Предлагаем Вашему вниманию перевод итоговой части книги Натана Льюиса «Золото. Высший стандарт» (Изд-во: Canyon Maple Publishing, 2007).

Люди редко задумывались над тем, почему именно золото и серебро они использовали в качестве денег. Будучи таким же элементом повседневной жизни, как язык или брак, о нем, казалось бы, и не стоит говорить. Когда Аристотель обратил внимание на эту тему в нескольких своих замечаниях в середине IV-го века до н.э., люди в восточном Средиземноморском регионе считали золото и серебро деньгами уже более двух тысячелетий. Об этом предмете не рассуждали, по крайней мере, среди западных философов, на протяжении следующих 2 тыс. лет. Мы знаем точно, что золото и серебро победили всех других своих «конкурентов». Япония заключила первые контракты с европейцами, когда португальские моряки пришвартовались на южном острове в 1542 году. Примечательно, что японцы использовали золотые и серебряные монеты в течение примерно 900 лет, причем они почти не отличались от тех монет, которые были у португальцев. У людей были разные языки, разные религии, разные философские традиции, разные формы экономической организации и власти, но у них не было разных денег. Мы может только строить догадки, почему произошло именно так. Это, конечно, не является результатом «суеверия», «мании», «одержимости», или «фетиша». Самая простая причина – та же самая причина, по которой японцы и португальцы XVI-го века носили мечи из стали: потому что они больше всего подходили для дела.

«Деньги» - это человеческий идеал универсального посредника торговли, единицы учета, и стандарта стоимости. Люди искали практическое воплощение этого идеала, и, кажется, нашли более менее подходящий вариант. До этого использовались бобровые шкуры, раковины, сигареты, или китовые зубы. Важней характеристикой денег является их стабильная стоимость, а также что они должны служить универсальным мерой цен на рынке для всех товаров и услуг, так же как метры и килограммы служат в качестве стандартов длины и веса. Самым простым выражением неизменности стоимости является физическое тело этого предмета: золото не гниет. Представление о том, что содержание металла в монетах, а, стало быть, его стоимость, не должны изменяться, и что в противном случае появятся негативные последствия, восходит к самому генезису. В XIX-м веке это представление оформилось в целостную идею: золото и серебро использовались в качестве денег не только из-за подходящих физических свойств, но и потому, что они приближаются к идеалу денег, то есть их стоимость практически не изменяется, - этот вывод, похоже, был как-то связан с большим надземным объемом золота и серебра по сравнению с объемом годовой добычи.

Свободная рыночная экономика функционирует при условии, что деньги обладают стабильной стоимостью. Это основа, на которой работают ее механизмы. Все формы деятельности рыночной экономики организованы посредством регуляции рыночных цен, прибыли, процентных ставок и т. д. Когда номинальная рыночная цена кукурузы возрастает, то это понимается как результат изменения спроса и предложения кукурузы, а не снижения стоимости денег. В результате изменения цены некоторые люди, например, могут сократить потребление кукурузы, а другие - увеличить свое производство, – то есть, последует продуктивная и полезная реакция на реальные изменения спроса и предложения кукурузы, или же бессмысленная или разрушительная реакцией, если проблема вызвана изменением стоимости денег.

При строительстве многоквартирных домов во Флориде создается большая прибыль, в то время как производство стали в Пенсильвании к этим результатам не приводит, поэтому капитал направляется на производство домов во Флориде, в то время как капитал уходит из сталелитейной промышленности в Пенсильвании. Строительство домов возрастает; производство стали уменьшается. В одном месте создаются рабочие места, а в другом – они исчезают, люди мигрируют, население увеличивается в одном городе и уменьшается в другом; все в соответствии с информационными сигналами, созданными ценами, прибылью и доходами. Как пишет Джордж Гилдер в «Скандал по поводу денег» (2016 г.), этот процесс может функционировать должным образом, когда деньги сами по себе настолько «бесшумны», насколько это возможно, так что «сигналы» информационной рыночной экономики менее всего искажаются. Когда деньги становятся «шумными», рыночные сигналы посылаются с помехами, и экономическая активность становится хаотичной, расточительной, неэффективной и разрушительной. Неспособность системы свободной рыночной экономики производить эффективные решения приводит к большему вмешательству государства и контролю над всеми экономическими процессами. Это вмешательство также приводит к еще большим проблемам свободной рыночной экономики.

