Центральные банки мира давно занимаются сдерживанием курса золота – это уже документально подтвержденный факт. Об этом утверждает эксперт по драгоценным металлам в сингапурском отделении компании «BullionStar» Ронан Мэнли. В интервью «RT.com» он объяснил, почему так происходит.

Центральные банки уже долгое время манипулируют курсом золота. Это манипулирование приобрело множество форм на протяжении нескольких десятилетий. Впрочем, не следует удивляться тому, что центральные банки оказывают влияние на рынок золота, ведь они также вмешиваются в деятельность всех других финансовых рынков. Было бы наивно думать, что рынок золота каким-то образом останется в стороне.

На самом деле, контроль над рынком золота – это особая история. Золото для центральных банков – это как солнце для вампиров. Банки боятся золота, но в некотором смысле им оно нравится. Банки боятся золота, поскольку последнее является барометром инфляции и индикатором относительной силы фиатных валют. Курс золота влияет на процентные ставки и цены облигаций. Но представители центральных банков (те из них, которые хорошо справляются со своей работой) в то же время боготворят золото, поскольку они понимают ценность золота в контексте международной валютной системы и важность золота в качестве резервного актива.

Таким образом, в центральных банках хорошо понимают важность золото, в их хранилищах содержатся большие объемы желтого металла, используемые в качестве средства сбережения и финансовой страховки, но они также стоят на страже того, чтобы не допустить функционирования полностью автономного рынка золота, поэтому они оказывают некоторое влияние на движение цен и рыночные настроения.

Банк международных расчетов (БМР) часто участвует в манипулировании курса золота, выступая в качестве центрального координирующего центра этих манипуляций, руководя множеством операций, направленных на сдерживание курса золота. И это продолжается уже в течение десятилетий: с 1960-х гг. и вплоть до сегодняшнего дня. Если хотите понять манипулирование курсом золота со стороны центральных банков, тогда следует начать с деятельности БМР. К сожалению, БМР никому не подчиняется, кроме его членов – центральных банков, и не слишком-то распространяется о своей деятельности.

В 1960-х гг. манипулирование курсом золота со стороны центральных банков проводилось публично, преимущественно посредством Лондонского золотого пула. Это была эпоха фиксированного официального курса золота – 35 долларов за унцию. Казначейство США и консорциум центральных банков из Западной Европы открыто сдерживали курс золота на уровне 35 долларов за унцию, координируя свою деятельность через БМР в Базеле, Швейцария, при этом используя Банк Англии в Лондоне в качестве агента транзакции. Это манипулирование прекратилось в марте 1968 года, когда у Казначейства США не осталось золота для доставки, что вызвало переход к курсу золота, устанавливаемому на «автономном рынке».

Центральные банки продолжали сдерживать курс золота в 1970 гг. как путем демонетизации золота, так и насыщая рынок физическим золотом для того, чтобы снизить цену на него. Продажи золота осуществлялись в одностороннем порядке; например, стоит вспомнить продажу золота Казначейством США в 1975 году и в течение 1978-1979 гг., а также координированно (при организации со стороны США), как в случае с продажами золота МВФ в период с 1976 по 1980 гг.

Сговор с целью манипулирования цен также стал приобретать скрытый характер, когда, например, в конце 1979 года и в начале 1980 года, в условиях сильного роста курса золота, представители тех же центральных банков из Лондонского золотого пула снова встретились на заседании БМР в Швейцарии по поручению Казначейства США и ФРС в попытке запустить новый и тайный золотой пул для контроля курса золота. Это было по существу возрождение старого золотого пула, или золотой пул 2.0.

Эти встречи, о которых практически никто не говорит, прошли при участии представителей центральных банков группы государств G10, то есть, в ней участвовали главные лица мировых финансов. Все дискуссии были задокументированы и до сих пор хранятся в архивах Банка Англии и их можно прочитать на сайте «BullionStar».

Формулировки в этих дискуссиях очень показательны и демонстрируют негативное отношение представителей центральных банков к автономному рынку золота.

