Многие комментаторы сравнивают биткойн с золотом как инвестиционным активом. «Может ли биткойн быть золотом версии 2.0?», - задается вопросом один портфельный аналитик. «Биткойн стремится заменить золото в качестве инструмента хеджирования от нестабильности», - утверждает другой.

Экономисты, напротив, больше заинтересованы в сравнении валютной системы, если бы она была основана на биткойне, с системой золотого стандарта. В примечательной статье Джорджа Селгина от 2015 года, биткойн определен как «синтетическая сырьевая валюта». Историк валюты, Уоррен Вебер, в отчете Банка Канады под названием «Биткойн-стандарт: уроки золотого стандарта», в которой анализирует гипотетическую международную валютную систему на основе биткойна, пришел к выводу, что «биткойн-стандарт очень напоминает золотой стандарт» до Первой мировой войны. А совсем недавно экономист из чикагского университета, Джон Кохрейн, в своем блоге охарактеризовал биткойн как «электронную версию золота».

В каких важных отношениях сходны гипотетическая биткойн-система и золотой стандарт? В каких других важных отношениях они отличаются друг от друга?

Сходства и различия

Биткойн похож на золотой стандарт, по крайней мере, исходя из двух характеристик: 1) и биткойн, и золото не привязаны к государству, поэтому они могут быть международными денежными средствами, которые не являются созданием какого-либо национального центрального банка или министерства финансов; 2) обе обеспечивают денежную массу, которая надежно ограничена по количеству (это является основным моментом сходства, с точки зрения Селгина), в отличие от фиатных денег, которые центральный банк может печатать в любом количестве, в каком пожелает.

Биткойн и золотой стандарт имеют и явные отличия друг от друга. Золото – это материальное, физическое сырье, а биткойн – это сугубо цифровой актив. Эта разница может быть не слишком важна для клиента, с точки зрения того, как платить за биткойн, ведь право собственности на биткойн может быть передано через онлайн или лично посредством приложения в смартфоне или картой. В отличие от биткойна, платежи с использованием золота могут происходить без участия третьих лиц, поскольку необходимо только наличие физической монеты или слитка. Платежи электронным золотом потребует доверенного посредника, хранящего золото. Биткойн-платежи работают на основе распределенной книги и проходят через пиринговую электронную систему без помощи финансового учреждения. На практике, однако, большинство трансакций с биткойном возможны благодаря услугам коммерческих поставщиков хранилищ и обмена, таких как «Coinbase».

Самое важное отличие между биткойнами и золотом заключается в разном механизме их спроса и предложения, которые придают разную степень стабильности их покупательной способности. Объем надземного золота медленно увеличивается каждый год благодаря золотодобыче по всему миру со скоростью, которая реагирует на, и стабилизирует, покупательную способность золота. Невалютный спрос на это сырье также реагирует на курс золота и уменьшает движение его стоимости. Скорость создания биткойна, напротив, полностью запрограммирована. Она не реагирует на покупательную способность, и здесь нет никакого спроса на сырье.

Отличие от механизма предложения

Следует рассмотреть сферу предложения более подробно. Годовая добыча золота достигает всего нескольких процентов (обычно от 1 до 4%) по сравнению с уже добытым объемом надземного золота. Объем золота, используемого в немонетарных целях, то есть, где оно впоследствии не восстанавливается, невелик (речь идет, например, о пломбах зубов, в отличие от ювелирных изделий). Однако общий запас золота растет с течением времени. По традиции это приводит к почти нулевому уровню инфляции в странах с золотым стандартом.

Количество биткойнов в обращении было запрограммировано на увеличение в объеме 4% в 2017 году, но темп роста запрограммирован на постепенное уменьшение в будущем и достигнет нуля в 2140 году. В этот момент, если, конечно, реальный спрос на биткойн будет расти с таким же темпом как реальный ВВП, биткойн продемонстрирует небольшой совокупный рост в своей покупательной способности, или, другими словами, мы увидим умеренную дефляцию в биткоинных ценах на товары и услуги (Уоррен Вебер приходит к аналогичному выводу в своей статье). Этот вид дефляции, вызванной ростом, является несерьезным, но разница существенна в реальных экономических показателях благосостояния между денежной массой, которая неуклонно растет на 3% в год (имеется в виду золото), а другая – растет на 0% (биткойн).

Ключевым различием в механизме предложения является существование колебания темпов производства денежного золота в ответ на его покупательную способность, в отличие от отсутствия таких колебаний у биткойна. Рост покупательной способности биткойна не вызывает каких-либо изменений в количестве биткойна в краткосрочной перспективе или в долгосрочной перспективе. На языке учебника по экономики, кривая предложения биткойна всегда вертикальна (кривая предложения, впрочем, запрограммирована на сдвиг вправо с течением времени, пока не остановится на уровне 21 млн. единиц).

