Премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад выступил недавно с речью, в которой он призвал все страны Восточной Азии начать торговать на основе валюты, обеспеченной золотом. Однако Махатхир не считает, что такую валюту нужно использовать для ежедневных операций между физическими лицами. Он предложил заменить американский доллар паназиатской валютой, обеспеченной золотом, которая бы служила основной валютой для двусторонних торговых соглашений между азиатскими странами.

Махатхир сказал следующее: «Чтобы объединиться нашему региону, необходимо создать единую торговую валюту, которая не будет использоваться населением этих стран, но только для торговых целей. На данный момент мы зависим от доллара США, но он не стабилен. Поэтому валюта, которую мы предлагаем, должна обеспечиваться золотом, потому что желтый металл более стабилен».

На данный момент, доллар продолжает усиливаться по сравнению с периодами экономических потрясений времен президентства Джорджа Буша мл. и Барака Обамы. При этом сильный доллар и фактически политика количественного смягчения со стороны ФРС США оказывают давление на развивающиеся страны. Более того, использование Вашингтоном санкций и нетарифных торговых барьеров делают финансовую систему, основанную на долларе, все более непривлекательной для стран, которые не входят в круг непосредственных союзников США.

Несмотря на то, что Малайзия является надежным партнером западных стран, Махатхир, который дольше всех занимал пост премьер-министра страны за всю ее историю (с 1981 по 2003 гг., и с 2018 года по настоящее время) уже долгое время подвергает критике современный мировой порядок. Он отстаивает идеи общеазиатского единства, а также единство Уммы (исламского глобального сообщества).

Когда речь идет о золоте, то эта независящая от политики стабильная единица обмена привлекает внимание стран, желающих вырваться из пут фиатного доллара, чья цена зависит от финансовых манипуляций и политической гегемонии США. В начале 2000-х гг. ливийский революционер Муамар Каддафи предложил создать панафриканский динар, обеспеченный золотом. Считается, что недовольство таким предложением со стороны Запада было одной из главных причин вторжения в страну со стороны Франции, США, Великобритании в 2011 году.

Поэтому Махатир очень рискует, предлагая создать золотой стандарт в Восточной Азии для двусторонних торговых отношений между странами. При этом, учитывая, что премьер-министру Малайзии 93 года, опасения по поводу такого же способа убийства, как это было с Каддафи, могут быть не столь серьезными.

Фиатное оружие

Кувейт – это богатая страна, если посмотреть данные по ВВП на долю населения, с сильной валютой и хорошим уровнем жизни. Но если кто-то перейдет дорогу кувейтским властям и подвергнется санкциям, то будет ли лишение доступа к кувейтским банковской системе, валюте, продуктам и услугам трагедией для этого человека (или страны, или институции) вне Персидского залива? Вряд ли; если, конечно, у него нет непосредственных деловых отношений с этой маленькой, но богатой страной.

Экономические сверхдержавы, такие как Китай и США, в конечном итоге, являются гораздо более важными для мировой экономики, чем маленькая и богатая страна, такая как Кувейт. Но есть еще одна проблема, помимо экономической мощи, которая делает санкции США гораздо более болезненными, чем санкции со стороны такой страны, как Кувейт или даже Швейцария.

У США есть оружие, которое с точки зрения своего масштаба является более мощным, чем ядерный арсенал этой страны. Это оружие – доллар, и в последнее время санкции Белого дома использовали силу американской валюты, чтобы спровоцировать существенные экономические изменения во всем мире. При этом доллар в его нынешнем состоянии является как благословением, так и проклятием для США. В то время как стабильная и сильная валюта всегда полезна для экономики, «сила и стабильность» валюты покоится на плавающем курсе, а не привязана к материальному и универсальному сырью, то есть, это не металлический стандарт, поэтому такая «стабильность» основывается на международном консенсусе, который США как раз и подтачивают, используя санкции в качестве инструмента мировых манипуляций.

