Материал из июльского номера журнала «Gold Investor», выпускаемого Всемирным золотым советом.

Доллар США был главной резервной валютой на протяжении десятилетий. Теперь, однако, мировая экономика становится многополярной системой, поскольку юань начинает занимать доминирующее положение. Этот переход может спровоцировать крупные геополитические конфликты. Для стран, стремящихся уменьшить риски, связанные с указанными обстоятельствами, золото является выгодным объектом вложения. Д-р Эндрю Шэн, заслуженный научный сотрудник Азиатского глобального института Университета Гонконга, объясняет причины происходящего перехода.

Включение юаня в корзину международных резервных валют МВФ стало сигналом того, что приходит пора китайской валюты. В связи с этим возникают важные экономические, финансовые и политические вопросы.

Находится ли в опасности статус доллара США в качестве господствующей резервной валюты в мире? Будет ли совершен переход к мультивалютной резервной системе? Повлияет ли это на геополитическую стабильность? Если «да», то, как власти смогут уберечь себя от этих рисков? Для центральных банков в Азии ответ на последний вопрос может заключаться в приобретении золота.

Корзина международных резервных валют МВФ (известная как специальные права заимствования) первоначально была разработана в дополнение к официальным резервам стран-членов этой организации, и в течение первых 15 лет этого столетия их стоимость определялась в соответствии с долларом США, иеной, евро и фунтом стерлингов. В 2015 году, однако, к этому списку был добавлен юань, что является ключевым индикатором растущего глобального влияния этой валюты.

В недавнем отчете МВФ («Блоки резервных валют: изменение международной монетарной системы?»; авторы - Камило Товар и Таня Мохд Дор) эта идея была развита вплоть до добавления юаневого блока к уже существующим валютным блокам с евро и долларом.

За исключением юаня, долларовый блок явно доминирует с точки зрения ВВП и распространенности. Что касается паритета покупательной способности (ППС), то на долю долларового блока приходилось около 60% мирового ВВП в период в 2011-2015 гг. Доля евро – 26%, фунта стерлингов – 7%, а иены – 5%.

Однако если считать юань отдельным валютным блоком, то мировая экономика становится намного более многополярной. Доллар будет составлять 40% мирового ВВП, юань – 30%, евро – 20%, иена – 5%, а стерлинг – 3%. Эти цифры свидетельствуют о том, что международная монетарная система (ММС) уже переходит от биполярной системы доллар-евро к подлинно многополярной системе.

Показатели ППС могут преувеличивать влияние юаня, но нет никаких сомнений в том, что Китай стремительно превращается в доминирующую экономическую силу в современном мире. Это факт приведет к значительным последствиям для ММС и резервных валют.

Уже наблюдаются признаки того, что уровень долга США подорвал статус доллара как доминирующей резервной валюты. США обладают объемом чистых инвестиционных обязательств перед остальным миром на уровне 40% своих ВВП, и эти обязательства финансируются исключительно посредством низких процентных ставок. Ситуация становится все более неустойчивой, особенно с учетом того, что в евро-блоке и юаневом блоке существует положительное сальдо по текущим операциям.

Переход к многополярной системе резервных валют предполагает осуществление определенных мер для обеспечения эффективного функционирования ММС. Золото может сыграть важную роль в этих условиях.

На данный момент ММС опирается на господство доллара США, у которого наблюдается дефицит по текущим операциям, что ограничит предложение американской валюты всему миру. Становление многополярной системы уменьшит потребность в этом предложении. По иронии истории, рост влияния экономик с положительным сальдо, таких как Европа, Китай и другие азиатские страны, привел к усилению доллара без альтернативных каналов для избыточных сбережений.

Стратегия управления портфелем стандартных резервов в центральных банках нуждается во взвешенном, исходя из ВВП или оплаты, количестве резервов в иностранной валюте. Поскольку на доллар приходится 88% всех операций в иностранной валюте, экономики с положительным сальдо хранят большие объемы долларов в своих резервах, тем самым, концентрируя свои риски в долларе, при этом не диверсифицируя их.

