позволив Южной Корее полностью погасить задолженность перед МВФ к августу 2001 года, то есть на три года раньше срока.

Поскольку золото играет важную роль в корейском обществе, население этой страны инстинктивно понимало, что в разгар экономического кризиса только желтый металл может спасти их страну. Поэтому население мобилизовалось для пожертвования единственного реального актива, который сохранил свою ценность в период финансового кризиса в Корее, – золота.

Аргентинские кризисы и желтый металл

Помимо средства для обеспечения безопасного выезда из страны, средства для выплаты госдолга, золото помогает в условиях гиперинфляции, экономического застоя, обвала валют и заморозки банковских счетов. Эти события, к сожалению, очень знакомы большинству аргентинцев, поскольку случаются довольно часто в третьей по величине экономике Южной Америки. Экономическая история Аргентины – это череда кризисов с гиперинфляциями, коллапсами валюты, дефолтами и общей паникой на рынках.

К сожалению, аргентинцы привыкли к подобным потрясениям, пережив годы высокой инфляции, гиперинфляции в 1989–1990-х гг., серьезного экономического кризиса в 2001–2002 гг. и многие другие случаи быстрой потери стоимости и доверия к национальной валюте – песо. Например, в период гиперинфляции 1989 года цены в Аргентине выросли в годовом исчислении на 5000%. Во время кризиса 2001–2002 гг. песо потеряло три четверти своей стоимости, а банковские счета в Аргентине (как в долларах США, так и в песо) оказались в основном замороженными.

Население страны привыкло к быстрому росту цен, уничтожению сбережений в считанные дни и резкому падению курса песо. Поэтому многие аргентинцы стали покупать твердую валюту и золото.

Иногда им не удавалось покупать иностранную валюту, например американский доллар, из-за введенного властями контроля над капиталом, банковских ограничений или замораживания банковских счетов. В таких случаях они выбирали единственный доступный актив: физическое золото как форма сбережений и средства сохранения богатства, покупая местные аффинированные золотые слитки и монеты в таких банках, как «Banco de la Ciudad» в Буэнос-Айресе. Популярными монетами стали мексиканские и чилийские инвестиционные монеты, южноафриканские крюгерранды и британские соверены.

Привыкнув к экономическим кризисам, аргентинцы использовали золотые изделия, например кольца и ювелирные украшения, в качестве сбережений. Это объяснялось тем, что при росте цен валюта падает, а желтый металл в качестве одного из немногих доступных активов сохраняет свою стоимость. Как только курс золота в песо повышается, желтый металл можно продавать.

Учитывая недавнее резкое падение курса песо и возобновление инфляции, Аргентина может вскоре оказаться на грани следующего кризиса. Однако аргентинцы также привыкли держать физическое золото в качестве универсальной формы денег и средства сбережения накопленного богатства.

Золото в Венесуэле

Эта страна не находится на грани кризиса, но переживает его прямо сейчас. Речь идет о Венесуэле. В условиях обвала курса валюты, гиперинфляции, дефицита банкнот, общественных беспорядков и нехватки предметов первой необходимости золото заменило бумажные деньги во многих областях экономической жизни страны, став средством платежа и бартера для приобретения товаров и услуг.

В некоторых случаях золото непосредственно обменивается на товары или продовольствие, но в Венесуэле драгметалл – это еще и деньги. Например, в центральном районе столицы страны, Каракасе, население стекается к торговцам золотом на улице: на фоне гиперинфляции и быстрого роста цен даже некогда зажиточные семьи вынуждены продавать золотые украшения и семейные реликвии для пополнения своего бюджета.

Венесуэльцы также продают свое золото в соседней Колумбии. Например, в западных штатах Тачира, Сулия и Трухильо, граничащих с Колумбией, тысячи венесуэльцев ежедневно пересекают границу для продажи своего золота по более выгодной цене за колумбийские песо по сравнению с уже почти ничего не стоящим венесуэльским боливаром. Как утверждают колумбийские ювелиры, обычный объем одной сделки составляет около 20–30 грамм золота.

На востоке Венесуэлы, в промышленных городах Пуэрто-Ордас и Гуаяна, которые находятся около месторождений золота в Арко Минеро дель Ориноко, экономика функционирует на основе драгметалла, поскольку нелегальные кустарные шахты в регионе процветают, а доверия к венесуэльскому боливару уже нет.

Здесь покупатели недвижимости платят риэлторам золотом, и даже местный университет в Пуэрто-Ордасе принимает драгметалл для оплаты учебы. Желтый металл также является средством обмена на юго-востоке, в районе Эль-Кальяо, возле нелегальных золотых приисков. Те, кто владеет золотом, могут обменять его на автомобили… фактически – на все, что угодно.

