Публикуем перевод отчет Всемирного золотого совета, а именно тех частей, которые касаются спроса на золотые слитки и монеты, а также спроса со стороны центральных банков.

В третьем квартале этого года спрос на золото упал на 9% по сравнению с предыдущим годом, достигнув 915 тонн. В годовом исчислении спрос снизился на 12%. Объем паев в золотых биржевых фондах продолжает увеличиваться, составив 18,9 тонны, однако этот показатель не очень высокий, если сравнить его с аналогичным периодом 2016 года (144,3 тонны). В ювелирной отрасли произошло уменьшение спроса на 3%, на 17 тонн, по сравнению с прошлым годом. Спрос со стороны других секторов остается достаточно высоким: центральные банки приобрели 111 тонн золота (рост составил 25% по сравнению с прошлым годом), а инвестиции в слитки и монеты увеличились на 17% (до 222,3 тонны).

Главные положения отчета

Спрос на золотые ювелирные изделия в третьем квартале снизился. Объемы реализации ювелирных изделий продолжают находиться ниже долгосрочных средних уровней. Падение объема продаж в Индии стало основной причиной неудачного совокупного результата.

Налоговые и законодательные реформы в Индии уменьшили спрос на золото в стране. Новый налоговый режим испугал потребителей, вместе с принятыми мерами по борьбе с отмыванием денег, регулирующие розничные сделки с ювелирными изделиями.

Приток паев в золотые биржевые фонды не слишком высок: их объем вырос всего на 18,9 тонны. Инвесторы до сих пор высоко ценят золото, поскольку оно является инструментом хеджирования риска. Однако при этом основное их внимание в этом квартале было уделено растущим фондовых рынкам.

Рост спроса на слитки и монеты был обеспечен, в основном, благодаря Китаю. Объем мировых инвестиций в слитки и монеты вырос на 17% по сравнению с относительно слабым уровнем в прошлом году. Китайские инвесторы начали покупать золото, как только оно понизилось в цене, тем самым продлив тенденцию роста этого сектора на четвертый квартал подряд.

Объем золота, используемого для технологий, увеличился четвертый квартал подряд. Спрос на чипы оперативной памяти, для производства которых используется желтый металл, продолжал расти благодаря возросшей популярности высококлассных смартфонов.

В третьем квартале общий объем предложения золота упал на 2%. Добыча золота упала на 1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года; кроме того уже пятый квартал подряд осуществляется чистое дехеджирование. Объем переработки лома продолжил уменьшаться (-6%) после скачка в 2016 году.

Спрос на золотые слитки и монеты

Мировой объем спроса на слитки и монеты вырос на 17% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, достигнув 222,3 тонны (9,1 млрд. долларов США). Однако данное сравнение может создать ложное представление о ситуации в этом секторе, ведь в третьем квартале прошлого года был достигнут самый низкий уровень спроса на слитки и монеты с 1-го квартала 2009 года. При рассмотрении в более широкой перспективе, спрос в 2017 году на самом деле находится ниже 3-, 5- и 10-летних квартальных средних показателей.

Китай внес наибольший вклад в мировой рост спроса в годовом исчислении, поскольку спрос в стране вырос на 57%, достигнув 64,3 тонны. Рынок золота в Китае находится в относительно хорошей форме: показатель 2017 год стал вторым по величине объемом спроса на слитки и монеты.

В этом году два обстоятельства оказались определяющими для китайского рынка. Во-первых, с макроэкономической точки зрения, речь идет об опасениях по поводу возможной девальвации юаня, а также страхов относительно возможного роста инфляции, что очень беспокоило инвесторов. Во-вторых, было относительно мало альтернативных объектов для инвестирования. Так, китайские власти наложили ограничения на рынок недвижимости в начале этого года. Поэтому золото оказалось в выигрышном положении, поскольку является торгуемым во всем мире активом и инструментом хеджирования против ослабления валюты.

Конкуренция на китайском рынке остается ожесточенной. Богатые инвесторы больше отдают предпочтение слиткам Шанхайской биржи золота по сравнению с продуктами отечественных банков по причине низких премий. В результате чего некоторые банки объединились с известными производителями золотых ювелирных изделий для усиления своих позиций. В июле Банк связи начал сотрудничать с пекинской компанией «Caibai» - одним из крупнейших игроков на ювелирном рынке Китая – чтобы создать золотые инвестиционные продукты. «Caibai» будет разрабатывать и производить продукцию, а Банк, имея богатый опыт в инвестиционном деле, а также обширную сеть филиалов, займется ее реализацией.

При этом противоположная картина сложилась в Индии – во втором по величине рынке слитков и монет в мире – поскольку спрос здесь снизился. Всему виной стал новый налоговый режим.

Налог на товары и услуги негативно повлиял на торговлю в Индии. Импорт золота в июле уменьшился, поскольку импортеры пытались адаптироваться к новому налоговому режиму. При отсутствии ясности, большинство банков перестали импортировать золото на основе консигнаций.

