Ряд комментаторов прогнозируют, что правила банковского регулирования «Базель III» приведут к стремительному росту золота.

Произойдет ли это? Было бы легко сказать, - как и во всех других прогнозах по золоту, - «подождем – увидим». Но это не очень интересно. Лучше рассмотреть суть вопроса, как работают банки, и что на самом деле говорится в правилах.

Итак, необходимо понять, что такое банковский баланс, а также проанализировать взгляды регулирующих органов относительно банковского риска. Именно так можно понять, пойдет ли желтый металл в рост или нет.

Банковский баланс

Банк берет займы для финансирования кредитования. Он зарабатывает деньги, выплачивая более низкую процентную ставку по своим займам, чем по своим кредитам. Мы можем даже просто сказать, что банки выдают обязательства по финансированию своих активов.

Мы не будем заострять внимание на разнице процентных ставок, так как это несущественно для нашего предмета анализа. За исключением одного момента. Долгосрочные облигации обычно имеют более высокую процентную ставку, чем краткосрочные облигации (хотя сейчас американский рынок показывает как раз все наоборот, что является переворачиванием кривой доходности, когда 10-летние казначейские облигации имеют меньшую процентную ставку, чем месячные казначейские облигации). Поэтому банки заинтересованы в использовании краткосрочных обязательств для финансирования долгосрочных активов. Стоимость финансирования ниже, а проценты по активу выше. Но это создает риск. Чтобы понять это, возьмем для примера крайний случай: использование бессрочных депозитов для финансирования 30-летних ипотечных кредитов. По данным Федеральной корпорации по страхованию вкладов США, средний национальный показатель по текущим счетам составляет 0,06%. Согласно данным ФРС Сент-Луиса, ставка по 30-летним ипотечным кредитам составляет 4,28%. Банк мог бы заработать 4,22%, профинансировав 30-летние ипотечные кредиты текущими депозитами (не считая расходов). Неплохой бизнес. Но тут есть подвох.

Вкладчики могут снять свои средства, закрыв свои депозитные счета!

И они сделают это, если станет ясно, что банк является рискованным. Вопрос не в том, является ли банк платежеспособным по обычным меркам. Общепринятое определение платежеспособности заключается в том, что активы банка должны быть выше обязательств. Или, возможно, доходы выше расходов. Однако проблема здесь не в этом.

Банк с текущими депозитными обязательствами и 30-летними ипотечными кредитами не является неплатежеспособным. Проблема заключается в разности сроков погашения. Имейте в виду, что обязательства являются источником финансирования. Представьте себе картину, в которой вы берете взаймы у Вадима, чтобы одолжить Павлу (Павел платит вам 5%, а вы платите Вадиму 2%). Если Вадим требует вернуть свои деньги, но в вашем контракте с Павлом говорится, что он может выплачивать кредит в течение 30 лет, то вы оказываетесь в ловушке.

Первое, что может сделать банк в такой ситуации, так это попытаться продать ипотечный кредит. Существует рынок ипотеки, и если банк сможет продать ипотеку по полной стоимости, тогда проблема решена. Он сможет заплатить вкладчику.

Однако если у всех банков возникнет такая же проблема со сроками погашения, то наверняка произойдут две вещи. Во-первых, весь порядок будет нарушен. И, во-вторых, когда он будет нарушен, то рынок ипотеки никому не будет нужен. В тот момент, когда одному банку нужно будет продать ипотечные кредиты, то же будет нужно и другим банкам. И, скорее всего, покупателей на этом рынке не будет.

Банки либо не смогут продать ипотечные кредиты, либо у них будут ужасные убытки, поскольку им нужно будет соглашаться с любыми предложениями по их цене. Это сценарий не только банкротства одного банка, но и финансового кризиса.

Регулирующие органы беспокоятся о подобных рисках

Обратите внимание, что здесь есть две отдельные проблемы. Существует риск того, что депозит может быть закрыт в любое время, в то время как актив будет реализован с убытком.

Депозиты банка в его совокупности представляют его капитал. У банка есть несколько различных типов капитала, которые он может использовать. Существует целый спектр рисков, начиная с акционерного капитала с одной стороны, и заканчивая бессрочными депозитами (или межбанковскими займами), с другой.

Поскольку владельцы банка не имеют права заставлять банк выкупать свои акции, акционерный капитал банка является самым безопасным капиталом. Но недостатком здесь является то, что он также является очень дорогим. Ни один банк не может заниматься бизнесом, продавая акции, чтобы отдать в кредит вырученные на этом деньги. Банки хотят экономно использовать акционерный капитал.

Бессрочные депозиты намного дешевле. Как мы показали выше, их недостатком является то, что бессрочные депозиты можно закрыть в любое время.

Между акционерным капиталом и бессрочными депозитами находятся другие обязательства, такие как долгосрочные облигации. Банк может продать 10-летние облигации. Стоимость их немного выше, чем у бессрочных депозитов, но ниже, чем собственный акционерный капитал. Или он может использовать срочные вклады, скажем, 5-летние депозиты.