Если же деньги обладают стабильной стоимостью, то никаких экономических проблем не предвидится. Рост стоимости денег вызывает определенные помехи; снижение стоимости вызывает искажения. Сторонники идеи плавающего обменного курса валют считают, что они могут использовать эти искажения в своих интересах. У экономики, безусловно, может быть много проблем, даже когда ее деньги стабильны. Но эти проблемы не вызваны деньгами.

Приверженцы идеи бумажных денег считают, что стабильная стоимость денег внутренне присуща любым деньгам. Это «иллюзия денег», представление, согласно которому люди считают стоимость денег стабильными, когда на самом деле, все как раз наоборот. Даже так называемые интеллектуалы сегодня жалуются, что золото «слишком волатильно», предполагая – отрицая очевидные свидетельства об обратном – что фиатные валюты, в которых выражен курс золота, сами по себе обладают стабильной стоимостью.

Никто не утверждает, что золото и серебро – а серебро перестало использоваться в качестве денег с 1870-х гг., поэтому остается только золото - являются идеальными представителями «стабильных денег», то есть, такими же точными и неизменными, как длина метра. Но мы можем утверждать, что золото приближалось к этому идеалу, поэтому незначительная нестабильность не имеет большого значения. Лучшей альтернативы найдено пока что еще не было. Впрочем, люди и не особо-то пытаются найти его.

К сожалению, не существует идеальной меры по сравнению с золотом, чтобы оценить степень отклонений желтого металла от идеала на протяжении веков. Цены на сырьевые товары являются неадекватной мерой, поскольку они колеблются по причине предложения и спроса на них. Если бы золото обладало абсолютной стабильной стоимостью, то мы бы увидели, что колебания цен на сырьевые товары были бы примерно эквивалентными тому, что мы действительно видим, - колебания в годовом исчислении в относительно узком диапазоне и более долгосрочные тенденции, связанные с фундаментальными изменениями спроса и предложения на сырьевые товары. Изменения в добыче, по-видимому, практически не влияют на стоимость золота из-за большого количества надземного золота по отношению к годовому производству. Даже десятикратное увеличение добычи в 1850 году, по-видимому, не возымело заметного эффекта. Десятикратное увеличение добычи серебра во второй половине XVI-го века сопровождалось лишь скромным и медленным снижением стоимости серебра по сравнению с золотом.

Если бы мы могли измерить стоимость золота по отношению к некоторому совершенно научному стандарту, то какова была бы она? Возможно, она была бы похожа на отношение серебра к золоту за несколько столетий до 1870 года.

Любое крупное колебание стоимости золота, достаточное для того, чтобы иметь существенные экономические последствия, должно проявиться в ценах на сырьевые товары. История свидетельствует, что было только два важных эпизода таких колебаний, если не принимать в учет последствия крупномасштабной войны – снижение цен на сырьевые товары в 1880-1890 гг. и спад в 1930-х гг. Первое можно объяснить в частности – а, возможно, и полностью – увеличением предложения сырьевых товаров. Если за это время произошло некоторое повышение стоимости золота, то это не помешало экономическому росту в этот период. Основные экономические трудности, возникшие в 1890-1896 гг., были связаны с угрозой того, что из-за идей по поводу «свободного обращения серебряных монет», доллар США, и другие валюты мира будут девальвированы. Эпоха классического золотого стандарта в 1870-1913 гг. не считается временем трудностей и бедствий, наоборот, это была belle époque (фр. Прекрасная эпоха), самым замечательным результатом функционирования идеала Стабильных Денег, который когда-либо достигали был достигнут в истории.

Представление о том, что Великая депрессия «возникла из-за золотого стандарта» является сегодня очень популярным. Согласно этой идее, золото ни с того ни с сего перестало исполнять роль стабильного стандарта стоимости. Утверждать так – это значит считать, что золото пострадало от аномального изменения стоимости, чего не было на протяжении 500 лет, причем это произошло без какой либо причины в период экономического расцвета 1920-х гг.; и что это не связано с каким-либо существенным изменением условий спроса и предложения на золото. Неудивительно, что наиболее распространенная («кейнсианская») интерпретация Депрессии заключалась в том, что Депрессия возникла из-за неопределенных неденежных причин, выраженных в «снижении совокупного спроса». Интерпретации австрийской или монетаристской школ больше внимания обратили на денежный фактор, тем не менее, в них не упоминались никакие колебания стоимости золота. В этих интерпретациях в принципе не учитывался тот факт, что в то время функционировал золотой стандарт. Относительно небольшая группа исследователей утверждала о внезапном и огромном скачке в стоимости золота, что привело к кризису в мировой экономике, обвиняя при этом увеличение накоплений центрального банка, чего явно не было. Снижение цен на сырьевые товары в течение 1930-х гг. было неденежным явлением, связанным с экономическим спадом, который при этом был обусловлен неденежными причинами – чередой ошибок, затрагивающих все стороны экономической политики, за исключением денег. Так возникла, в конце концов, Великая депрессия.

