Перевод статьи Марка Феллоуса, главы отдела исследования добычи в «Metals Focus», из книги «Перспективы для золота до 2048».

По расчетам Феллоуса, объем добычи золота удвоился за последние 30 лет, но при этом мало кто считает, что эта тенденция сохранится в будущем.

Добыча золота за последние 30 лет

Исторически сложилось так, что лидерами в мировой добычи золота были ЮАР, США, Австралия  и Канада. К 1987 году на долю этой «большой четверки» приходилось более 60% всего добытого в мире золота. Однако за последние три десятилетия произошла существенная диверсификация предложения желтого металла, и сегодня на долю «большой четверки» приходится менее 30% годовой добычи.

Географическая диверсификация сопровождалась беспрецедентным периодом роста добычи золота. В 2016 году ее годовой объем добычи седьмого подряд рекордного максимума, превысив почти вдвое уровень конца 1980-х гг., когда был создан Всемирный золотой совет. Рост добычи из США, Австралии и Канады теперь отстает от показателей Китая и России, поскольку эти страны стали ведущими производителями золота. В частности, Китай обогнал ЮАР в 2007 году и стал крупнейшим производителем золота: в 2016 году было добыто 464 тонны, что почти на 60% больше, чем в Австралии, занявшей второе место. В то же время Россия заняла третье место в мире с 274 тоннами.

После того, как развивающиеся страны стали объектом приложения для иностранных инвестиций, добыча золота существенно выросла в Латинской Америке, Африке и юго-восточной Азии. В результате чего, объем добытого за всю историю золота увеличился с середины 1970-х гг., и теперь составляет примерно 190 тыс. тонн, что эквивалентно кубу высотой в 21 метр. Если текущий уровень добычи сохранится в течение следующих 30 лет, то к текущему показателю прибавится 97 тыс. тонн в конце 2048 года.

Откуда будет добыто это золото, и какие объемы добычи сможет себе позволить данная отрасль, учитывая текущие месторождения? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо принять во внимание ряд факторов.

Запасы золото в земле

По состоянию на конец 2016 года, запасы золота в недрах земли составили немногим более 55 тыс. тонн. Даже если учесть высокий коэффициент извлечения на уровне 90%, то это значит, при текущим темпах добычи оставшееся золото на земле будет добыто через 15 лет. Однако, существует дополнительно 110 тыс. тонн золота в известных минеральных ресурсах, что вполне хватит для осуществления добычи даже после 2048 года.

Эта золоторудная минерализация не может классифицироваться в качестве запасов, поскольку уровень извлечения либо нерентабелен по текущим ценам, либо еще не было проведено необходимых исследований для подтверждения того, что подобное извлечение будет рентабельным. На функционирующих месторождениях; на их долю приходится около 60% всех ресурсов, не имеет финансового смысла для перевода ресурсов в резервы слишком рано; особенно это касается подземных рудников, добыча из которых часто является дорогостоящей. По поводу остальных 40%, то они касаются разрабатываемых проектов: компании часто предпочитают искать лучшие, более перспективные цели, а не разрабатывать существующие истощенные ресурсы.

Стоимость строительства шахт и необходимое ценовое стимулирование новых поставок

По мере быстро роста производства, выросли также его издержки, увеличиваясь немногим меньше чем на 10% за год в среднем в течение последних 15 лет. В то же время, затраты на обнаружение ресурсов и строительство шахт также значительно поднялись. Поэтому для введения в эксплуатацию новых шахт потребуются значительные капитальные вложения. Это обстоятельство окажет значительно воздействие на добычу золота в будущем, поскольку около 30% запасов связаны с активами, по которым еще не принято решение о соответствующем строительстве.

В настоящее время, по нашим оценкам, для поддержания мировой добычи на нынешнем уровне необходимо, чтобы курс был на уровне 1500 долларов за унцию. Это предполагает следующие затраты:

- средняя стоимость расходов на разведку золотых запасов - 75 долларов за унцию;

- средние капитальные расходы (в расчете за одну унцию) для строительства шахты, в которой за время ее функционирования себестоимость будет составлять200 долларов за унцию;

- 90%-й процентиль совокупности издержек для воспроизводства золотодобывающей промышленности находится на отметке в 1150 долларов за унцию;

- доходность от инвестиций на уровне 15%, что можно считать самой низкой приемлемой отметкой, особенно для менее политически безопасных стран.

