Статья Эдриана Эша из его блога на сайте «forbes.com».

Для того чтобы изменить отношение инвесторов к золоту понадобились рост его курса на 70 долларов, а также падение индексов американского фондового рынка на 6%.

«В текущих условиях драгметалл обретает популярность в качестве инструмента хеджирования портфеля», - об этом объявил своим клиентам американский банк «Merrill Lynch».

Впрочем, о пользе приобретения золота как хеджирования портфеля много говорилось еще перед падением индекса «S&P» и скачка курса желтого металла.

Однако на рынке придерживаются разных мнений по этому поводу. Не уделяя сейчас внимание фондовому рынку, одно из самых распространенных положений по поводу золота касается его обратной корреляции относительно реального уровня процентных ставок.

И понятно почему, ведь желтый металл не приносит никакого процентного дохода. Ведь если облигации или депозиты в банке начинают приносить больший процент, то драгметалл становится менее привлекательным. (Золото также страдает от потери спекулятивного интереса, поскольку повышение процентных ставок означает, что трейдеры должны нести более высокие затраты, чтобы занять бычьи позиции на рынке фьючерсов или опционов).

Однако рост процентных ставок действительно предлагает хорошую доходность только в случае превышения уровня инфляции. Поэтому для курса золота «ахиллесовой пятой» – и это является общепризнанным мнением – является тот период, когда реальные процентные ставки повышаются, а инфляция от них отстает.

История подтверждает указанное положение. За последние 15 лет, учитывая 5-недельные периоды, золото и реальные процентные ставки, - то есть, годовая доходность 10-летних казначейских облигаций, скорректированная по отношению к ожиданиям рынка облигаций по поводу инфляции на 10 лет, - двигались в противоположном направлении в 64% случаев.

За полдесятилетия, начиная с 2013 года, этот показатель вырос до 70%. Обратная корреляция золота с реальным уровнем процентных ставок достигла рекордного показателя в 2017 году.

Но в 2018 году ситуация кардинальным образом изменилась. Дело в том, что золото и реальные 10-летние ставки двигались в противоположном направлении только в 55% случаев на 5-недельной основе.

За последние 3 месяца этот показатель упал до 50%, при этом курс золота находится около 1230 долларов за унцию, а 10-летние ставки выросли с 0,77% до 1,06%.

Это самый высокий уровень реальной процентной ставки по 10-летним казначейским облигациям с февраля 2011 года. Если бы подобное произошло в 2013-2018 гг., то в результате такой динамики курс золота оказался бы ниже 1120 долларов за унцию.

Как понимать то, что золото пытается освободиться от своей «ахиллесовой пяты»?

Во-первых, такую динамику следовало бы ожидать, учитывая, насколько сильно эта корреляция выросла. Так было в сентябре 2017 года: тогда высокий уровень отрицательной корреляции должен был привести к падению.

Во-вторых, корреляция между реальными ставками и золотом, скорее всего, снова усилится в ближайшем будущем. Только на этот раз это окажется положительным фактором для курса желтого металла. Дело в том, что прогноз по рынку на 2018 год указывает на то, то процентные ставки будут расти быстрее инфляции.

Частные инвесторы, безусловно, теперь смотрят на рынок золота по-новому. В этом месяце произошел явный отход от цикла - покупка при понижении курса, а затем фиксация прибыли. Например, в компании «BullionVault» из-за падения цены, чистый спрос на ее пиринговой торговой бирже подскочил в 7 раз за последнюю неделю по отношению к 52-недельной средней, превысив 5 тыс. унций. Такой положительной реакции на рост курса драгметалла не было с тех пор, как Трамп стал президентом США, а в Великобритании произошел Брексит, - и все это в 2016 году.

Что же произошло такого, чтобы инвесторы обратились к золоту, несмотря на повышение реальных процентных ставок? Но вы ведь видели, что произошло с фондовым рынком, так?

^ Наверх