Мировой золотой стандарт снова был введен после Второй мировой войны; и снова, он помог обеспечить процветание и рост во многих странах. Но в начале 1944 года была совершена фатальная ошибка. Идея о том, что правительства могут проводить целенаправленную «отечественную» денежно-кредитную политику, поддерживая «внешний» фиксированный обменный курс с золотом или долларом США, - эта идея была по своей сути противоречивой и вызвала множество проблем. Большинство экономистов не считали ее ошибкой даже в 1971 году, вместо этого обвиняя во всем множество воображаемых «дисбалансов» и «дилемм» как-то связанных с «платежным балансом». Это было, как они настаивали, Не Их Вина. Действительная проблема была решена с помощью снижения темпов роста денежной массы, что позволило председателю ФРС Уильяму МакКесни Мартину вернуть стоимость доллара США до паритета с золотом на уровне 35 долларов за унцию в январе 1970 года. Но это был последний месяц его на должности.

Чтобы сломать золотой стандарт потребовалась мировая война, Великая депрессия, а затем еще одна мировая война. Бреттон-Вудская система распалась в разгар экономического процветания и дружественного международного сотрудничества, несмотря на то, что множество мер предосторожности было введено для предотвращения такого события.

Классики и меркантилисты

На протяжении истории велся спор между теми, кто хотел сохранить деньги как можно более стабильными и неизменными по стоимости, и теми, кто считал, что можно извлечь выгоды, изменив денежную единицу. В начале VI-го века до н. э. Солон Афинский уменьшил содержание серебра в греческой драхме с целью уменьшения долгового бремени и снижения процентных ставок. В 1736 году японский император Токугава Ёсимунэ уменьшил содержание металла в монетах для стимулирования экономики и повышения цен. Британские писатели-меркантилисты в 1600-1770 гг. неустанно указывали на преимущества, которые можно получить за счет увеличения денежной массы. После 1650 года меркантилисты пестовали идею плавающего курса бумажной валюты, контролируемой «государственной властью», в обязанность которой также входило управление процентными ставками, рост кредита и экономической активности. После того, как британский фунт стал плавающей валютой из-за начала войны в 1797 году, многие утверждали, что его так и нужно оставить в мирное время. Идея управления экономическими отношениями путем изменения стоимости денег была очень популярной с момента создания металлических денег, в которых есть различие между номинальной стоимостью и содержанием металла. Единственным удивительным моментом является то, что по прошествии времени аргументы в пользу этой идеи не изменились. Важнейшей инновацией прошлого века было добавление к этой аргументации ложных математических расчетов. Математика сама по себе не убеждает в правоте этой идеи; скорее, только запутывает дело.

Классически политэкономы, которые стали во главе угла экономической мысли с 1780 года, сосредоточились, вслед за Адамом Смитом, на идее стабильной и неизменной денежной единицы. Эта идея так же стара, как и сами деньги: первое уменьшение содержания металла в монетах, несомненно, вызвало недовольство по этому поводу. Поскольку первые монеты в истории в Лидии были изначально с меньшим количеством драгоценного металла, чем было заявлено в номинальной стоимости, соответствующие жалобы должны были появиться достаточно рано. Позднее, идеал Стабильных Денег был выражен в классическом золотом стандарте конца XIX-го века. Успех парадигмы Стабильных Денег, - воплотившейся в Британии, США, Франции и Германии, – резко контрастирует с неуспехом тех стран, где валютам было позволено отклоняться от этого идеала. Девальвации и плавающие валюты Италии, Испании, Греции, Португалии и нескольких латиноамериканских стран в 1850-1914 гг. вызвали только проблемы. Ни одна из этих стран, даже используя искусные манипуляции с их плавающими валютами, не бросила вызов Британской империи или финансовому доминированию Лондона.

