Перевод главы из книги Брендана Брауна «Против 2%-ной инфляции: от отрицательных процентных ставок к золотому стандарту XXI-го века», опубликованной в 2018 году издательством «Palgrave Macmillan». Первая часть здесь.

Концепция режима стабильных денег

Цель этой главы – проанализировать возможность замены мирового режима 2%-ной инфляции стандартом стабильных денег. Эта замена, скорее всего, произойдет после очередного эпизода валютного хаоса (пятого со времен краха золотого стандарта). Насколько этот режим будет соответствовать представлениям тех, кто ставит своей целью достижения идеала стабильных денег? Какое сочетание политических и экономических обстоятельств может поставить эту цель на политическую повестку дня? Кроме того, мы попытаемся оценить риски неожиданного всплеска высокой инфляции или гиперинфляции.

Стабильные деньги не приведут к стабилизации цен в кратко- и долгосрочной перспективах. Скорее, главные черты стандарта стабильных денег заключаются в определении кратко- и долгосрочных процентных ставок сугубо рыночными механизмами без каких-либо манипуляций со стороны властей; качество денег и «удовлетворенность потребителей» этим качеством являются ведущими целями «поставщиков» деньгами; не следует ожидать в долгосрочной перспективе постоянного движения денежных цен (товаров и услуг) в одном направлении, поскольку будет существовать определенная тенденция цен к возвращению к средним показателям, но без абсолютных гарантий; деньги не будут инструментом властей, используемого для финансирования расходов (следовательно, не должно быть принятия законодательства о повышении налогов или плавающих займов на свободном рынке по ставкам, не подвергнувшихся манипуляциям) и санации предприятий богачей, включая банки.

В течение длительного периода истории самым удачным приближением к этому режиму был стандарт, при котором денежная масса соответствует надземному предложению золота, а его рост определен количеством добытого желтого металла. Несомненно, что в золотом стандарте до 1914 года могли быть осуществлены улучшения, например, в части конкуренции выпуска банкнот. Источником опасности в условиях золотого стандарта была нестабильность в банковской сфере, особенно в США, как правило, в результате функционирования нормативов, серьезно искажающих конкуренцию и способствующих иррациональному принятию рисков, что становилось очевидным только в кризисные моменты; также существовала угроза приостановления этого валютного режима во время войны или революции.

Теперь же главный вопрос заключается в технической возможности возвращения к подобному режиму, оставляя пока в стороне анализ тех политических сил, которые должны выступить в пользу нового золотого стандарта. Возвращение к золоту, скорее всего, произойдет на уровне одного государства, а не в нескольких крупных государствах, действующих сообща. Впрочем, в конце главы мы покажем, что можно предположить возвращение к золотой валюте со стороны группы небольших стран. Согласно ключевому сценарию, США принудят валютный режим к использованию золота, хотя такое движение крайне неправдоподобно, во всяком случае, с точки зрения текущего положения вещей.

Мифы, направленные против золота

Прежде чем наметить такую возможность, важно сначала избавиться от некоторых широко распространенных мифов, распространяемых против золота. Начнем, как и Ларри Уайт, с некоторых предварительных рассуждений. «Золотой стандарт» - это валютная система, в которой желтый металл является основной валютой, поэтому определенное количество золота определяет денежную единицу (например, доллар), а золотые монеты или слитки служат в качестве средства погашения, обеспечения бумажной валюты и депозитов. В классическом золотом стандарте не предполагается вмешательство в функционирование рыночных механизмов и арбитража, которые уравновешивают объем предложения денежного золота и спрос на владение им. США были частью международного золотого стандарта в 1879-1913 гг.

По мнению Уайта, многие ведущие экономисты сегодня инстинктивно выступают против идеи саморегулирующегося золотого стандарта, потому что они получили соответствующее образование, cделавшее из них экспертов, а указанный валютный режим в их экспертном мнении не нуждается. Тем не менее, реальные достоинства классического золотого стандарта превосходят положительные характеристики современной его альтернативы в форме фиатных денег. Почти нулевой уровень инфляции не был случайностью. Это был системный результат медленного роста денежной массы. Уайт приводит данные, согласно которым годовой объем добычи золота в 1829-1929 гг. составлял между 1,07% и 3,79% по сравнению с текущим надземным объемом, за исключением десятилетия 1849-1859 гг. (рост был равен 6,39% из-за калифорнийских и австралийских «золотых лихорадок»).

Уайт разбивает всех критиков.

Прежде всего, некоторые из них усредняют данные, чтобы включить период золотообменного стандарта, существовавшего между двумя мировыми войнами, а другие даже принимают в расчет военные годы, когда доллар США фактически оставался конвертируемым в золото. Однако после 1914 года больше не существовало полного золотого стандарта. В любом случае, неблагоприятная денежно-кредитная конъюнктура, за которую часто винили ФРС в 1931-1933 гг., не была результатом дефицита золота, поскольку у центрального банка США было много желтого металла.

