Франсуа Малан написал книгу «Крюгерранд. Золотой Юбилей: 1967-2017 гг.» (Krugerrand. Golden Jubilee), которая была опубликована в 2016 году издательством «Prestige Bullion» для Южноафриканского монетного двора и аффинажного завода Ранд в честь известного события. Ниже приводим перевод десятой главы этой книги: «Чем меньше Крюгерранд, тем лучше». Впервые и только на сайте «Золотого монетного дома».

«Новые маленькие размеры, которые являются точными долями унции, снова сделают золото доступным для простых людей» - южноафриканский политик Оуэн Хорвуд, 1980 год

1960-1970-е гг. были аномальным периодом в истории курса золота.

Бреттон-Вудское соглашение и скоординированное вмешательство западных держав сдерживали курс золота на низком уровне. Лондонский золотой пул был ключевым инструментом в удержании курса золота под контролем. Хотя это и раздражало золотодобытчиков, низкая цена способствовала запуску Крюгерранда, поскольку средний класс мог позволить себе потратиться на полную унцию (или несколько унций) за раз.

В этом заключалась цель Горной палаты – сделать золото доступным для простых людей – и это сработало в начальном периоде истории монеты. Оглядываясь назад, легко теперь понять, что эти хорошие времена для тех, кто накапливал золото, не могли продолжаться вечно.

По сравнению с другими успешными золотыми монетами в истории, Крюгерранд был на самом деле тяжелой монетой. Римский ауреус и солидус весили от 4 до 8 граммов в течение своей 500-летней истории. Венецианский цехин весил 3,49 г, когда он находился в обращении с 1595 по 1797 гг. Знаменитая британская гинея содержала ровно 7,66 г золота с 1663 по 1813 гг. Британский Соверен, содержащий 7,32 г золота, господствовал в мировой торговле в течение 100 лет и был стандартом для золотых монет до 1932 года.

История учит, что практичная золотая монета должна весить от 7 до 8 граммов или меньше, и эта практичность стала поперек горла унцовой монете Крюгерранд в конце 1970-х гг.

Согласно исследованиям Роя Джастрама из Калифорнийского университета в Беркли, золото сохраняет покупательную способность в течение длительного периода времени, несмотря на значительную инфляцию и дефляцию. Это подтверждает положение о том, что размер практичной золотой монеты не должен превышать 7 или 8 граммов, иначе она просто будет слишком дорогой для простых людей.

Когда США покончили с золотым стандартом в 1971 году, курс золота резко вырос с 35 долларов до 200 долларов за унцию. Это стало результатом резкого роста цен на сырье и потребительские товары в 1973-1974 гг. Промежуточный рекорд курса золота был зафиксирован в 1975 году, что совпало с периодом, когда уровень инфляции начал снижаться. Когда инфляция потребительских цен снова начала расти, достигнув 14% в 1979-1980 гг., золото также увеличилось с 100 долларов за унцию в 1976 году до 850 долларов США за унцию в январе 1980 года. Это увеличение курса золота привело к тому, что унцовый Крюгерранд стал не по карману для среднего класса.

В «Intergold» признались, что к 1980 году «оригинальная идея осталась в силе, но размер монеты необходимо было переосмыслить». Были введены три дополнительных размера – 1/2, 1/4 унции и 1/10 унция.

Новые Крюгерранды продавались с высокими надбавками к курсу золота; 5% - для 1/2 унции, 7% - для 1/4 унции и 9% - для 1/10 унции. Существующая премия в 3% за унцовую монету осталась без изменений.

Запуск новых монет Крюгерранда во всем мире состоялся в сентябре 1980 года с рядом мероприятий в Нью-Йорке, Франкфурте, Лондоне и Гонконге. Вице-президент Горной палаты, ван ден Бош, присутствовал на лондонской презентации и выразил уверенность в продолжении долгосрочной тенденции роста курса золота. Однако он не мог знать, что курс золота будет оставаться на низком уровне в течение следующих двух десятилетий. Время, однако, в конечном итоге доказало правоту ван ден Боша, а дробные Крюгерранды сделали возможным широкой общественности приобретать монеты по доступной цене. Как сказал ван ден Бош на презентации, «мы полагаем, что эти новые, маленькие Крюгерранды произведут большое впечатление на мировой рынок золота, и они позволят населению снова себе купить золото», - однако никто при этом не учел роста курса золота.

