Согласно трем законопроектам, представленным на рассмотрение законодателями американского штата Вайоминг, казначейство штата должно инвестировать свои ресурсы в золото и серебро. Эти инициативы являются логическим продолжением принятого летом прошлого года решения властей штата признать золото и серебро законными платежными средствами, как этого требует Конституция страны в статье 1, разделе 10: «Ни один штат не может <…> уплачивать долги чем-либо иным, кроме золотой и серебряной монет».

В случае подписания этих трех законопроектов, казначейство штата обязано будет инвестировать 10% своих денег, хранящихся в государственном пенсионном фонде, резервном фонде и целевом фонде по минеральным ресурсам в золото и серебро. У каждого законопроекта по 15 и больше коспонсоров, которые убеждают других законодателей в необходимости их принятия, чтобы создать альтернативу традиционным активам этих фондов, состоящих из государственных банкнот, облигаций и других форм инвестиций. Это будет особенно актуальным решением, поскольку эти фонды понесли убытки на сумму более 200 млн. долларов из-за инвестиций в иностранные ценные бумаги.

Эти законопроекты появились как результат решения властей прошлым летом, согласно которому жителям было позволено использовать золото и серебро наряду с банкнотами ФРС (бумажными или цифровыми) в ежедневных операциях без всякого налогообложения. Изначальный законопроект получил всеобщую поддержку в Палате представителей и Сенате штата, и ожидается, что у текущих законопроектов, представленных на рассмотрение в течение прошлой недели, будет та же история.

Майк Махарри, директор по связям в Центре 10-й поправки, был в восторге от этой новости: «Теперь в Вайоминге монеты из драгметаллов считаются деньгами, а не обычными товарами, поскольку операции с золотом и серебром не облагаются налогами. Это большой шаг вперед к восстановлению золота и серебра в качестве законного платежного средства и разрушению монополии ФРС в монетарной сфере».

Бывший конгрессмен Рон Пол, сторонник идеи признания драгметаллов в качестве денег, сказал следующее по этому поводу: «Мне очень грустно, что это конституционное требование не выполняется. Но благодаря таким маленьким шагам произойдет настоящая революция в денежно-кредитной политике».

Уильям Грини, доцент политологии в Южно-техасском колледже и аналитик в Институте Мизеса, считает, что признание указанной нормы Конституции в штате Вайоминге может привести к реализации закона Грешама, только наоборот: «Как только жители штата станут использовать наряду с банкнотами ФРС, также и серебряные, золотые монеты, то они сразу заметят, что монеты сохраняют свою стоимость лучше, чем банкноты ФРС, а это приведет к эффекту «закона Грешама наоборот», то есть, хорошие деньги (золотые и серебряные монеты) вытеснят плохие деньги (банкноты ФРС). Как только это произойдет, реальное, физическое богатство будет поступать в государственную казну и в банки, в том числе со стороны других штатов, поскольку все захотят заработать на надежных деньгах. Это, в свою очередь, может привести к отказу от использования банкнот ФРС в повседневной жизни».

Самым главным последствием этого станет обнажение проблематичности бумажных и цифровых денег. Бывший председатель ФРС Ален Гринспен знал о ней и даже описал ее в своей статье «Золото и экономическая свобода» 1966 года: «Госдолг при золотом стандарте будет минимальным. Отказ от золотого стандарта позволил государственникам использовать банковскую систему в качестве средства для неограниченной кредитной экспансии. Они создали резервы из бумажных денег в форме государственных облигаций, которые – посредством сложного механизма – банки фиксируют в качестве материальных активов, фактических депозитов, то есть, как эквивалент того, что раньше было хранением золота. Но дело в том, что в настоящее время банки накапливают в большей степени непогашенные обязательства, чем реальные активы. Закон спроса и предложения нельзя обмануть. Поскольку предложение денег (обязательств) превышает предложение материальных активов в экономике, то цены должны, в конечном итоге, вырасти. Таким образом, сбережения производительных членов общества теряют стоимость в смысле количества товаров, которые они могут купить за аналогичную сумму денег. Когда доходы и расходы в экономике придут к балансу, то станет очевидно, что эта потеря стоимости, представленная в товарах, приобретенных правительством для социальных или иных целей, возникла благодаря государственным облигациям, финансируемым за счет банковской кредитной экспансии».

Гринспен добавил, что граждане оказались в ловушке из-за монополии ФРС на то, что сейчас считается деньгами: «В отсутствие золотого стандарта, невозможно защитить сбережения от конфискации через инфляцию. Нет безопасного средства сбережения. Если бы они где-нибудь и были, то власти должны были бы сделать их владение незаконным, как это и произошло с золотом».

Это маленький скелет в шкафу, о котором мало кто знает, - пишет Гринспен (который, как известно, в последующие годы возглавлял организацию, разрушавшую покупательную способность денег посредством инфляции): «В этом заключается неудобный секрет действий государственников, направленных против золота. Инфляция – это просто схема конфискации богатства. Золото стоит на пути этого тлетворного процесса. Оно выступает в качестве защитника прав собственности. Если понять это, то не составит труда понять враждебность властей по отношению к золотому стандарту».

Вот что стоит за историей возвращения статуса законных платежных средств золотым и серебряным монетам в штате Вайоминг. Этот штат, если Грини прав, станет первым штатом, громко заявившим, что банкноты ФРС не являются федеральными (конституционными) денежными средствами.

^ Наверх