В сентябрьском номере журнала Всемирного золотого совета «Золотой инвестор» размещена статья Тома Брэйди, ведущего экономиста в «Newmont Mining Corporation», которая посвящена анализу факторов, влияющих на тенденции роста расходов в отрасли. Брэйди полагает, что в ближайшие годы предложение золота будет постепенно снижаться. Приводим перевод данной статьи ниже.

В 1900 году объем мировой золотодобычи был равен 12 млн. унций. К 1970 году он достиг 50 млн. унций, в основном благодаря успеху геологоразведки, особенно в Витватерсранде, Южная Африка.

За этот 70-летний период в южноафриканских шахтах было добыто примерно 45% от общего объема золотодобычи, а в 1970 году на их долю пришлось 70% мирового объема золотодобычи. Однако в течение следующих десяти лет объем добычи в Южной Африке снизился почти на 20%, поскольку золотодобывающим компаниям пришлось добывать низкокачественную руду на своих основных месторождениях. В результате мировые запасы золота также снизились.

Впрочем, в 1980-х гг. ситуация изменилась снова. Объем добычи увеличился, поскольку новые технологии обработки, - таким как кучное выщелачивание, технология «уголь в щелоке» и «уголь в пульпе», - становились все более распространенными, что позволило золотодобывающим компаниям извлекать прибыльное золото из низкокачественной руды и более сложных видов руды.

Существенные успехи в технологии добычи также увеличили объемы руды для доставки. Это привело к тому, что, например, производственные мощности грузовых автомобилей «Caterpillar» увеличились с 150 тонн в 1984 году до более чем 360 тонн в 1998 году.

Рудники в Карлине («Newmont») в Неваде служат примером того, как технологический прогресс и улучшение оборудования привели к увеличению добычи. В период с 1980-х гг. из этого месторождения было добыто около 130 тыс. унций золота в 1965 году с качеством руды более 0,3 унций на тонну. К 1980-м гг. показатели снизились до менее 0,1 унций на тонну. После завершения первого выщелачивания в «Newmont» в 1979 году, добыча больших объемов низкосортной руды, в сочетании с новым оборудованием позволили достичь объемов добычи более 1,5 млн. унций в конце 1980-х гг. К началу 1990-х гг. месторождение «Gold Quarry» в Карлине стало первой шахтой, из которой за один год было добыто более 1 млн. унций золота.

Такие достижения позволили увеличить объем мировой золотодобычи более чем в два раза в 1980-1990-е гг., достигнув в 2001 году 85 млн. унций.

Последний период значительного роста добычи начался в 2009 году, чему способствовал рост курс золота: с 250 долларов в 2001 году до более 1700 долларов в 2012 году. Период стабильного роста цен на золото позволил золотодобывающим компаниям активно наращивать  геологоразведку и бюджеты на разработку проектов, что привело к увеличению мировой добычи золота почти до 93 млн. унций. Добыча золота в Китае стала еще одним ключевым фактором, поскольку она удвоилась: с менее чем 6 млн. унций в 2002 году до более 13 млн. унций в 2012 году.

Расходы на геологоразведку и курс золота

Резкий рост курса золота на рубеже веков стал основной причиной недавнего всплеска добычи золота, но это не новое явление. Расходы на геологоразведку уже долгое время зависят от курса золота. Когда цены начинают расти, разведка расширяется, а когда цены снижаются, активность сравнительно быстро падает.

В 2002 году, например, расходы на разведку составили всего 80 млн. долларов США. Затем они увеличивались на 25% в год, достигнув почти 10 млрд. долларов США к 2012 году. С тех пор мировые расходы на разведку золота сократились более чем на 65%, и в 2016 году они упали до 3 млрд. долларов США. Расходы на разведку в «Newmont» следует за этой тенденцией, увеличившись с 40 млн. долларов США в 2001 году до пика почти в 360 млн. долларов США в 2012 году; в прошлом году они упали до менее 150 млн. долларов США.

Золотодобыча не поспевает за динамикой цен на желтый металл

Существует значительное временное различие между затратами на разведку и добычей. В то время как расходы на геологоразведку довольно быстро реагируют на динамику цен на золото, совершенно противоположна ситуация наблюдается по отношению к добыче.

Золотодобывающие компании обычно продолжают реализовывать текущие проекты по разработке, даже если цены снижаются, и начинают уменьшать сокращение затрат, связанных с программами, как только цены стабилизируются и начинают повышаться. В 1996 году, например, реальный курс золота достиг максимума в 550 долларов США, после чего наблюдался устойчивый период агрессивного снижения цен. Но мировая добыча золота только начала уменьшаться, а затем существенно снизилась в 2001 году, отставая почти на половину десятилетия. Подобное многолетнее отставание произошло также, когда цены подскочили вверх в начале 2000-х гг. а добыча только начала восстанавливаться в 2009 году. В последние годы, даже когда цены на золото упали с последних максимумов 2012 года, мировая добыча продолжала расти, достигнув в 2016 году почти 104 млн. унций.

Временная задержка возникает в первую очередь потому, что добыча золота – это долгосрочный бизнес. Требуются годы для осуществления геологоразведки, технико-экономического обоснования, утверждения проектов, чтобы затем перейти к коммерческому производству.

Золотое месторождение в Суринаме, «Merian», принадлежащее совместно компании «Newmont» и правительству, представляет собой наглядную иллюстрацию этой тенденции. Предыдущий владелец «Merian», дочерняя компания «Alcoa», подала заявку на получение разрешения на геологоразведку в 1999 году, а буровые работы начались в 2000 году. В 2003 году было открыто первоначальное месторождение примерно в 180 тыс. унций. В том же году «Alcoa» остановила первоначальную программу геологоразведки, стремясь стать партнером с опытной компанией, занимающейся золотодобычей. После заключения соглашения о совместной деятельности с «Newmont», разведка возобновилась, и в 2005 году было объявлено о первом открытии месторождения. В течение следующих семи лет разведка продолжала расширять резервы и ресурсы. Основные инвестиционные и другие соглашения были одобрены правительством в 2013 году, и проект получил одобрение от Совета директоров «Newmont» в 2014 году. Коммерческое производство в «Merian» наконец началось в 2016-2017 гг.; прошло больше десяти лет после объявления о первоначальном месторождении.

^ Наверх