Напротив, постоянный рост покупательной способности золота приводит к небольшому увеличению количества денежного золота в краткосрочной перспективе путем стимулирования владельцев предметов неденежного золота (в форме ювелирных изделий и подсвечников), переплавить некоторые из них и монетизировать их (при функционирующих монетных дворах) в ответ на растущие альтернативные издержки на их владение и для увеличения богатства их владельцев. Краткосрочная кривая предложения не является вертикальной. Еще важнее то, что этот рост приводит к значительно большему увеличению в долгосрочной перспективе за счет стимулирования владельцев золотых шахт к увеличению объемов их добычи. Долгосрочная кривая предложения запасов для монетарного золота довольно незначительная. Покупательная способность золота возвращается к своей норме в долгосрочной перспективе, что четко можно проследить на исторических данных.

Поскольку его количество предварительно запрограммировано, объем биткойнов не зависит от шоков в сфере предложения, в отличие от денежного золота. Впрочем, шоки в сфере предложения по причине открытия новых месторождений золота при золотом стандарте были исторически очень малы. Крупнейшим шоком в истории стала одновременная золотая лихорадка в Калифорнии и Австралии, которая (по словам Хью Рокоффа) привела только к 6,39% годового прироста мирового запаса золота за десятилетие 1849-1859 гг., в результате чего в странах с золотым стандартом за это десятилетие уровень годовой инфляции составил менее 1,5%. Для справки, средний показатель среднегодовых темпов роста объемов золота на протяжении 1839-1919 гг. составил около 2,9%.

Прогнозирование предложения

В результате долгосрочной ценовой эластичности предложения золота в сочетании с малым количеством и редкостью шоков в сфере предложения, его покупательная способность при классическом золотом стандарте была более предсказуемой, особенно в течение более чем 10-летнего горизонта, чем покупательная способность фиатного доллара после Второй мировой войны при ФРС.

При золотом стандарте уровень цен сильно не колеблется, потому что он сдерживается безличными рыночными силами. Любое значительное повышение уровня цен (падение покупательной способности золота), вызванное уменьшением спроса на золото, снизит количество добываемого золота, тем самым направив в противоположную сторону движение уровня цен. И наоборот, любое значительное снижение уровня цен (повышение покупательной способности золота), вызванное повышенным спросом на золото, увеличит количество добываемого золота и пр.

Покупательную способность биткойна гораздо труднее спрогнозировать на любой отрезок времени.

У биткойна нет никакой реакции на предложение, потому что у его покупательной способности не существует возвращения к норме.

Описывая предложение золота, Уоррен Вебер пишет: «Изменения в мировом объеме добытого золота определяются открытием новых месторождений золота и изобретением новых технологий для извлечения золота из золотосодержащих руд». Это не совсем верно. Изменения в мировом объеме монетарного золота происходят каждый год от обычного уровня добычи. Добыча золота и технические усовершенствования в добыче вызывают изменения темпов роста (а не уровня) его объема.

По традиции, изменения в темпе роста не были существенными по сравнению с изменениями послевоенных темпов роста фиатных денег. Чаще всего, изменения в темпах роста объемов золота были уравновешивающими, ускоряя возврат покупательной способности золота с позиции выше тренда к тренду. Как отмечает Рокофф, некоторые важные шоки в предложении золота (например, Клондайк в 1890-х гг.) и некоторые важные технические прорывы (например, цианидный процесс, введенный в 1887 году) были вызваны высокой покупательной способностью золота в то время, что дало дополнительный стимул для геологоразведки и научных исследований.

Фраза из Джона Кохрейна, которая была процитирована в начале статьи, является частью предложения, которое мы процитируем ниже: «Это электронная версия золота, и колебания цены должны послужить предупреждением экономистам, которые хотят вернуться к золоту». Исходя из анализа тенденции возвращения к норме покупательной способности золота, а также указания на то, что у биткойна нет такого свойства, мы можем сказать, что вторая половина утверждения Кохрейна является неверной.

Неэластичный механизм предложения, который производит колебания цен в биткойнах, должен внушить сомнение тем, кто прогнозирует, что биткойн станет общепринятым средством обмена. Биткойн в этом отношении нельзя сравнить с покупательной способностью золота при золотом стандарте.

Перевод статьи Лоуренса Уайта, опубликованной на сайте «valuewalk.com».

^ Наверх