Золото делает экономику более стабильной

В соответствии с классическим золотым стандартом, покупательная способность денег пропорциональна реальной силе экономики. При такой системе, когда экономика генерирует богатство, это богатство генерируется благодаря золоту. И наоборот, когда богатство сокращается, у человека нет возможности создать больше денег из воздуха, поскольку золото нельзя создать на пустом месте.

Конечно, можно было создать двойную систему: с золотым стандартом для властей и фиатным стандартом для населения, но как гласит закон Грешама – «плохие деньги вытесняют хорошие». История показала, что запрет населению владеть золотом и обмениваться им не оказывает в целом влияния на международную репутацию национальной экономики. В конечном счете, глобальные торговые партнеры, кредиты и заемщики буду смотреть только на самую сильную валюту, имеющуюся в стране, при определении степени экономической стабильности и степени долгосрочной устойчивости.

В то время как монетизация долга в фиатной системе теоретически представляет собой бесконечный (хотя и опасный) цикл, при золотом стандарте, существуют пределы того, насколько глубоко можно залезть в долги; как на государственном уровне, как и в случае с обычными людьми, этот предел – количество золота в резервах страны и бюджете индивида.

Золото в целом существует независимо от политического контроля

Еще одно явное преимущество золота заключается в том, что страны имеют стабильную экономику, а также он заставляет их жить по средствам (точно так же, как, по иронии судьбы, современные власти требуют себя вести население). Кроме того, золото является универсальным товаром, оно не контролируется каким-либо одним правительством и его стоимость не определяется ни одной из стран. Курс драгметалла определяется на международном уровне посредством мирового рынка, и хотя некоторые страны могут пытаться манипулировать его ценой, покупая или продавая его в огромных количествах, последствия таких отчаянных (и исторически, достаточно редких) мер являются ничтожными по сравнению с возможностью манипулирования фиатной валютой.

В этом смысле, золото не боится санкций. Если кто-то хранит желтый металл в банках, расположенных в стране, на которую наложили санкции, то это, несомненно, будет серьезной проблемой. Но до тех пор, пока золотые резервы хранятся в своем банке или оно равномерно размещено по всему миру, трудности, связанные с отсутствием доступа к финансовой системе можно преодолеть, проводя сделки благодаря такому предмету, чья стоимость и ценность всемирно признаны. Золото свободно от политического контроля и не создается в одностороннем порядке какой-либо одной страной, но добывается и торгуется во всем мире. Если валюта может быть легко конвертируема в золото, то это означает, что человек не будет зависеть от наличия доступа к иностранной бумажной валюте, контролируемой потенциально враждебными властями.

Золото предотвратит отечественный монетарный кризис

Фиатные валюты не только негативно влияют на страны, у которых есть конфликты с финансовым гегемоном – США. Фиатные валюты также оказываются опасными для граждан этого гегемона. В то время как Бреттон-Вудскую систему часто считают примером последней крупной мировой попытки учреждения золотого стандарта, на самом деле это был ложный золотой стандарт или, в лучшем случае, половинчатый золотой стандарт. При классическом золотом стандарте, торговля ведется в золоте или в национальных валютах, чья стоимость определяется определенным количеством золота. В Бреттон-Вудской системе страны не деноминировали свои собственные валюты по отношению к золоту, а вместо этого привязали свои валюты к доллару США, который был, в свою очередь, привязан к желтому металлу по курсу 35 долларов за унцию. В этом смысле, «половинчатый золотой стандарт» Бреттон-Вудса был обречен с самого своего создания.

Главная проблема этой системы была позднее обозначена как дилемма Триффина. Согласно этой дилемме, если одна страна будет обеспечивать мир достаточным количеством ликвидной валюты для поддержания нормального уровня торговли, ее собственные резервы валюты окажутся истощенными, что приведет к неизбежному дефициту текущего платежного баланса. Даже когда дилемма Триффина привела, в конечном итоге, к краху Бреттон-Вудской системы в 1971 году, проблемы на этом не закончились.

