Золотые резервы Китая, скорее всего, продолжают расти.

Торговая война с США, которая угрожает экономическому росту, напряженность на Корейском полуострове, а также падение курса в этом году, - все это хорошие основания для купли желтого металла. Однако официальные данные Народного банка Китая свидетельствуют, что золотые резервы страны не выросли с тех пор, как Дональд Трамп был избран президентом в 2016 году. Тем не менее, центральный банк Китая может скрывать приобретение им желтого металла, - и это уже не новость.

«В Китае до сих пор реализуется стратегия, заключающаяся в увеличении золотых резервов в небольших количествах. Основания для покупки желтого металла в качестве средства диверсификации портфеля стали еще более весомыми, учитывая довольно напряженные отношения с США», - сказал Филипп Клапвейк, управляющий директор консалтинговой компании «Precious Metals Insights Ltd.» (Гонконг).

Китай официально владеет золотыми резервами на неизменном уровне в объеме 59,24 млн. унций с октября 2016 года, или 1843 метрическими тоннами, стоимостью в 74,1 млрд. долларов к концу июня. По данным Всемирного золотого совета, центральные банки мира продолжили наращивать золотые резервы, хотя и в меньшем темпе, добавив в свои хранилища 371,4 тонны в 2017 году.

На соответствующие запросы агентства «Bloomberg» об изменении объема золотых резервов, Народный банк Китай данных не дал, посоветовав обратиться в Государственное управление валютного контроля, которое, в свою очередь, никак не отреагировало. Этот государственный орган, как известно, заведует золотовалютными резервами Китая.

Уже сложилась традиция, согласно которой Поднебесная обновляет данные по золотым резервам через продолжительные промежутки времени. Например, когда было объявлено в июле 2015 года, что резервы выросли на 57%, до 53,3 млн. унций, - это было первое обновление за шесть лет. В 2009 года Поднебесная сообщила о покупке 14,6 млн. унций; предыдущее обновление произошло в 2003 году.

После объявления в 2015 году, информация о резервах стала публиковаться ежемесячно. Это совпало с принятием в МВФ более строгих норм для отчетности об иностранных резервах и долгах, в то время как Китай стремился включить юань в корзину специальных прав заимствования. МВФ включил эту валюту в корзину резервных валют в октябре 2016 года, и, начиная с этого месяца, информация об обновлении золотых резервах больше не публиковалась.

Клапвейк утверждает, что одно из оснований полагать, что Китай может фактически продолжать покупать золото для своих резервов, заключается в том, государственные закупки слитков и ювелирных изделий будут означать, что одна мера национальных резервов значительно увеличится, и эти активы могут быть доступны при необходимости государству. Второе основание заключается в том, что эта страна является крупнейшим золотодобытчиком в мире, поэтому власти могут покупать отечественное золото за юани при необходимости.

В то время как объем золотых резервов Китая является шестым по величине в мире, на их долю приходится лишь 2,4% резервов страны, по сравнению с более чем 70% в Германии, - как показывают данные Всемирного золотого совета. Заместитель директора центрального банка Йи Ган сказал в 2013 году, что его страна может инвестировать всего лишь 2% своих валютных резервов в золото, потому что его рынок слишком мал.

Если Китай решит обновить данные по золотому резерву, то повышение будет существенным. Но вопрос, как утверждает Марк О’Бирн, директор отдела исследований в «GoldCore Ltd.» (Дублин), заключается в том, насколько большим это повышение окажется. Обновление, объявленное 17 июля 2015 года, было меньшим, чем ожидали некоторые аналитики, и курс тогда упал на 1% за один день, - до 1134 долларов за унцию.

^ Наверх