Гана недавно обогнала ЮАР, став крупнейшей страной-производителем желтого металла на африканском континенте. Напомним, что ЮАР была на протяжении многих десятилетий не только крупнейшим производителем золота в Африке, но и в мире.

Однако теперь гегемония ЮАР ушла в прошлое.

Впрочем, по некоторым данным, именно Судан является производителем золота «номер один» в Африке, причем занимает это место уже несколько лет.

Однако добыча золота в этой стране осуществляется в «теневом секторе», кустарными шахтерами.

Теперь посмотрим на статистику.

По состоянию на декабрь 2018 года, объем добычи золота в ЮАР упал до 4,2 млн. унций. В то же время, в Гане был достигнут рекордный показатель – 4,8 млн. унций.

Это означает, что Судан должен был произвести больше чем 4,8 млн. унций золота, в основном за счет кустарной добычи.

Впрочем, если суданское правительство продолжит привлекать прямые иностранные инвестиции в добывающую промышленность, то кустарная добыча исчезнет, а это приведет к еще большему обеднению населения в этой центральноафриканской стране, которая и без того является одной из самых беднейших стран в мире.

Учитывая неофициальный статус данных по Судану, нужно признать, что ЮАР находится на втором месте по добыче после Ганы.

Тем не менее, вклад ЮАР все еще велик – на нее приходится более 21% от совокупного объема добычи золота на континенте.

Это большой объем, если анализировать легальный сектор золотодобычи. Почти одна пятая экономики ЮАР зависит от добывающего сектора, и золото занимает выдающееся положение в нем.

Повышение курса золота

Положительным моментом для мирового рынка золота является рост курса драгметалла, который находится в продолжительном повышательном тренде, недавно преодолев психологически важную отметку в 1500 долларов за унцию впервые за шесть лет.

Очевидно, что рост цен на золото является хорошим стимулом для золотодобытчиков ускорять геологоразведку, привлекать инвестиции и приступать к разработке новых месторождений.

Это хорошая новость, учитывая, что геологоразведочные работы на африканском континенте почти прекратились за последнее время.

Во многом причиной этого стал резкий рост ресурсного национализма в сочетании с политической нестабильностью в таких странах, как ЮАР, Танзания и Конго.

Инвесторы осознали, что они могут извлечь большую прибыль в других странах. Однако если рост курса продолжится, то они могут изменить свое мнение и все-таки прийти в Африку.

Возникает вопрос: почему курс золота находится в повышательном тренде?

Ответ таков: торговая война между США и Китаем привела к недавнему скачку цены на желтый металл.

Когда президент Трамп объявил в преддверии саммита Большой двадцатки, что он готов ввести максимальные торговые тарифы на китайский импорт, цена на желтый металл резко выросла.

Однако после встречи с президентом Си Цзиньпином были опубликованы новости о возможности торгового соглашения, и неопределенность стала исчезать.

Инвесторам не нравится неопределенность. Когда уровень экономической предсказуемости низок и растет инфляция, то возникает всплеск спроса на золото, являющегося защитным активом. Например, на данный момент аналитики считают, что в сентябре ФРС продолжит понижать процентные ставки.

Если понижение произойдет, то потребительские расходы снова увеличатся в США, а это приведет к инфляции. Когда вырастет инфляция, то увеличится спрос на золото.

Как уже упоминалось, объем кустарной и мелкой добычи в Африке оказался намного более масштабным, чем предполагалось ранее, и он быстро растет.

Тем не менее, легальный сектор также процветает, особенно в Западной Африке, которая обладает высококачественными месторождениями золота.

Кроме того, относительная приближенность залежей золота к поверхности делает страны регионы привлекательными с точки зрения инвестиционного потенциала и, следовательно, необходимый объем капитала будет найден.

Такие страны, как Кот-д’Ивуар, Мали, Буркина-Фасо и Гвинея являются перспективными с точки зрения добычи золота; вмешательство властей этих стран в экономику минимально, и они принадлежат к одной валютной зоне – африканскому французскому франку, привязанному к евро.

^ Наверх