Уменьшение доходности от геологоразведки и отсутствие новых месторождений «мирового класса»

Исходя из исторического анализа разведки месторождений золота, можно сказать, что есть совокупность проблем, связанных с воспроизведением добычи золота на или около текущих уровней, которые проявятся в течение следующих 30 лет. Во-первых, после достижения максимума в 1980-х гг., темпы разведки месторождений золота снизились за последние три десятилетия, хотя бюджет на геологоразведку рос непрерывно с начала 2000-х гг.

Во-вторых, отсутствует обнаружение месторождений «мирового класса» (то есть, тех, где запасы превышают 5 млн. унций (155 тонн)), которые могут быть превращены в крупные золотые шахты мирового класса, способные добывать 250 тыс. унций/7,8 тонн за год. Эту ключевую проблему для многих крупнейших золотодобывающих компаний можно также заметить в объеме проектов, находящихся в разработке. В отличие от ныне функционирующих золотых месторождений, в будущих проектах не предполагается добыча выше 250 тыс. унций/7,8 тонн за год. Чтобы оттенить потенциальное влияние этого фактора на добычу золота в будущем, отметим, что шахты, производящее больше золота, чем указано в этом пределе, добывают около 50% всего объема мировой добычи на данный момент. Это значит, что в контексте развития этого сектора, добыча золота будет осуществляться за счет большого количества месторождений с маленькими объемами выработки, или столкнется с резким сокращением своего потенциала.

На тенденцию с уменьшением обнаружения месторождений повлияли методы разведки полезных ископаемых. Методы разведки чаще всего используются для поиска новых месторождений вблизи уже существующих месторождений, при этом новые районы не разведываются. Во многих случаях, речь не идет о нетронутых ранее районах, поэтому шанс находки крупного нового месторождения очень мал. Эту тенденцию подтверждают бюджеты по разработке, которые в основном запланированы в Австралии, Канаде и США, на долю которых приходится около 40% всего мирового бюджета с 2005 года. Для сравнения, 15% мирового бюджета геологоразведки расходуется в Африке, несмотря на перспективную геологию этого континента и большие объемы суши.

Стратегия корпораций также способствует этой тенденции. В главных странах-производителях золота было создано несколько финансовых стимулов для способствования разведке, чему также помогают политическая ситуация, инфраструктура и наличие квалифицированной рабочей силы и оборудования. Еще крайне важно, что любые открытия, в конечном итоге, будут иметь большую стоимость из-за их более простого и безопасного подхода к добыче. Недавние конфликты между правительством и золотодобывающими компаниями в Танзании свидетельствуют о наличии проблем, замедляющих рост потенциала Африки.

Господство традиционных стран-произодителей золота было пролонгировано из-за двух следующих факторов: компании больше обращают внимание на разработку вблизи уже существующих шахт, надеясь найти там дополнительные месторождения. И это вполне объяснимо. Во-первых, учитывая значительную инфляцию расходов на строительство и эксплуатацию за последние десятилетие, инвестиции в расширение или удлинение срока эксплуатации шахт – используя уже существующую инфраструктуру – часто приносят большую финансовую отдачу. Во-вторых, время, необходимое для реализации проекта, начиная с геологоразведки и заканчивая добычей, удвоилось за последние два десятилетия и в настоящее время составляет 20 лет. Таким образом, разработки в области заброшенных месторождений, как правило, представляют собой гораздо более легкий путь к поддержанию достаточного уровня выработки, чем добыча на новых месторождениях.

Однако, поскольку доходы от разведки продолжают уменьшаться, компании должны тратить деньги на продвижение добычи дальше вглубь существующих шахт. По всей видимости, США и Австралия нуждаются в этом, поскольку, несмотря на значительный объем инвестиций в течение последнего бычьего цикла, добыча золота в этих странах не превзошла уровни предыдущих максимумов конца 1990-х и начала 2000-х гг., соответственно. Для сравнения, Канада относительно мало разведывала месторождения золота: в северном регионе только начинаются исследования по этому поводу.

Африка извлечет пользу от этой тенденции в области разведки и разработки. Этот континент уже является крупным производителем золота, поскольку на его долю приходится пятая часть мирового объема предложения в 2016 году. Однако, учитывая ее крупный размер и очень перспективную геологию (о чем свидетельствует объем и распространенность кустарной добычи золота в Африке), этот континент, если не считать ЮАР, практически не разведан по сравнению с большой четверкой. Аналогичная ситуация наблюдается в таких странах, как Бразилия и других частях западного побережья Южной Америки, а также в новых странах-производителях золота, таких как Россия, Казахстан и Китай. Поэтому, в целом мы, скорее всего, увидим диверсификацию поставок в течение ближайших десятилетий.

