Первая часть здесь.

Артур Ролник и Уоррен Вебер в своем классическом труде «Деньги, инфляция и объем производства при фиатном и товарном стандартах», пришли к выводу, что «при фиатных стандартах, темпы роста денежной массы, уровня инфляции и объемов производства выше, чем при товарных стандартах».

Нобелевский лауреат-экономист Джеймс Бьюкенен считает, что «доллар не обеспечен никаким сырьем, не является конвертируемой валютой. У нас есть денежно-кредитный орган, ФРС, по сути обладающий монополией на выпуск ничем не обеспеченных бумажных денег; орган, который никогда не был одобрен законодательно, не зафиксирован конституционно».

В то же время либерализм предполагает ограничение власти правительства с целью обеспечения свободы людям самостоятельно решать, что им нужно делать. Золотой стандарт до 1914 года предусматривал как раз такие «правила игры», благодаря которым творческий потенциал человека процветал – и люди могли рассчитывать не только на долгосрочную стабильность, но и на устойчивые обменные курсы. Кроме того, большинство ученых сходятся в том, что период классического золотого стандарта 1880-1914 гг. характеризовался инновациями, экономическим ростом, свободной торговлей и надежными деньгами. Йозеф Шумпетер пишет:

«Золотая валюта является неотъемлемой частью свободной рыночной экономики. Она связывает денежные ставки и уровни цен данной конкретной страны с денежными курсами и уровнями цен всех стран, поддерживающих золотой стандарт. Этот стандарт не приемлет увеличение государственных расходов и принятие таких решений властей, которые не связаны непосредственно с расходами, например, касающихся внешней торговли, налогообложения, но при этом нарушающих принципы классического либерализма. Это валюта является индикатором и гарантией буржуазной свободы, – свободы не только буржуазного интереса, но свободы в буржуазном смысле. С этой точки зрения человек может вполне обоснованно бороться за золотой стандарт».

Даже Джон Мейнард Кейнс признавал огромные преимущества золотого стандарта, существовавшего до 1914 года:

«Какой экстраординарный эпизод экономического прогресса человека, какая эпоха завершилась в августе 1914 года! Да, большая часть населения работала с утра до ночи, и при этом жила с минимальными удобствами, но, судя по всему, была вполне довольна своей судьбой. Но даже из этого состояния можно было выбраться, обладая способностями и волей, став частью среднего и высшего классов, для которых жизнь предоставляла, не за большие деньги и с наименьшими трудностями, удобства и комфорт, недостижимый для самых богатых и могущественных монархов прошлого».

Как повлияет золотой стандарт на ФРС?

Если кому-то не позволяется занять пост члена в Совете ФРС из-за его или ее веры в идею классического золотого стандарта (как, например, не повезло ставленнице Дональда Трамп – Джуди Шелтон), то в таком случае и Алану Гринспену никогда бы не разрешили работать в Совете. Он тоже ведь был защитником идеи классического золотого стандарта. В 1966 году он писал:

«Почти истерическое неприятие золотого стандарта – вот что объединяет всех сторонников сильной государственной власти. Похоже, они чувствуют, – возможно, даже острее, чем многие защитники либерализма, – что желтый металл и экономическая свобода неразделимы, что золотой стандарт является инструментом либерализма, то есть, один предполагает и требует другого. Чтобы понять причину этого неприятия, необходимо сначала уразуметь специфическую роль золота в свободном обществе».

Опыт классического золотого стандарта показал путь улучшения текущей системы. Это не значит, что нам необходимо обязательно вернуться к такому стандарту. Речь просто идет о том, что не следует называть эту идею «сумасшедшей». Например, один из основателей Теневого комитета открытого рынка, Карл Бруннер, однажды призвал создать международный «клуб финансовой стабильности», государства-члены которого должны были принять определенный денежно-кредитный кодекс для уменьшения нестабильности, присущей режиму фиатных денег. Возвращение к денежно-кредитной политике, построенной на кодексах и правилах, будет означать повторение лучших уроков эпохи золотого стандарта.

Итак, Гринспен одобрительно высказывался относительно идеи классического золотого стандарта. Однако будучи уже в должности председателя ФРС он понял, что ему придется работать в рамках уже сформированной системы, а не выступать за возвращение к золотому стандарту, существовавшего до 1914 года. Тем не менее, глубокие познания в этой области, – в том числе, того ключевого положения, что именно процентные ставки, а не центральный банк, распределяют ограниченное количество капитала, – помогли ему сформировать собственный подход к денежно-кредитной политике ФРС. Даже спустя много лет после того, как он стал главой ФРС, Гринспен заявил на слушаниях в Конгрессе в 2001 году следующее: «Господин председатель, пока у нас будет существовать фиатная валюта, центральный банк будет стремиться к тому, чтобы достигнуть результатов золотого стандарта».

^ Наверх