Монеты часто обесценивались, но редко подчинялись плавающему курсу. Номиналы монет обычно соответствовали содержащемуся в них металлу. Введение и распространение бумажных денег, символической валюты, после 1650 года привело к появлению валюты, которая могла бы «плавать», непредсказуемо повышаясь и понижаясь, в течение длительных периодов времени. До 1850 года эксперименты с бумажными деньгами, как правило, либо сопровождались с привязкой их к металлам, либо быстро уменьшались в цене и уходили в небытие. После 1850 года, когда бумажные валюты стали более распространенными во всем мире наряду с монополией центральных банков, плавающие бумажные валюты могли оставаться жизнеспособными в течение длительного периода времени, даже если они все еще имели тенденцию к обесцениванию. Ранним примером этого нового порядка стала эпоха плавающего бумажного фунта во время войн 1797-1821 гг.

Классический идеал нейтральных и неизменных денег, универсальной константы торговли, свободной от вмешательства политического интереса, - практически выраженная в системе золотого стандарта, - потеряла в некотором смысле свою популярность к концу XIX-го века. Идея «кредитора последней инстанции», возникшая в середине того века, внесла новый элемент целенаправленного управления и очевидного вмешательства со стороны центральных банков. На практике, функция «кредитора последней инстанции» была полностью совместима с системой золотого стандарта, и была направлена на устранение краткосрочных колебаний в спросе на денежную массу. Тогда еще не было никакого стремления повлиять на экономику в целом, или поменять цены валют. Однако впоследствии это было не совсем правильно понято. Идея о том, что центральные банки могут «спасти от финансовых кризисов» или «снизить процентные ставки» благодаря целенаправленному созданию денег – идея, которая была уже обоснована в трудах британских меркантилистов на протяжении нескольких веков спустя – начала снова входить в моду.

Снижение цен на сырьевые товары в 1880-1890 гг., в сочетании со снижением стоимости серебра с 1870-х гг. для «свободного обращения серебряных монет» во всем мире, привело к значительной девальвации. Семейные фермы составляли большую часть заинтересованной в этом группе. Другие отрасли не пострадали, а идея валютной девальвации была полностью отвергнута. В то же время, идея была поддержана учеными. Как только были получены первые ученые степени по экономике, высказывались первые предложения о том, что именно люди со степенями по экономике должны управлять экономикой.

К 1920-м гг., функционирование плавающих валют во время Первой мировой войны, а также различные споры относительно возвращения к системе золотого стандарта либо к довоенным паритетам, либо к девальвированным уровням, привлекли внимание к макроэкономическим эффектам изменений в денежной политике. Ученые с энтузиазмом восприняли новые идеи, высказанные Джоном Мейнардом Кейнсом, относительно программы социалистического экономического вмешательства, включающей создание системы социального обеспечения и налоги на доходы и наследство. Военная необходимость научила урокам в области централизованного планирования, государственного контроля и высоких налогов. К тому же, на Востоке появился Советский Союз.

Эти новшества не вдохновили власть и бизнес, поэтому они примкнули к классической либеральной доктрине фиксированной стоимости валют, прикрепленных к золоту. Но идея активного вмешательства в денежные дела была очень востребована еще до 1930-х гг. По большей части, центральные банки придерживались эффективных операционных механизмов с фиксированной стоимостью, особенно в отношении к конвертации золота, что, естественно, делало невозможным любое экспериментирование с долговыми активами центральных банков.

После 1930 года, под давлением Великой депрессии, которое мало кто понял, стремления меркантилистов относительно манипулирования деньгами стали находить поддержку, особенно среди интеллектуалов. Бреттон-Вудское соглашение 1944 года было заключено в попытке соединить классические и меркантилистские идеалы. Это соглашение было разорвано в 1971 году, оставив после себя обломки из плавающих валютных курсов.

Сегодня классические идеалы снова обретают своих сторонников

Уже более века прошло со времени завершения классического золотого стандарта в 1914 году. Многие люди сегодня утверждают, что воссоздание мировой системы золотого стандарта является «невозможным». Под этим они подразумевают, что это политически маловероятно в ближайшей перспективе. Однако совсем не сложно использовать золото в качестве стандарта стоимости, вместо того, чтобы использовать евро или доллар в качестве стандарта стоимости, как это делают сегодня десятки стран. «Политическая невозможность» - это, конечно, препятствие, но его можно преодолеть – удивительно быстро и легко, при правильных условиях. Даже эта оценка политической возможности касается в основном англоязычных стран, то есть, небольшого количества стран, влияние которых на мировые дела, столь существенное в 1700-2000 гг., теперь уменьшается. Идеалы бумажных денег не так популярны в остальном мире. Многие правительства во всем мире проявляют интерес к мировой валютной системе, основанной на золоте, включая Россию, Малайзию, страны Персидского залива, Ливию и другие.

