В условиях распространения пандемии коронавируса COVID-19, инвесторы и банкиры столкнулись с серьезным дефицитом золотых слитков и монет. Дилеры распродали практически все свои запасы или же закрылись на карантин. Банк «Credit Suisse Group», который чеканит собственные слитки с 1856 года, объявил своим клиентам на этой неделе, что золота в хранилищах не осталось. В Лондоне банкиры арендуют частные авиарейсы и военные грузовые самолеты, чтобы доставить слитки биржам Нью-Йорка. Ситуация настолько усугубилась, что банкиры с Уолл-стрит стали просить Канаду о помощи. От Королевского канадского монетного двора требуют увеличить выпуск золотых слитков для Нью-Йорка.

По словам Аманды Бернье, старшего менеджера по продажам Монетного двора, из-за коронавируса был сокращен штат, поэтому чеканится только один вид золотых слитков. Бернье указывает на «беспрецедентный уровень спроса», в основном от американских банков и брокеров.

На прошлой неделе курс золота вырос на 9%, достигнув 1627 долларов за унцию, тем самым приблизившись к семилетнему максимуму. Только несколько раз с 2000 года желтому металлу удавалось показать столь значительный недельный прирост, в том числе, во время банкротства банка «Lehman Brothers» в сентябре 2008 года.

«Когда люди ожидают дефицит какого-либо товара, тогда они начинают им запасаться. Посмотрите, как быстро исчезла туалетная бумага с полок супермаркетов в условиях пандемии», – отметил Джордж Джеро, аналитик в «RBC Wealth Management» (Нью-Йорк).

В течение тысячелетий желтый металл считался самым ценным товаром, универсальной формой денег, а теперь его используют не только для производства ювелирных изделий и зубных коронок, но также и в электронике и медицине. На протяжении десятилетий стоимость бумажных денег США была привязана к драгметаллу, тысячи тонн которого, находящиеся в Форт-Ноксе заверяли американцев, что их доллары чего-то стоят. Сегодня они должны только верить в то, что доллары чего-то стоят, поскольку президент США Ричард Никсон отвязал доллар от золота в 1971 году.

Американское правительство до сих пор хранит золото в Форт-Ноксе, но не в таком большом количестве, как прежде. Федеральный резервный банк Нью-Йорка хранит огромные запасы драгметалла. Это золото не торгуется на открытом рынке, но является частью национального резерва. На данный момент, Лондон является центром торговли физическим золотом.

Золото является популярным активом среди алармистов и сторонников теорий заговоров, а также занимает почетное место в инвестиционных портфелях, поскольку его цена, как правило, относительно стабильна. Желтый металл особенно востребован во время экономических кризисов в качестве средства защиты от инфляции. Когда ФРС наполняет экономику дешевыми деньгами, как это происходит сейчас, то доллары становятся менее ценными.

«Золото – это деньги, которые нельзя напечатать», – сказал Рой Сибаг, генеральный директор компании «Goldmoney Inc.», которая владеет одним из крупнейших в мире частных запасов золота стоимостью около 2 млрд долларов (по известным причинам, местоположение хранилища не разглашается).

Есть два способа владения золота: можно купить слитки, монеты, ювелирные изделия для хранения в банке, или же приобрести фьючерсные контракты, торгуемые на бирже, гарантирующие держателю доставку определенного количества драгметалла по заранее установленной цене на указанную дату. Торговля этими контрактами происходит на бирже «Comex» в Нью-Йорке. Проблема заключается в том, что большая часть физического золота хранится в Лондоне, и так было с XVII века, с тех пор как было создано хранилище Банка Англии.

На данный момент Банк Англии владеет вторым по величине объемом слитков в мире, отставая только от Федерального резервного банка в Нью-Йорке.

Волатильность на минувшей неделе привела к превышению цен на фьючерсы относительно курса физического золота в Лондоне на 70 долларов за унцию. Как правило, спред между двумя курсами составляет несколько долларов.

В этот период на рынке фьючерсов в Нью-Йорке трейдеры стали заключать контракты на физическую доставку, сообразив, что у банков возникнут проблемы с обеспечением достаточного количества золота, поэтому их можно будет вынудить расплачиваться наличными.

Сибаг сказал, что банкиры предлагали ему купить золото с наценкой в 100 и больше долларов по сравнению с лондонским фиксингом, чтобы заполучить часть его нью-йоркских запасов.

Уэйд Бреннан, бывший трейдер на рынке золота из «Scotiabank», а теперь директор инвестиционной фирмы «Kilo Capital», сказал, что банкиры в США проверяют свои хранилища на предмет оставшегося золота.

Доставить золото в Нью-Йорк, откуда оно переправляется дилерам золота, ювелирам, дантистам и производителям электроники, было трудным делом и в лучшие времена, а теперь, во время пандемии, и подавно.

Большинство золотых слитков перевозится в грузовых отсеках пассажирских самолетов. Охранные фирмы, такие как «Loomis Group», которые организуют рейсы и встречают самолеты в аэропортах, не переправляют больше 5 тонн за рейс, боясь крушения самолета и переживая из-за высоких расходов на страхование. Из аэропорта золото доставляется в грузовике на склады Нью-Йорка.

Для тех, кому удалось доставить драгметалл, такие операции сулят хорошую прибыль. Как правило, для авиадоставки унции золота требуется около 20 центов, чуть менее 20 центов для переплавки слитков и изготовления их в соответствии со стандартами Нью-Йоркской биржи (лондонские слитки тяжелее), и еще 10 центов или около того составляют затраты на финансирование.

Поэтому если цены в Нью-Йорке на доллар выше лондонских, то банк может заработать 80 тыс. долларов, транспортировав 5 метрических тонн золота.

^ Наверх