Подземные золотые шахты входят в моду

С начала 1970-х гг. доля золота, добытого из подземных шахт, значительно снизилась и в настоящее время составляет около 25%. Некоторые факторы определили эту тенденцию. Во-первых, гораздо меньше золота было получено из ЮАР и глубоководных шахт бассейна Витватерсранда. Во-вторых, низкосортная руда теперь может быть переработана с использованием новых технологий, таких как кучное выщелачивание, что облегчает разработку месторождений открытых карьеров с низкосортной рудой. И, в-третьих, более крупное горно-обогатительное оборудование помогло достичь экономии за счет эффекта масштаба. В соответствии с этой тенденцией, среднее качество обработанной руды заметно снизилось: от более 10 грамм за тонну в начале 1970-х гг., до около 1,4 грамм за тонну в настоящее время.

В будущем, однако, добыча золота будет осуществляться по большей части в подземных шахтах, а не в открытых карьерах. Дело в том, что средняя глубина запасов золота, разведанных недавно, продолжает увеличиваться, а это означает следующее: для большей части этих месторождений больше подойдут методы подземной добычи. Кроме того, добыча будет переходить под землю с увеличением числа заброшенных месторождений, чтобы компании могли использовать скважины на глубине. Эта тенденция уже распространена на золотых месторождениях более поздней стадии разработки в Западной Австралии.

Технологические усовершенствования, включая автоматизацию, также будут способствовать этой тенденции, снижая затраты на рабочую силу, на которую часто приходится большая доля общих эксплуатационных расходов на подземных шахтах. Все эти факторы помогут остановить тенденцию последних четырех десятилетий относительно снижения качества руды, поскольку в подземных шахтах, как правило, добываются руда более высокого качества, чем в открытых карьерах.

Кроме того, могут появиться новые методы переработки руды, качество которой в настоящее время является слишком низкой или же речь идет об тугоплавких золотосодержащих рудах (из них трудно извлекать золото по причине минерального состава). Можно с уверенностью утверждать, что грядущие технологические изменения совершат трансформацию способов осуществления добычи в течение следующих 30 лет. Это приведет также к изменению экономики целой отрасли, позволяя добывать низкосортную руду более прибыльно.

За пределами традиционных мест для добычи

Ряд компаний изучают возможности добычи без привлечения традиционных техник, используемых на суше. В то время как идея коммерчески выгодной добычи драгметалла на астероидах выглядит очень маловероятной в течение следующих трех десятилетий, извлечение золота на морском дне может стать существенным источником поставок к 2048 году. Основная идея заключается в использовании существующих технологий, применяемых для морской нефтегазовой промышленности, в сочетании с технологиями обработки пород и материалов, используемых в наземной добыче, для извлечения желтого металла из высококачественных сульфидных систем и полиметаллических конкреций на морском дне (которые обычно содержат медь в дополнение к значительным концентрациям золота и других металлов). Хотя подобные проекты еще находятся на ранней стадии разработки, в случае их успеха может быть создано 5 тыс. массивных сульфидных систем во всем мире.

Объем добычи, скорее всего, будет уменьшаться

Тот факт, что текущих разведанных запасов хватит только на 15 лет добычи, не является чем-то необычным с точки зрения истории золотодобывающего сектора. Впрочем, как и в случае со всеми видами сырья, золото является ограниченным ресурсом, тем более, что его разведка сконцентрирована только в нескольких странах. В результате чего, хотя может показаться, что эта отрасль сможет поддерживать производство на текущих рекордных уровнях в течение следующих нескольких лет, мировое предложение желтого металла в целом будет снижаться в течение долгого периода.

Темп этого снижения будет определяться многими факторами, не в последнюю очередь курсом золота, технологическими разработками (уменьшающими издержки) и инвестиционной привлекательностью стран Африки, Северной и Южной Америки. Кроме того, возможность изобретения новых методов добычи и переработки, или же открытие второго (или третьего) месторождения, похожего на Витватерсранд, - все это может в корне изменить ситуацию. На бассейн Витватерсранд в Южной Африке пришлось 1/3 добытого золота в мире за всю историю, и там еще осталось множество запасов. Бытуют слухи по поводу открытия подобной минерализации, хотя и в зачаточном состоянии, в регионе Пилбара в Западной Австралии. Это может стать настоящим открытием века, и таким образом, определить курс добычи золота в течение следующих трех или около того десятилетий.

^ Наверх