В 2009 году глава Народного банка Китая Чжоу Сяочуань писал:

«Возникновение текущего кризиса и его распространение по всему миру понудило нас задать давнишний вопрос, остающийся до сих пор без ответа, а именно, какая международная резервная валюта нам необходима для обеспечения глобальной финансовой стабильности и содействия мировому экономическому росту, что является одной из целей создания МВФ? В попытке найти ответ на этот вопрос были предложены различные институциональные механизмы, в том числе, серебряный стандарт, золотой стандарт, золотой биржевой стандарт и система Бреттон-Вудса. Вышеупомянутый вопрос, однако, как показывает продолжающийся финансовый кризис, еще не нашел своего ответа, но вскоре последний должен появиться из-за серьезных проблем в существующей международной валютной системе.

С теоретической точки зрения, международная резервная валюта сначала должна быть привязана к стабильному стандарту, а выпускать ее необходимо в соответствии с четким набором правил, чтобы обеспечить стабильное предложение, далее, ее предложение должно быть достаточно гибким, чтобы обеспечить своевременную корректировку в соответствии с меняющимся спросом; кроме того, такие корректировки должны быть независимы от экономических условий и суверенных интересов любой отдельной страны. Функционирование национальных валют на основе кредита как ведущих международных резервных валют, как это имеет место в нынешней системе, является редким событием в истории. Кризис призывает нас к творческой реформе существующей международной валютной системы с целью создания международной резервной валюты со стабильной стоимостью, ее упорядоченном выпуске и управляемом предложении, чтобы достичь цели обеспечения глобальной экономической и финансовой стабильности».

Кажется, что китайцы точно знают, чего они хотят, при этом, они не говорят о том, как этого достичь.

Большинство правительств в мире уже отказались от идеи отечественной манипуляции своей валюты, и адаптировали политику фиксированной стоимости, присоединившись к крупному валютному блоку. Их внимание теперь перенаправляется от отечественных дел к международным: ведущие валютные блоки сами по себе должны быть управляемы для общего блага. Выводом всего этого размышления станет мировая система золотого стандарта, похожая на единый «валютный блок» классического золотого стандарта и эпохи Бреттон-Вудса.

В Соединенных Штатах ученые по-прежнему склоняется к идеалу бумажных денег, но в 2016 году пять кандидатов в президенты от Республиканской партии – Дональд Трамп, Рэнд Пол, Бен Карсон, Тед Круз и Майк Хакаби – заявили, что они расположены к идее восстановления привязки доллара к золоту. Один из них, Дональд Трамп, стал президентом. В 2010 году Майк Пенс, будучи конгрессменом из Индианы, сказал:

«Снова начались споры по поводу того, к чему привязать нашу мировую денежную систему. Мой дорогой друг, покойный Джек Кемп, вероятно, побудил бы меня принять золотой стандарт, прямо здесь и сейчас в Детройте. Роберт Зеллик, президент Всемирного банка, поддерживает идею пересмотра международной валютной системы, в том числе, роли золота, и я с этим согласен. Я думаю, что настало время поговорить о золоте, и о том, какую роль оно должно играть в денежных делах нашей страны. Если мы хотим экономического роста, то нужно создать разумную денежную политику».

Пенс стал вице-президентом Трампа. Бен Карсон присоединился к администрации Трампа. Ньют Гингрич, советник администрации Трампа, был одним из спонсоров закона о золотом стандарте Джека Кемпа 1984 года.

Будучи молодым человеком, Пол Волкер защищал идею золотого паритета Бреттон-Вудса на уровне 35 долларов за унцию. Позже, будучи председателем ФРС, он остановил спад 1970-х гг. и стабилизировал доллар на уровне 350 долларов за унцию. В 2014 году, он сказал:

«Два слова, «Бреттон-Вудс», все еще вызывают чувство ностальгии – воспоминания о более упорядоченном, основанном на четких правилах, мире финансовой стабильности, и тесном сотрудничестве между странами… Со стабильными ценами в США… использование доллара, конвертируемого в золото, лежало в основании этой системы, прим это никогда не подвергалось сомнению.

К настоящему моменту я думаю, что мы можем согласиться с тем, что отсутствие официальной, основанной на правилах, совместно управляемой денежной системы, ни к чему хорошему не приводит. На самом деле, международные финансовые кризисы, по крайней мере, случаются чаще и становятся более разрушительными, что препятствует экономической стабильности и росту».

^ Наверх