Первая часть здесь.

К концу декабря индекс Бомбейской биржи (Индия) вырос до 6,8% в 4 квартале по сравнению с ростом доходности на 4,3% в золоте и всего 1,9% – 10-летних государственных облигаций. В этих условиях инвесторы предпочли фондовый рынок золоту.

Высокий курс уменьшил инвестиционный спрос во время праздника Дхантерас. Хотя объем покупок золотых монет возрос, совокупный показатель оказался на 10-15% ниже в годовом исчислении. Цифровые платформы торговли золотом, однако, привлекли внимание инвесторов, поэтому объемы покупок выросли за этот период; возможность осуществления минимальных вкладов (даже за 1 рупию) помогла сделать драгметалл доступным даже в условиях высоких цен на него.

В Индии до сих пор осуществляются меры по регулированию и стандартизации торговли золотом. Бюро индийских стандартов недавно опубликовало стандарты поставки целого ряда предметов, включая золото. В соответствии с ними, золото, переработанное на отечественных аффинажных заводах, отвечающим всем требованиям, теперь можно будет доставлять на мультитоварную биржу Индии. Внедрение новых стандартов – это шаг на пути к созданию банков, торгующих золотом, а также спотовой биржи по торговле драгметаллом.

Инвестиционный спрос снизился почти по всей Азии: Япония и Таиланд особенно «отличились» в этом отношении. В Японии объем покупок уменьшался на протяжении всех кварталов 2019 года, поэтому совокупный показатель составил 19,7 тонны, то есть, выдался худший год для инвестиционного спроса на драгметалл в стране с 2011 года.

Повышение налога на потребление в октябре совпало с ростом цен на золото почти до рекордного максимума, что уменьшило популярность драгметалла.

Объем инвестиций в Таиланде восстановился в последнем квартале после неудачных показателей третьего квартала; однако 11 тонн – это не самый крупный показатель за четвертый квартал. Небольшое усиление тайского бата в течение почти всего 2019 года привело к тому, что инвесторы не испытывали потребности в золоте как защитном активе.

В Турции спрос увеличился: объем инвестиций за четвертый квартал превысил почти вдвое аналогичный показатель за прошлый год. Спрос на слитки и монеты вырос на 138% в годовом исчислении, до 20 тонн, подняв итоговый показатель до 53 тонн (+40% в годовом исчислении). Две причины привели к скачку спроса в четвертом квартале: во-первых, многие инвесторы, которые продавали желтый металл в условиях роста цен в третьем квартале, начали снова приобретать его, поскольку золото снова подешевело (при этом они ожидали, что впоследствии опять последует ралли); во-вторых, некоторые инвесторы решили обменять свои государственные золотые облигации на физический металл, ведь приближался срок их погашения.

В Иране спрос был самым низким по сравнению с другими странами ближневосточного региона. Объем покупок слитков и монет в стране сократился вдвое, до 8 тонн (однако нужно учесть, что в четвертом квартале 2018 года, с которым сравнивается текущий показатель, был зафиксирован крупный скачок). Резкое повышение цен на золото в местной валюте в течение квартала уменьшило объем инвестиций, но рост популярности защитных активов наверняка возобновится в условиях текущего геополитического конфликта.

Уменьшение покупок было зафиксировано в других странах региона, поскольку желтый металл слишком сильно подорожал, разочаровав тем самым инвесторов.

Объем годового спроса на слитки и монеты в США упал до нового минимума после финансового кризиса, достигнув 20 тонн. Желтому металлу не повезло по двум причинам: во-первых, из-за ралли на фондовых рынках и, во-вторых, по причине существования сильной поддержки курса золота на текущем уровне, поэтому большая часть инвесторов решила продать свои запасы слитков и монет, а не наращивать резервы.

В Европе уже второй год наблюдается снижение спроса, которое исчисляется двузначной цифрой: объем годовых розничных инвестиций составил 153,3 тонны (-11%). Курс золота в евро после достижения рекордного показателя в сентябре стабилизировался на высоком уровне вплоть до конца года. Спрос остается высоким, особенно в немецкоязычных странах: Пертский монетный двор (Австралия) объясняет резкий рост продаж своих золотых монет в декабре спросом из Германии.

