Статья Натана Льюиса из его блога сайта «forbes.com»

На данный момент идея привязки стоимости доллара к золоту не является популярной. Большинство людей не понимает, кому это надо. В их число входит и львиная доля экономистов.

Такое отношение не может не удивлять: США придерживались золотого стандарта почти в течение двухсот лет, с 1789 по 1971 гг., и ни к чему плохому эта практика не приводила. Америка за это время стала мировой сверхдержавой в экономической и военной сферах. Ее валюта обрела статус главной международной расчетной единицы, а Нью-Йорк – ведущего финансового центра в мире. Последние два десятилетия эпохи золотого стандарта, то есть, период Бреттон-Вудского соглашения с 1944 по 1971 гг., считается самым успешным в американской истории. Средний класс в США стал очень зажиточным и, можно сказать, самым преуспевающим за всю историю человечества.

В 1970 году доллар стоил 1/35 унции золота («35 долларов за унцию»), то есть, ту же цену, которая была установлена с 1934 года. Президент Франклин Рузвельт девальвировал доллар в 1933 году, в разгар Великой депрессии. Стоимость доллара до этого события составляла 20,67 долларов за унцию. За исключением периода плавающей валюты во время и после Гражданской войны, - он обладал стабильной ценой с 1789 года.

С 1971 года экономисты создали много разных идей по поводу методов управления валютами. Однако ни одна из них не работала с такой эффективностью, как золотой стандарт. Вот почему создание новых идей продолжается. Вероятно, ученые будут это делать, пока общество, устав от их экспериментов, положит им конец.

Обычно, когда что-нибудь работает хорошо, то этого никто не замечает. По какой-то причине экономисты сегодня не могут найти нужную идею, которая работала бы так хорошо и незаметно. По-видимому, они не очень компетентны в своем деле.

На протяжении большей части истории США идея стабильных денег была очень популярной. Считалось, что деньги должны быть (насколько это возможно) стабильными по стоимости. Они должны быть нейтральным, неизменным посредником торговли, независимым от манипуляций со стороны властей, как, например, мера определения веса и длины. Практическим выражением этого идеала стала валюта, которая определялась относительно золота. В течение тысячелетий золото служило прообразом идеала стабильных денег. Поскольку большинство стран использовало желтый металл в качестве практической меры стабильной стоимости, обменные курсы с валютами, связанными с желтым металлом, были фиксированными. Это значительно упрощало международную торговлю и инвестирование. Таким образом, власти достигли стабильности как в абсолютном (избежали проблем с инфляцией и дефляцией, которые обычно являются следствием изменения стоимости денег), так и в относительном смысле, поскольку поддерживали фиксированные обменные курсы с торговыми партнерами.

В рыночной экономике все вертится вокруг цен, норм прибыли, процентных ставок и доходности капитала. Когда эта система работает, то никто не жалуется. Когда она не работает, то это может привести к катастрофе. Мы хотим, чтобы она работала хорошо. Вот почему мы хотим, чтобы цены отражали ситуацию со спросом и предложением на индивидуальный продукт или услугу, без искажений, связанных с изменениями стоимости денег. Когда цена на нефть повышается с 50 до 100 долларов за баррель, то это должно выражать изменение реальных характеристик предложения и спроса на рынке нефти, измеряемое деньгами со стабильной и неизменной стоимостью. Когда рост цен на нефть вызван снижением стоимости валюты, то возникают всевозможные проблемы. Как утверждает Джордж Гильдер в книге «Скандал вокруг денег», нам нужны как можно более «бесшумные» деньги, чтобы «сигнал» об экономическом успехе или провале распространялся четко и без помех. Когда существует много денежного «шума» - из-за валюты с плавающей стоимостью – тогда сигналы по поводу цен, прибыли и убытка, процентных ставок и доходности, - деформируются. Неудивительно, что экономика при таких условиях работает очень плохо.

4-й президент США Джеймс Мэдисон сказал по этому поводу следующее: «Единственной адекватной гарантией единообразной и стабильной ценности бумажной валюты является ее конвертируемость в золотую монету – наименее колеблющуюся и единственную универсальную валюту».

Понять эту фразу не составит труда.

На самом деле, большинство правительств в мире уже поняли необходимость стабильных денег. У них нет независимых плавающих валют. Так же, как доллар когда-то был связан с золотом, большинство современных валют привязаны к американской валюте, евро, или к другим каким-нибудь внешним стандартам стоимости. МВФ сообщил, что в 2016 году 52% всех мировых валют были привязаны к каким-нибудь другим внешним стандартам, например, валютной корзине. 21% всех валют были «стабилизированы». Это означало, что им разрешалось несколько «плавать» относительно внешнего стандарта (сюда входит Китай, где допускается некоторое «плавание» между юанем и долларом). Только26% валют «плавают», как указано МВФ, но даже им слишком далеко «заплывать» не позволено.

А как насчет самого доллара? С 2013 года существует неформальная система золотого стандарта, «золотой стандарт Йеллен». Стабильность доллара по отношению к курсу золота с того времени поражает; их соотношение слишком стабильно, чтобы считаться только делом случая. Но независимо от того, является ли эта ситуация результатом случая или манипуляции, вывод здесь один и тот же. В США существует неформальная система золотого стандарта.

Неужели это так ужасно? Мне так не кажется.

Итак, сейчас сложилась ситуация в мире, когда многие валюты привязаны к доллару, а доллар – к золоту. Это приблизительный итог того, что должно было произойти после Бреттон-Вудской конференции в 1944 году. На этот раз, похоже, это произошло в основном в результате процесса пробам и ошибкам.

Это сбалансированное состояние может рухнуть в любое время. Затем мы получим еще один урок по поводу того, что происходит, когда стоимость денег становится нестабильной. Это будет продолжаться снова и снова, пока люди, наконец, не осознают правоту Джеймса Мэдисона.

^ Наверх