При этом индийский рынок был наводнен золотом из Южной Кореи. Некоторое время трейдеры использовали для своей выгоды соглашение о свободной торговле между двумя странами, которое предусматривало, что золотые монеты будут облагаться налогом в размере 1%. Правительство закрыло эту лазейку после протестов со стороны участников рынка золота. Но в течение короткого периода – в июле и августе – около 30 тонн золотых монет из Южной Кореи было продано в Индии. Они были переплавлены для переработки производителями ювелирных изделий, а не проданы непосредственно розничным инвесторам.

Это повлияло на курс золота в Индии: дешевый импорт уменьшил отечественную цену на золото до 7 долларов США за унцию в августе. Как только эта лазейка была закрыта 25 августа, разница уменьшилась, и местная цена на золото стала превышать мировой уровень к празднику Дивали в октябре. Правительство также выступило против торговых домов, которые импортировали южнокорейские монеты: 18 октября Генеральный директорат внешней торговли наложил ограничения, запрещающие продавать импортное золото на внутреннем рынке.

Для Турции третий квартал этого года оказался очень удачным. Спрос на слитки и монеты достиг 15 тонн, что почти в три раза больше, чем за аналогичный период прошлого года. Уменьшения в цене золота в лирах в течение этого квартала привлекло внимание некоторых инвесторов, но два события оказали выдающееся влияние. Как известно, в ноябре прошлого года президент Эрдоган высказался в пользу золота. До сих пор влияние его слов дает о себе знать. Кроме того, Государственный фонд гарантирования кредитов, который занимается с малым и средним бизнесом, привел к росту экономики и поддержанию спроса на золото. Поэтому спрос достиг самого высокого уровня с 2013 года в годовом исчислении.

Спрос на слитки и монеты в Европе вырос на 12 тонн, достигнув 45,5 тонны, что является повышением на 36% по сравнению с относительно слабым кварталом прошлого года. Наибольший вклад в этот рост внесла Германия – лидер спроса на золото в Европе – поскольку спрос увеличился на 45%, до 25,1 тонны. В июле наблюдался всплеск активности, поскольку цена золота в евро снизилась до самого низкого уровня с февраля 2016 года. Геополитический риск, вызванный выборами, увеличивал спрос в некоторых странах на протяжении последних лет, но в Германии этого не произошло. Наши контакты в отрасли не считали немецкие выборы в сентябре существенным событием, способным повлиять на спрос.

Несмотря на небольшой рынок, Южная Корея также показывает рост. Инвестиционный спрос увеличился на 42%, до 1,4 тонны на фоне обострения напряженности между ее соседом, Северной Кореей, и США. Объем продаж небольших золотых слитков – 100 г и 10 г – был большим, поскольку инвесторы покупали актив, который достаточно легок для транспортировки и удобен для оплаты.

Рынок США уменьшился, поскольку объем спроса составил 7,3 тонны по сравнению с 17,7 тоннами в третьем квартале 2016 года. После очень сильных показателей в 2016 году – третий лучший год по спросу на слитки и монеты в истории США – текущий год является не выдающимся: спрос в годовом исчислении был самым низким с 2006 года. Дилеры сообщают, что инвесторы разочарованы курсом золота, который остается в узком диапазоне и плохо выглядит на фоне крупного успеха индекса Стандарт энд Пурз 500.

Спрос со стороны центральных банков и других учреждений

Мировые официальные золотые запасы выросли на 25% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года благодаря лишь нескольким банкам.

В третьем квартале центральные банки в совокупности увеличили свои золотые запасы на 111 тонн. Это значит, что в годовом исчислении спрос в этом секторе показывает внушительные 289,6 тонны. Третий квартал оказался очень похожим на ситуацию в прошлом году: на Россию пришлось большая часть приобретений, а Казахстан и Турция также увеличили свои запасы.

Как и в последние годы, Центральный банк Российской Федерации был самым крупным покупателем. Им было приобретено 63 тонны в третьем квартале, поэтому совокупные золотые запасы достигли 1778,9 тонны (17% от общего объема запасов). В годовом исчислении российские золотые запасы выросли почти на 164 тонны, примерно на 35 тонн больше, чем за тот же период 2016 года, и на 112 тонн больше, чем у второго по величине покупателя – Турции.

После возвращения на рынок и купли золота во втором квартале, Центральный банк Турции продолжил наращивать свои золотые запасы. В третьем квартале Турция приобрела 30,4 тонны. Резервы (за исключением запасов в коммерческих банках) достигли отметки в 167,4 тонны в конце сентября, что на 50 тонн выше, чем в конце апреля этого года.

В течение данного квартала Казахстан приобрел 10,3 тонны. Его центральный банк в течение последних пяти лет увеличивал золотые запасы каждый месяц, накопив 185,3 тонны.

В следующих странах центральные банки увеличили запасы в течение этого квартала: Катар (3,1 тонны), Кыргызская республика (1,3 тонны), Индонезия (1,2 тонны) и Монголия (0,4 тонны). Хотя эти цифры незначительны по сравнению с упомянутыми выше данными, они демонстрируют, что центральные банки развивающихся рынков сохраняют интерес к золоту, чтобы диверсифицировать свои запасы.

Чистые сокращения запасов золота в третьем квартале были ограниченными. Германия продала 0,4 тонны для своей программы чеканки монет, а Таджикистан и Малайзия немного уменьшили свои запасы: на 1,3 и 0,6 тонны соответственно.

^ Наверх