Франсуа Малан написал книгу «Крюгерранд. Золотой Юбилей: 1967-2017 гг.» (Krugerrand. Golden Jubilee), которая была опубликована в 2016 году издательством «Prestige Bullion» для Южноафриканского монетного двора и аффинажного завода Ранд в честь известного события. Ниже приводим перевод 11-й главы этой книги: «Как из Крюгерранда в пруфе хотели сделать финансовый пузырь» (часть вторая). Впервые и только в «Золотом монетном доме».

Обновленная версия системы [грейдинга монет Крюгерранд, которая создала редкие по качеству экземпляры, вызвав Крюгеррандоманию – прим. пер.] была опубликована три месяца спустя [то есть, в апреле 1975 года – прим. пер.]; позже она стала известна под названием Системы Первоначальной оценки (СПО). Базовый начальный показатель оценки был равен 40 пунктам. К этому показателю добавили оценку от нуля до трех пунктов для оценки качества матирования бюста. Точно так же была добавлена оценка от нуля до трех пунктов для матирования антилопы-спрингбока. Эти пункты затем вычитались, если были обнаружены дефекты. Первые таблицы, в которых указывались рекомендуемые цены купли и продажи, были опубликованы 17 января 1975 года.

Монета в пруфе 1974 года с рейтингом (грейдом) в 25 пунктов оценивалась в 386 рандов, тогда как та же монета с рейтингом в 44 должна была продаваться с ценой в 740 рандов. Крюгерранды пользовались популярностью, но, конечно же, с точки зрения покупателей, было бы лучше владеть финансовой инвестицией в форме высококачественного Крюгерранда в пруфе.

Дилеры отмечали, что много людей использует свои Крюгерранды в качестве бриллиант анциркулейтед для обмена их на Крюгерранды в пруфе. Цены на пруфы держались стабильно и даже порой увеличивались в цене, когда цены на инвестиционные Крюгерранды падали.

Система оценки была дополнительно пересмотрена в апреле 1976 года, и каждая монета теперь оценивалась исходя из 100 пунктов. Капсула, в которую каждая грейдированная монета была упакована, также изменилась. Монеты, оцененные в соответствии с СПО, были запечатаны в мягкие прозрачные пластиковые мешочки, в то время как все монеты, оцененные в соответствии с системой из 100 пунктов, были упакованы при помощи ультразвука в защищенных от несанкционированного доступа акриловых капсулах. Механизм грейдинга, умного маркетинга, а также рост курса золота и жадность инвесторов, - все это привело к появлению большого «пузыря».

Об этом пузыре была сделана заметка в сентябрьском номере нумизматического журнала в 1974 году.

«Один из наших клиентов, который должен был выехать на два года за границу, продал свой дом и инвестировал всю сумму в Крюгерранды (40,500 рандов - в пруфы и 7,627 рандов - в бриллиант анциркулейтед). Примечательно, что он должен был заплатить на 9% меньше за монеты в качестве бриллиант анциркулейтед сегодня, если бы смог получить их по официальной банковской цене, и на 22% больше на открытом или нумизматическом рынке. Впрочем, он должен был заплатить на 43% больше для покупки пруфов. При текущих ценах при продаже, его инвестиции в размере 48,127 рандов стоили на сегодня 67,275 рандов. Хотите верьте, хотите нет, его покупки состоялись в марте 1974 года, то есть, около 6 месяцев назад, когда золото приближалось к своему историческому максимуму в 179 долларов».

В течение 1976 года дилер ввел ежемесячные операции по продаже Крюгеррандов в пруфе на основе тендерной системы. Были выпущены и распространены брошюры с указанием монет, доступных для продажи. Никаких аукционов не проводилось, а тендеры принимались в письменной форме. Самый высокий тендер за монету был самым успешным, при условии, что стартовая цена была преодолена. Сумма к оплате была уменьшена до 5 рандов выше по сравнению со вторым по величине тендером.

Наиболее востребованным Крюгеррандом в пруфе в течение 1970-х и начале 1980-х гг. стала «матовая» монета 1968 года.

Эли Ливайн назвал ее редчайшим пруфом в своем исследовании «Золотой ключ: общая стратегия рационального инвестирования и нумизматика для инвесторов». В исследовании, недавно проведенном этим автором, приведены рукописные заметки тогдашнего директора монетного двора Кооса Гроневальда о монете 1968 года, благодаря которым становится ясно количество отчеканенных монет. Оказывается, чеканка матированной монеты 1968 года была незапланированной. В конце программы чеканки 1968 года, было решено, что все будущие выпуски Крюгеррандов будут отчеканены с матовым дизайном на обеих сторонах монеты (ранее монеты были отчеканены с матовым спрингбоком, но не бюстом). Исходя из данных о чеканке и других свидетельств, доступных Гроневальду, можно утверждать, что последние 1044 монет из тиража в 10 тыс. монет были «матированными». Даже к концу 1973 года матовые монеты 1968 года все еще не считались редкими, а прейскурант «Phoenix Coins» давал отпускные цены на монеты 1968 года на уровне 120 рандов, в то время как монеты 1967 года получили более высокую цену - 135 рандов.

Ливайн отметил, что последующее увеличение цены за матовую монету 1968 года было впечатляющим. В марте 1975 года, цена на монету получила грейдинг в 96 пунктов и оценивалась в 1736 долларов. В 1979 году была достигнута самая высокая цена за тот же грейд - 15,775 долларов. Подобный неустойчивый рост продолжался четыре года.

Пруфы были разрекламированы не только в Южной Африке, но и в Соединенных Штатах. Эксклюзивным дистрибьютором оцененных пруфов была компания «Hintzpeter-Redman Co» из Форт-Томаса, штат Кентукки.