На этих заседаниях прозвучали такие выражения: «необходимо пойти против психологии рынка» и «речь не идет о постоянной стабилизации, а только о сдерживании курса в критические моменты в пределах определенного диапазона» и «стабилизировать цены в необходимых пределах», а также «было бы хорошо для центральных банков иметь возможность быстро и эффективно понижать курс золота».

Данные дискуссии представителей центральных банков произошли в начале 1980-х гг., 11 лет после Лондонского золотого пула и 8 лет после того, как Казначейство США отказалось от своих обязательств в августе 1971 года конвертировать зарубежные резервы долларов США в золото.

Был ли этот новый золотой пул БМР в конце концов создан в 1980-х гг. – это, конечно, вопрос, но в течение нескольких месяцев представители центральных банков в БМР его обсуждали, и он мог бы быть введен в формате, который обеспечила бы физическое золото для производителей нефти (для обмена золота на нефть) без увеличения курса золота. В основном, они беспокоились о том, чтобы позволить производителям нефти с Ближнего Востока приобрести золото за нефть, не повышая курс золота.

В 1980-х гг. Банк Англии также участвовал в манипулировании курсом золота посредством Лондонского золотого фиксинга; бывший сотрудник Банка Англии назвал эту процедуру «помощью в фиксировании». Банк Англии иногда использовал такую терминологию в 1980-х гг. для описания скоординированные усилий центральных банков по контролю курса золота: например, «деятельность по сглаживанию» и «операции по стабилизации».

В современную эпоху произошли структурные изменения на рынке золота, которые перенаправили спрос на золото от физического золота к бумажному золоту. Эти изменения заключались в том, что с 1980-х гг. появились обезличенные счета и частично обеспеченные золотом активы на Лондонском рынке золота, а также торговля фьючерсами на золото в США с января 1975 года.

При торговле обезличенным золотом на Лондонском внебиржевом рынке, используются наличные деньги, а физическая доставка золота редко когда осуществляется. Торговые позиции – это просто требования банков, торгующих золотом, у которых нет даже приблизительного количества золота для обеспечения этих требований. Таким образом, обезличенное золото – это просто позиция в бумажном золоте, которая обеспечивает подвязку к курсу золота, но не приводит к увеличению спроса на физическое золото.

Когда в США появились фьючерсы на золото в январе 1975 года, основная причина их внедрения, согласно позиции Госдепартамента США в то время, заключалась в организации альтернативы физическому рынку, который бы отвел спрос на золото, создав торговлю, которая затмит своим объемом физический рынок, а также увеличит волатильность, которая, в свою очередь, помешает инвесторам покупать физическое золото. Фьючерсы на золото также частично обеспечены золотом и в основном торгуются посредством наличных, а объемы их торгов превышают объемы фактической доставки физического золота.

Поэтому центральные банки в качестве регуляторов финансовых рынков, в конечном счете, ответственны за появление частично обеспеченной торговли золотом в Лондоне и Нью-Йорке. Эта торговля подрывает спрос на физическое золото и позволяет мировому курсу золота формироваться на этих площадках, торгующих бумажным золотом. Установление цен не происходит на рынках физического золота. Оно происходит на Лондонском внебиржевом (обезличенном) рынке и рынке деривативов COMEX. Таким образом, это также является формой манипулирования ценами на золото, поскольку центральные банки знают, как работают эти рынки, но они ничего не делают, чтобы их закрыть, поскольку это удобная схема махинаций торговли золотом.

Представьте себе, например, если бы центральные банки относились бы к рынку бумажного золота также жестко, как они относятся к рынку криптовалют. Теперь представьте, если бы центральные банки объявили вне закона частично обеспеченную торговлю золотом, запугали бы инвесторов, как они сделали это по отношению к криптовалютам? В таком случае произошло бы следующее: участники рынка золота запаниковали и вышли бы из своих позиций в бумажном золоте, что привело бы к полному разрыву связи между рынками бумажного и физического золота. Так что, будучи снисходительными к частично обеспеченной торговле на рынках золота, центральные банки поощряют деятельность, которая оказывает понижательное давление на курс золота.