Во-вторых, некоторые критики рассматривали фиатные деньги через розовые очки. Они утверждали, что управление валютного режима комитетом экспертов является идеальным режимом по сравнению с классическим золотым стандартом. Впрочем, управляемая экспертами валютная политика никуда не годится, ведь валютная система управляется рынком. Тем не менее, эксперты создают все новые ошибочные модели, а власти поручают им разрабатывать стратегии, не соответствующие интересам общества. Люди понимают, что у центрального банка подчиняется этим интересам, и поэтому постоянные неудовлетворительные результаты его деятельности могут получаться даже при полной информированности и самых благоприятных мероприятий по вмешательству в экономику.

Против аргументов Фишера за проведение дискреционной политики

Уайт считает Стэнли Фишера ведущим экономистом, предпочитающим проведение дискреционной политики, вместо учреждения гармоничного валютного порядка, особенно в том виде, который существовал в период классического золотого стандарта. Фишер задается вопросом о том, почему решения по денежно-кредитной политике должны приниматься комитетом, а не исходя из правил. Его ответ таков:

«Ответ заключается в том, что мнения – даже о денежно-кредитной политике – у разных экспертов разные». Следовательно, мы «предпочитаем комитеты, в которых принимаются решения на основе обсуждения между экспертами», пытающимися убедить друг друга.

Фишер считает само собой разумеющимся то положение, что консенсус среди экспертов является лучшим формой принятия решений по денежно-кредитной политике:

«использование единого правила в качестве основы для денежно-кредитной политики предполагает, что истина уже найдена, несмотря на то, что история показывает, что с течением времени происходили значительные изменения денежно-кредитной политики - от золотого стандарта к фиксированному, но изменяемому порядку валютных курсов Бреттон-Вудской системы, затем переход к кейнсианскому подходу, валютному планированию, а также к современным режимам инфляционного таргетирования и двойного мандата ФРС и т.д.».

Соответственно, Фишер предполагает, что исторические сдвиги денежно-кредитной политики должны предостеречь людей от принятия недискреционного режима, поскольку такие сдвиги указывают на то, что никакого «истинного» режима не существует. Уайт возражает:

«То, что власти во время Первой мировой войны решили отказаться от золотого стандарта (чтобы напечатать деньги для финансирования своего участия в войне) и то, что они впоследствии не смогли сделать все необходимое для возвращения к устойчивому золотому паритету (посредством девальвации или дефляции), не означает, что механизмы золотого стандарта – а не политика правительств, которая была направлена на избавление от них – потерпели неудачу. Изменения в режиме и политике не означают, что каждая новая политика или режим становятся лучше предыдущих, если, конечно, не считать, что любые изменения являются разумной адаптацией к меняющимся обстоятельствам. Если это не так, то нет никаких оснований предполагать, что эксперты, руководящие денежно-кредитной политикой еще никогда не подводили нас.

Возвращение к золоту в формате XXI-го века

Какие практические меры необходимо осуществить для возврата к золотому стандарту сегодня?

Эта задача поистине грандиозна, не в последнюю очередь потому, что никто не знает, какой должна быть цена на золото, при которой наступит бюджетно-валютное равновесие, то есть, когда денежная масса (полностью в форме золота) в первоначальном списке стран «золотого блока» будет равна спросу при среднем уровне ставок денежного рынка, которые были бы и не ограничительными, и не инфляционными. Более того, обеспечение таких объемов золота (в качестве валютных резервов) у разных стран-членов может привести к крупному совокупному оттоку, что может вызвать значительную напряженность (разница в уровне процентных ставок между странами, недоверие). С этой неопределенностью связан и вопрос по объему золота, который может перетекать в денежную массу от альтернативных видов использования, поскольку сегодняшние частные владельцы золота по всему миру могут несколько уменьшить свои запасы, учитывая, что больше не будет роста цен в ведущих золотых валютах (если только система не разрушиться).

Учитывая нынешний уровень государственных золотых резервов, странами нового золотого стандарта могут стать США (объем золота в резервах к концу 2016 году составил 8 тыс. тонн), Германия (3,8 тыс. тонн), Италия (2,5 тыс. тонн), Франция (2,5 тыс. тонн), Швейцария (800 тонн). Китай, возможно, также войдет в список стран, если некоторые экстремальные неофициальные предположения об официальном уровне резервов окажутся верными. Страны с небольшими резервами золота (по сравнению с размером их экономик) не могут стать первыми странами с новым золотым стандартом (хотя, возможно, если валютные резервы у них большие, то принятое ими обязательство по наращиванию золотых резервов в течение нескольких лет, будет достаточным условием).

^ Наверх