Центральные банки

Спрос со стороны центральных банков составил 650 тонн в 2019 году, а значит, они являются нетто-покупателями уже 10 год подряд.

– Мировые государственные золотые резервы увеличились на 650,3 тонны в 2019 году, что на 1% ниже в годовом исчислении.

– 15 центральных банков купили больше одной тонны золота, что указывает на увеличение популярности драгметалла.

– Центральные банки уже десять лет подряд покупают золото и почти не стремятся его продавать. Мировые государственные резервы драгметалла выросли на 5 тыс. тонн с конца 2009 года и составляют примерно 34,7 тыс. тонн.

В четвертом квартале 2019 года центральные банки добавили 109,6 тонны к своим золотым резервам, что на 34% ниже по сравнению с предыдущим годом. Учитывая покупки за первые три квартала, совокупный показатель составил 650,3 тонны, что всего на 1% меньше показателя 2018 года (656,2 тонны).

Объем покупок центральных банков за 2019 год оказался впечатляющим, заняв второе место по величине за последние 50 лет. Это свидетельствует о том, какое значение центральные банки придают золоту в своем портфеле резервов. Самый высокий уровень покупок был зафиксирован в 2018 году. По мнению большинства экспертов, такая история практически не имела шансов повториться в следующем году. Важно отметить, что количество покупателей также увеличилось. Спрос в основном пришелся на центральные банки развивающихся стран, стремящиеся диверсифицировать свои резервные активы.

Крупнейшими покупателями в течение года были в основном те же банки, что и прежде. Турция стала покупать золото в 2017 году, а в 2019 году оказалась уже лидером, увеличив свои резервы на 159 тонн. Это значит, что совокупный золотой резерв страны составляет 413 тонн, то есть, на 63% выше в годовом исчислении и 20% от совокупных резервов. Польша купила 25,7 тонны в 2018 году, но в 2019 году приобрели за один раз 94,9 тонны в июне (это самый крупный объем разовой покупки за год). В целом, годовой объем приобретений Польши составил 100 тонн, то есть, резервы выросли до 228,6 тонны. Золотые резервы России повысились на 158,1 тонны, то есть, на 42% ниже, чем годом ранее, отчасти потому, что в мае центральный банк решил покупать драгметалл по сниженной цене, чтобы стимулировать отечественных производителей экспортировать больше золота. Резервы золота в Китае поднялись на 95,8 тонны за первые девять месяцев, что увеличило их совокупный объем до 1948 тонн (3% от совокупных резервов). С сентября никакой информации о дальнейших приобретениях не поступало. Центральные банки Казахстана (35 тонн), Индии (32,7 тонны), ОАЭ (13,5 тонны), Катара (11 тонн), Эквадора (10,6 тонны) и Сербии (10 тонн) также увеличили государственные резервы золота.

С 2019 годом завершилось десятилетие, в течение которого центральные банки были ежегодными нетто-покупателями, что совпало с периодом после мирового финансового кризиса в 2008 году. Фундаментальное изменение отношения к золоту привело к значительному и, что важно, устойчивому уровню спроса. За это время центральные банки добавили 5019 тонны в свои золотые резервы, то есть, в среднем на 500 тонн в год по сравнению с 443 тоннами в год за предыдущее десятилетие. Отметим, что за минувшие десять лет объем продаж золота был незначительным.

За этот период два фактора определили увеличение покупок золота со стороны центральных банков, в особенности развивающихся стран: экономическая и геополитическая нестабильность. В течение десяти лет проводилась нетрадиционная денежно-кредитная политика (низкие или отрицательные процентные ставки) с целью восстановления экономической стабильности и роста, а также появились новые очаги нестабильности: национализм, популизм, торговые войны, а также риски вооруженных конфликтов. В результате всего этого центральные банки стали наращивать свои золотые резервы.

Объем спроса за это десятилетие составил 5019 тонн, превысив тем самым показатель за 2000-2009 гг. – 4426 тонн. Это значит, что совокупный мировой объем государственных золотых резервов в настоящее время отстает всего на 10% от рекордного максимума в 38491 тонн, достигнутого в 1966 году.

^ Наверх