Рынок кредитования в форме золота, центр которого находится в Лондоне, является еще одной областью, в которой центральные банки имеют возможность уменьшить курс золота. Здесь центральные банки переводят свои запасы физического золота в банки, торгующие золотом, и это физическое золото затем помещается на рынок. Эти транзакции могут происходить либо в виде кредитов в золоте либо золотых свопов. Это дополнительное предложение золота посредством кредитов и свопов нарушает существующий баланс спроса и предложения, и, следовательно, оказывает понижательное влияние на цену золота.

Рынок кредитования в форме золота является абсолютно непрозрачным, поскольку на нем нет обязательных или добровольных отчетов ни со стороны кредиторов-центральных банков, ни со стороны заемщиков-банков, торгующих золотом. Банк Англии играет важную роль на рынке кредитования в форме золота, поскольку золото, используемое в кредитовании, почти все поставляется из хранилища этого центрального банка.

Стало быть, в кредитовании золота отсутствует информационная прозрачность, и именно поэтому центральные банки в нем участвуют. Требования обнародования информации о кредитовании в форме золота заглушаются центральными банками, даже иногда на основании «интересов национальной безопасности».

Многие центральные банки давно выдали в кредит свое золото, и фиксируют его на своем балансе как «дебиторская задолженность в золоте», что является требованием к банку или банкам, торгующим золотом. Поскольку золото центральных банков никогда не подвергалось независимой проверке, нет никакого независимого подтверждения того, что у них есть то золото, которым оно должно обладать.

Дебиторская задолженность в золоте является еще одной тактикой, которая позволяет центральным банкам незаметно находиться на рынке кредитования в форме золота, а центральные банки идут на многое, чтобы убедиться, что рынок не знает о размере и существовании огромных позиций в кредитовании золота и свопов золота.

В феврале 1999 года БМР снова стал центром тайных дискуссий о рынке золота, когда ряд крупных центральных банков в общем-то напрямую приказали МВФ отменить ведение бухгалтерского учета с разделением золота и задолженности по золоту на балансах центральных банков и бухгалтерской отчетности. Эти обсуждения также задокументированы МВФ.

Изменение правил ведения бухгалтерского учета могло бы прояснить масштаб кредитования в форме золота центральными банками по всему миру, что привело бы к значительному повышению курсу золота.

Однако группа крупных центральных банков Европы, включающая Банк Англии, Бундесбанк, Банк Франции и Европейский центральный банк, предпочли не разглашать эту информацию, поскольку, по их мнению, «информация о золотых займах и свопах может оказать большое влияние на рынок», и МВФ не должно «требовать раздельной отчетности в этой информации, но должна считать все денежные золотые активы, включая золото в займах или соглашения о свопах, в качестве единого пункта».

Кроме того, центральные банки иногда продают большое количество золота, например, как это сделала Швейцария в начале 2000-х гг., а Банк Англии – в конце 1990-х гг. Хотя информация по этим продажам золота находится в тайне, а мотивации этих продаж могут быть самые разные, например, продажи, вызванные необходимостью санации банков, торгующих золотом или перераспределения запасов другим банкам, - объявления о продажах золота обычно отрицательно влияют на курс золота. Таким образом, объявления о продажах золота является еще одной тактикой, которую используют центральные банки, чтобы время от времени оказывать давление на цену.

Существует множество примеров того, как представители центральных банков обсуждают вмешательство на рынок золота. В июле 1998 года, бывший председатель ФРС Алан Гринспен дал показания перед Конгрессом США, сказав, что «центральные банки готовы арендовать золото в больших количествах, если цена будет расти».

В июне 2005 года, Уильям Уайт из БМР в Швейцарии, сказал, что одной из целей сотрудничества с центральными банками является «совместные усилия по влиянию цен на активы (особенно золота и иностранной валюты), в случаях, когда это может быть полезным.

В 2008 году представители БМР заявили в своей презентации членам центральных банков, что одной из предлагаемых им услуг – это влияние на курс золота.

В 2011 году один из трейдеров золота из БМР заявил в своем профиле на сайте LinkedIn, что в его обязанности входит управление ликвидностью для вмешательства на рынок золота. После того, как об этом стало известно широкой публике, он быстро сменил свой профиль.

^ Наверх