В Венесуэле национальная валюта, боливар, обесценилась, а экономика оказалась в состоянии дефолта, поэтому золото стало играть ту роль, что и в предыдущие тысячелетия – роль надежной формы денег и реальной формы богатства. В случае Венесуэлы золото стало механизмом выживания для беднеющего населения.

Зимбабве: золото за хлеб

Кроме Венесуэлы, гиперинфляция потрясла еще одну страну – Зимбабве. Эта страна страдает от диктатуры, коррупции, фальсификаций на выборах и экономического кризиса. Один из самых известных примеров гиперинфляции в новейшей истории был зафиксирован именно в Зимбабве.

После многих лет неэффективного управления экономикой и неконтролируемых государственных расходов, в 2007 году власти страны официально признали существование гиперинфляции из-за классической причины – печатания денег, за которым последовало больше печатания денег. К середине 2008 года годовой уровень инфляции в стране достиг 231 млн процентов, а в 2007–2008 гг. доллар Зимбабве потерял 99,9% своей стоимости.

При таком уровне гиперинфляции капиталы и сбережения рядовых зимбабвийцев, которые и без того не отличались крупным размером, попросту испарились, а рост котировок и, как следствие, контроль над ценами привели к нехватке продовольствия и даже голоду. Из-за обвала курса отечественной валюты популярность обрели бартерные отношения и торговля в иностранной валюте и в золоте, причем поставщики продовольствия во многих местах стали впоследствии принимать только драгметалл для расчета.

Хотя эта страна богата на залежи золота, местное население ранее не использовало драгметалл в качестве механизма выживания. Однако теперь оказалось вынужденным прибегнуть к незаконной добыче золота на заброшенных рудниках или искать драгметалл в реках просто для того, чтобы получить немного желтого металла и купить продовольствие.

Как ни прискорбно, даже крупнейшие номиналы долларов Зимбабве (например, 50 тыс. долларов) настолько потеряли покупательную способность, что их использовали в качестве оберточной бумаги для золота, найденного нелегальными старателями. Что касается последних, то им приходилось просеивать тонны грунта ежедневно, чтобы найти достаточное количество золота для покупки хлеба. В противном случае их ждал голод.

Сэм Чакайпа, бежавший из Зимбабве после 2008 года, вспоминает:

«Если вам нужно было масло, то для этого необходимо золото, и так со всеми продуктами. 0,1 грамма золота за хлеб. Без 0,3 грамма золота в день выжить было невозможно. Без золота – только смерть».

Зимбабве стала первой страной в мире, где была зафиксирована гиперинфляция в XXI веке. В январе 2009 года была напечатана банкнота с номиналом в 100 трлн долларов Зимбабве, став крупнейшим в мире денежным номиналом. Спустя два месяца, в марте 2009 года, центральный банк Зимбабве отказался от отечественной валюты и стал использовать американский доллар.

Однако 10-летний эксперимент с долларизацией экономики был уловкой зимбабвийского правительства. На данный момент иностранные валюты запрещено использовать в качестве законного платежного средства. Теперь ничто не мешает Зимбабве снова запустить печатные станки, как это происходило в прошлом. С возобновления роста инфляции Зимбабве находится на грани очередного периода гиперинфляции. Те, у кого есть золото, будут готовы к такому кризису. В противном случае люди повторят ошибки прошлого.

Выводы

Хотя каждый из вышеприведенных примеров уникален, все они иллюстрируют значимость золота во времена кризисов и чрезвычайных ситуаций, а именно роль универсальной формы денег, которая при этом является общепризнанным, ликвидным, портативным активом. Во Вьетнаме золото позволило пересечь границу: беженцы использовали его для оплаты проезда и в качестве денег для того, чтобы начать новую жизнь. В Южной Корее золото помогло спасти экономику. Корейцы продали свой драгметалл в знак патриотизма, чтобы выплатить госдолг. Экономические проблемы решались и решаются посредством золота в Аргентине, Венесуэле, Зимбабве и Вьетнаме. Везде физическое золото было надежным средством сбережения и финансовой страховки. Желтый металл блестяще сыграл роль средства сбережения, которую бумажные валюты не могут исполнить. Золото также служило средством обмена во всех тех ситуациях, когда доверие к бумажным валютам исчезало.

Причины обращения к золоту могут быть разными: гиперинфляция, обвал курсов бумажных валют, экономически неэффективные действия властей, контроль над капиталом, войны – но результат всегда один и тот же. Люди и власти подсознательно обращаются к главному активу, золоту, считая его самым безопасным во времена кризиса и чрезвычайных ситуаций. Только драгметалл является эффективным средством сбережения и пользуется доверием в качестве средства обмена. Золото делает возможным то, что, в противном случае, было бы невозможно. В условиях кризиса только желтый металл обеспечивает экономическую свободу.

^ Наверх