Такое поведение можно считать недальновидным, но оно, наверное, неизбежно, поскольку в мире не существует глобального центрального банка и глобальной фискальной политики. В результате чего, центральные банки и правительства стараются выполнить три, часто исключающих друг друга, задачи: осуществить стратегию управления портфелем и национальную стратегию управления рисками, а также обеспечить глобальную системную стабильность.

Это объясняет то, почему долларовые запасы в официальных резервах остались на уровне примерно двух-третей от совокупных официальных резервов мира. Приток капитала со стороны развивающихся рынков в развитые страны осуществляется потому, что центральные банки и частные инвесторы находятся в поиске ликвидности и обращают внимание на лучшие кредитные рейтинги, которые предлагаются только рынками с доминирующими резервными валютами.

Однако внутренне присущий недостаток отсутствия системы в ММС вполне очевиден, и он может объяснить, почему многие центральные банки развивающихся рынков накапливают золото в своих резервах. Желтый металл является ликвидным, и у него нет кредитного риска и риска дефолта.

Бывший председатель ФРС США, Алан Гринспен без обиняков признал это, публично заявив, что золото является идеальным активом-страховкой. Стоимость фиатных валют зависит от их кредитного рейтинга, финансового состояния страны, политики правительства или центрального банка. Золоту не нужна подпись контрагента, оно не зависит от национальной фискальной или экономической политик, и поэтому – это наиболее эффективный инструмент хеджирования геополитического риска.

Кибер-валюты не представляют собой подходящую альтернативу. Хотя они созданы анонимными майнерами без контрагентов или централизованной регистрации, кибер-валюты крайне волатильны, а инвесторы оказываются незащищенными от мошенничества, манипулирования и краж. У золота, напротив, есть уникальная и разнообразная система спроса, которая делает его идеальным инструментом диверсификации портфеля и защитным активом.

Неизбежный вывод, к которому следует прийти, заключается в том, что золото - это единственный жизнеспособный альтернативный актив для официальных резервов, имеющий необходимую ликвидность, корреляционные характеристики и доверие. Поэтому центральные банки, стремящиеся к диверсификации или страхованию от рисков, должны, стало быть, увеличивать свои золотые запасы.

Этот аргумент особенно уместен для Китая и Индии, крупнейших стран-потребителей золота в мире. Однако на данный момент доля золота в резервах Китая составляет всего 2,3%, а показатель Индии равен 5,8%. Для сравнения, в развитых странах доля золота составляет более 60%, например, в США, Германии, Италии и Франции. Мало того, что со стратегической точки зрения Китаю и Индии как странам с положительным сальдо, следует запасаться золотом; экономически – это также оправдано. Согласно недавним исследованиям, проведенным по заказу Всемирного золотого совета, если центральные банки увеличат свои золотые запасы на 2%, 5% или даже на 10%, то это приведет к увеличению доходности и снизит волатильность в среднесрочной и долгосрочной перспективах. Таким образом, золото обладает важными преимуществами, увеличивая ликвидность, уменьшая риск, обеспечивая подлинную диверсификацию геополитических угроз.

Вряд ли МВФ включит золото в состав специальных прав заимствования. Однако если страны с положительным сальдо, в особенности, крупные азиатские страны, увеличат свои золотые запасы, то это может преобразовать ММС, одновременно снизив геополитический риск.

Это могло бы произойти поэтапно, если бы закупки осуществлялись с должным учетом среднесрочной и долгосрочной стабильности цен. Если бы страны с крупным положительным сальдо начали бы действовать сообща в вопросах управления резервами, то это бы оказало заметное положительное влияние на стабильность ММС.

На данный момент ММС находится в процессе трансформации, поскольку юань занимает все более влиятельное место, а уровень долга США ставит под вопрос господство доллара. В таких условиях, золото может сыграть крупную роль. Но, если золоту суждено реализовать свой потенциал, то страны с крупным профицитом текущих счетов должны поучаствовать в этом движении, признав желтый металл в качестве системного и значительного инструмента диверсификации глобального риска.

^ Наверх