В США по поводу новых монет были проведены широкомасштабные рекламные мероприятия представителями Горной палаты и «Intergold». Организация продаж новых монет оказалась нетрудной, так как к этому времени Америка стала крупнейшей страной-потребителем золота в мире, а новые монеты позволили американцам купить Крюгерранд с размером «меньше десятицентовика» всего за 80 долларов. Маркетинговая кампания привела к хорошим результатам, и в первые дни после запуска было продано 118 тыс. монет ½ унции, 154,6 тыс. монет ¼ унции и 214,6 тыс. монет 1/10 унции.

К октябрю 1980 года золото торговалось в диапазоне 672-676 долларов. В то время «Manfra, Tordella & Brookes», один из крупнейших дилеров монет в США, продавал унцовую монету за 699 долларов, ½ - 361 долларов, ¼ - 186 долларов и 1/10 – 77 долларов.

Спрос на маленькие монеты увеличился в течение оставшейся части года, поэтому «Intergold» запустила рекламную кампанию с бюджетом в 12 млн. долларов в 1981 году, чтобы создать дополнительные рынки для меньших монет, включая рынки ювелирных изделий и подарков, а также программу сбережений (последняя проходила под следующим слоганом в Германии – «сберегай монету в месяц»).

Производство мини-Крюгеррандов (или как их стали позже называть, дробных Крюгеррандов) не было лишено шероховатостей.

Во время октябрьской сессии южноафриканского парламента 1981 года, возник неприятный разговор между министром финансов Оуэном Хорвудом и депутатом одной из партий Кеном Эндрю, о чем сообщалось в газете «Рэнд Дэйли Мэйл» от 10 октября 1981 года. Эндрю заявил, что во время появления дробных монет в 1980 году, 60 официальных гостей получили эксклюзивное право приобрести наборы мини-Крюгеррандов в качестве пруф 1980 года. Цена за набор составляла 473 рандов, а к октябрю 1981 года, среди коллекционеров она подскочила до 5-10 тыс. рандов. Эндрю хотел пояснений по поводу этих продаж, обвинив Хорвуда в злоупотреблении своим служебным положением министра финансов и в качестве хранителя государственных средств. Он также потребовал, чтобы имена 60 гостей была преданы гласности.

Хорвуд, в свою очередь, обратился с этой проблемой к Генеральному прокурору, а также призвал комитет парламента расследовать обвинение против него. Эта история имела широкий резонанс, о ней даже было сообщено в заголовке воскресной газеты «Rapport» от 11 октября 1981 года. В статье говорилось, что продажа 60 наборов в пруфе означала, что простым коллекционерам монет не была предоставлена возможность приобрести наборы мини-Крюгеррандов 1980 года. Газета также раскрыла дополнительные подробности, в том числе касательно того, что вся махинация была согласована с Коосом Гроневальдом из Южноафриканского монетного двора вместе с Горной палатой. Доктор Крис Стальс из Резервного банка признался в газете, что он был одним из гостей, но он не раскрыл имена остальных гостей.

Газета «Ранд Дэйли Мэйл» сообщила через несколько дней, что в число гостей вошли главные финансовые и банковские чиновники, собственники золотодобывающих предприятий, члены Горной палаты, председатели Комиссии по администрированию и генеральный директор по финансам. Несмотря на скандал, Генеральный прокурор, судья ван дер Вальт, не нашел оснований для инициирования расследования. Он также добавил, что ему не были предоставлены никакие жалобы в виде показаний под присягой, предусмотренные законом о прокуратуре (закон № 118 от 1979 года).

Скандал поутих, но дробные наборы монет в пруфе по-прежнему стоили очень дорого; как отмечалось в газете «Ранд Дэйли Мэйл» в 1981 году, дилер заплатил неизвестному представителю Южноафриканского монетного двора 6,5 тыс. рандов в 1980 году за один из таких наборов. По иронии судьбы, цена этих наборов обвалилась вместе с другими монетами в пруфе в 1985 году. Южноафриканский каталог монет 1989-1990 гг. упоминает этот набор с ценой 2 тыс. рандов, но каталог монет Херна за 2014-2015 гг., указывает цену на уровне 90 тыс. рандов.

^ Наверх