Газета «Нью-Йорк Таймс» опубликовала статью в 1981 году, в которой описывался маркетинг Крюгеррандов в пруфе.

«По иронии судьбы, Крюгерранды в пруфе, отчеканенные в первую очередь для коллекционеров – а на деле, в качестве коллекционной версии монеты, ориентированной на инвесторов, - сейчас рекламируется в основном среди инвесторов. Мистер Ливайн приспособил методы продаж своей компании к менталитету инвесторов и подкрепил этот подход, разработав систему грейдинга, которая, по его словам, «ставит простого человека на уровень эксперта»».

Но проблемы на рынке пруфов начали появляться в 1984 году.

5 февраля 1984 года газета «Sunday Times» опубликовала статью, в которой были изложены сведения о построенном за 2,7 млн. рандов здании для дилера монет на проспекте Яна Смэтса в Парктауне. Для удобства клиентов в здании размещались филиалы банков «Barclays» и «UBS». В здании могло разместиться до 25 брокеров, что, как ожидалось, увеличит оборот компании до 200 млн. рандов в год.

Продажи пруфов увеличились на 50% в 1983 году, а значит, некоторые дилеры последовали за указанным примером. Брюс Холстен из компании «Gold & Hard Asset Exchange» был менее оптимистичным по этому поводу и даже сказал следующее: «Мы не советуем шутить с пруфами на данный момент».

Средняя цена на Крюгерранд в пруфе составляла 1600 рандов по сравнению с 530 рандами за Крюгерранд в бриллиант анциркулейтед. Плата за оценку составляла 60 рандов, а также предполагалась 15%-ная комиссия при продаже.

Причин краха рынка Крюгеррандов в пруфе много и, несомненно, они были усугублены международными санкциями, введенными по отношению к монете в 1985 году (но об этом речь пойдет в следующей главе). Каковы бы ни были причины, серьезность краха очевидна из цен, указанных в третьем (за 1985-1986 гг.) и четвертом (1986-1987 гг.) изданиях Каталога Южноафриканских монет (Randburg Coin Co.). В третьем издании матовая монета 1968 года была указана со стоимостью в 10 тыс. рандов, а в четвертом издании цена упала до всего лишь 3 тыс. рандов.

На заседании парламента в сентябре 1986 года Шварц попросил заместителя министра финансов прояснить ситуацию с монетами в пруфе и относительно создания рынка для монет в пруфе, что привело к обсуждению в парламенте вопроса о крахе рынка Крюгеррандов в пруфе. Как было отмечено в «Хансард», министр заявил, «Насколько нам известно, мы стали свидетелями ситуации в Южной Африке, где ведущий рынок пруфов полностью рухнул. Многие люди, по сути, понесли большие потери в результате случившегося. Поэтому вопрос, который следует задать, таков: принимая во внимание, что Монетный двор производит обычные золотые монеты и пруфы, разве нет необходимости в том, чтобы Монетный двор играл роль организатора рынка для пруфов?».

Крюгерранды в пруфе так и не стали популярными в качестве инвестиционной или коллекционной монеты, и тиражи пруфов в последние годы остаются низкими.

Несмотря на то, что рынок пруфов рухнул, Южная Африка внесла свой вклад в историю грейдинга и слабирования монет. Южноафриканская биржа золотых монет начала грейдировать и инкапсулировать монеты задолго до того, как первые коллекционные монеты были слабированы в США после появления Профессиональной службы грейдинга монет (ПСГМ; Professional Coin Grading Service) в 1986 году. Прошло целое десятилетие после того, как Южноафриканская биржа золотых монет начала предоставлять аналогичную услугу для Крюгеррандов в пруфе. В то время были созданы популярные независимые грейдинговые компании, в том числе, Нумизматическая гарантийная корпорация (НГК; Numismatic Guarantee Corporation), расположенная в Сарасоте, штат Флорида. НГК начала грейдинг американских монет в 1987 году, а затем стала работать и с мировыми монетами. Несмотря на то, что существует большое количество компаний, занимающихся грейдингом, «ПСГМ» и «НГК» пользуются наибольшей популярностью у южноафриканских коллекционеров.

После краха рынка пруфов, грейдинг монет в Южной Африке был остановлен и многие Крюгерранды были впоследствии извлечены из своих капсул. Хотя некоторые инкапсулированные Крюгерранды все еще можно найти сегодня, однако, похоже, что большинство сертификатов были потеряны. По иронии судьбы, эти инкапсулированные Крюгерранды в пруфе, если они все еще сопровождаются правильными сертификатами, становятся популярными у коллекционеров, занимая ключевое место в южноафриканской нумизматической истории.

Возможно, об ущербе, нанесенном по причине пузыря пруфов, никто не сказал лучше, чем знаменитый нумизмат доктор Фрэнк Митчелл, который сыграл важную роль в процессе лоббирования идеи серебряной монеты с номиналом в 1 ранд в 1964 году, когда также рассматривалась идея унцовой золотой монеты.

«Мы получили наш Серебряный Ранд – но я убежден, теперь оглядываясь назад, что инвестиционная золотая монета, которая была впоследствии названа «Крюгерранд» нанесла больший урон коллекционированию монет в Южной Африке, подлинной академической нумизматике в нашей стране, урон, который может компенсировать только наша интересная серия серебряных рандов. Продажи Крюгеррандов на мировых рынках принесли значительную прибыль южноафриканской золотодобывающей промышленности, и вскоре другие страны по всему миру стали чеканить свои собственные инвестиционные «монеты» для продажи с наценкой. Эта тенденция неизбежно привела к тому, что основное внимание уделялось спекуляциям в эти широко разрекламированные монеты, и в нумизматике в целом».

^ Наверх