Что касается активов, существует также спектр рисков, начиная от краткосрочных казначейских облигаций с одной стороны, и заканчивая долгосрочной ипотекой, с другой. Банк может покупать только краткосрочные облигации. Это было бы безопасно, но не выгодно, поскольку они обычно недорого стоят. Или он может купить долгосрочные облигации, но, как мы показали выше, риск состоит в том, что, если банку потребуется их продать, он понесет большие убытки. И эта потеря может быть объяснена изменчивостью стоимости залога (в данном случае жилой недвижимости) и условий рынка облигаций.

Если бы банки были сугубо частными компаниями, то они бы нашли возможности способы обезопасить свою деятельность. Владельцы акций, прежде всего, боятся убытков, поэтому они заинтересованы в разумном управлении рисками. Действительно, исторически, они могли это делать и делали это.

Но сегодня они в этом не заинтересованы.

Мы существуем в условиях режима постоянного морального риска. Сегодня существуют страхование вкладов, денежно-кредитная политика, кредиторы в последней инстанции и, конечно же, санация предприятий от банкротства посредством бюджетных средств. Цель этих мер состоит в том, чтобы обобществить убытки, что создает совершенно иные мотивы для владельцев банков. Моральные риски побуждают банки брать на себя столько рисков, сколько им может сойти с рук, поскольку их доходы никуда не денутся.

Чтобы решить проблему, связанную с этим режимом, были приняты правила по регулированию деятельности банков.

Регуляторная политика

Банковские регуляторы хотят решить проблемы банковского баланса. Цель регулятора относительно капитала заключается в оценке того, сколько капитала необходимо для того, чтобы банк мог себя поддерживать в сложные времена. То есть, сколько финансовых средств не должно и не может быть извлечено инвесторами, которые также находятся в сложно положении или просто паникуют.

Для активов регуляторы устанавливают весовые коэффициенты риска. Регулирующий орган хочет оценить вероятную ликвидационную стоимость каждого актива не в обычное время, а в условиях проблем на рынке. Сюда включается также риск того, что эмитент актива (например, облигаций) объявит дефолт, а также риск того, что стоимость базового обеспечения или самого инструмента может быть ниже.

Существуют формулы и детали касательно этих всех моментов, но в данном случае они нам не нужны. Суть этой идеи заключена в понятии коэффициента чистого стабильного финансирования. Это расчет того, насколько большим должен быть объем финансирования (обязательств) относительно того, сколько средств требуется для каждого актива. Акционерный капитал и долгосрочные облигации считаются самыми стабильными. Бессрочные депозиты и межбанковское кредитование – нет. Считается, что казначейским облигациям не нужно стабильное финансирование, поскольку они всегда могут быть ликвидированы или будут быстро погашаться. Ипотеки имеют высокий коэффициент стабильного финансирования. Одним словом, банк зажат между двумя клешнями. Одна из них заключается в том, что финансирование извлекается банковскими кредиторами, а другая – в том, что банк пытается продать активы, чтобы платить по своим обязательствам.

В этом контексте вступает в игру золото.

Комментаторы утверждают, что в соответствии с правилами «Базель III», золото теперь станет «активом первого уровня». Под уровнями понимается капитал банка, что означает его обязательства, то как он финансирует свой портфель активов. Однако это не совсем подходящее для золота место.

Золото при «Базель III»

Золото – это актив. Согласно новым правилам, золоту присваивается коэффициент обязательного стабильного финансирования в размере 85%. Это равняется также и показателю, который есть у акционерного капитала (акций). Другими словами, регулирующие органы считают рискованным хранить золото, поэтому они хотят убедиться, что банки финансируют его в основном за счет обязательств, которые не могут быть закрыты. С дорогими обязательствами.

На рынке золота эта информация не должна приветствоваться с таким энтузиазмом. Мы должны говорить о серьезной проблеме, ведь желтый металл не являются столь же рискованным активом, как и акции. У золота нет риска дефолта и его ценовой риск не так высок. Фактически, если на балансе хранится небольшое количество золота, то он играет роль инструмента хеджирования.

Всемирный золотой совет считает, что золото должно быть включено в определение «высоколиквидных активов» и не должно требовать срочного финансирования в рамках коэффициента чистого стабильного финансирования.

Всемирный золотой совет цитируют аналогичные высказывания «HSBC», «UBS» и другим банкам, а также банковских ассоциаций и Лондонской ассоциации участников рынка торговли драгметаллами. Каждая из этих организаций выступает за введение низкого или нулевого коэффициента необходимого стабильного финансирования для золота.

Базель III присваивает золоту уровень 85%, что является противоположностью минимума. Дело  в том, что у более ликвидных активов этот коэффициент низкий или нулевой и наоборот.

^ Наверх