В 2009 году председатель Народного банка Китая Чжоу Сяочуань сказал, что даже в мире фиатных валют, дилемма Триффина все еще существует, указав, что именно она стала одной из причин глобального кризиса 2008 года.

Таким образом, когда одна страна должна обеспечивать ликвидностью весь мир, пытаясь сбалансировать отечественный платежный баланс, возникает проблема, как в случае с Бреттон-Вудсом, когда США напечатали больше долларов, чем их можно было покрыть золотом; сегодня существует такая же ситуация, но в худшей форме, поскольку не существует базового курса золота, который бы заставил ФРС хотя бы на мгновение задуматься о своей денежно-кредитной ответственности.

Аналогия со школьниками

Если бы все страны, кроме самых бедных, торговали посредством золота или в условиях другого надежного металлического стандарта, санкции со стороны такой могущественной страны, как США, все равно оказывали бы свое воздействие, но оно было бы ограничено непосредственной сферой торговли между США и страной, подпавшей под санкции. При этом ни одна из стран не была бы отрезан от ведущих финансовых институтов, поскольку именно в глобальной финансовой системе, основанной на золоте, а не на фиатном долларе, денежно-кредитная политика каждой страны является действительно независимой.

Предположим, что дети в одной школе играют в игру, в которой игральные карты можно обменять на «волшебные камни». Хотя камни не имеют существенной ценности для общества, в данном школьном дворе дети наделили высокой стоимостью эти на самом деле совершенно бесполезные предметы (камни стали волшебными камнями) в рамках небольшой экономической экосистемы.

Но когда такая группа школьников захочет сыграть в карточную игру с мальчиками и девочками из другой школы, где волшебные камни не считаются ценными, тогда станет понятным, что эти средства торговли были признаны только в рамках ограниченного числа людей.

Если, с другой стороны, дети в обеих школах использовали всеми признанный ценный предмет для детей, а именно, шоколадный батончик известного бренда, то дети из нескольких школ могли бы играть в карточные игры вместе (то есть, торговать между собой), поскольку призы были бы чем-то общепризнанными и ценными. Это детский эквивалент золотого стандарта.

Что случится, если некоторые из детей станут настолько могущественными и заявят, что погашать волшебные камни плитками шоколада они не будут, но принудят других торговать только посредством волшебных камней?

Прежде всего, это создаст инфляцию, поскольку теоретически любой старый камень может считаться волшебным с точки зрения детского воображения. Это означает, что в то время как производство, например, шоколадки «Сникерс» не будет увеличиваться или уменьшаться, количество волшебных камней на рынке будет увеличиваться, что обязательно приведет к снижению стоимости отдельного волшебного камня.

Из-за инфляции детям вскоре будет труднее купить «Сникерс», чья стоимость останется относительно стабильной.

Затем, если однажды ребенок, назначивший себя эмитентом волшебных камней, вступит в борьбу с другим ребенком и его друзьями, он может сказать: «вы не получите от меня больше волшебных камней».

В этой аналогии, волшебные камни – это фиатная валюта, а шоколадная плитка – золотой стандарт. Независимо от того, что одна группа детей (страна) думает о другой группе детей (другой стране), практически все дети (все страны) понимают внутреннюю ценность предмета, находящегося вне контроля какой-либо из стран (золото на открытом международном рынке).

Заключение

Таким образом, золотой стандарт имеет следующие преимущества по сравнению с текущей системой, в которой фиатный доллар держит в заложниках весь мир в угоду прихотей политиков в Вашингтоне:

- золото не находится под контролем ни одной из стран;

- цена на золото не подвергается серьезным манипуляциям даже самыми влиятельными правительствами по сравнению с манипуляциями фиатных валют;

- золото является общепризнанным товаром, и поэтому даже санкции со стороны экономических сверхдержав не могут помешать дружественным странам мирно торговать валютами, функционирующими в соответствии с золотым стандартом;

- стоимость золота более стабильна, чем стоимость даже самых, казалось бы, стабильных бумажных валют;

- золото позволит странам избежать дилеммы Триффина, связанной с фиатной резервной валютой, золотообменным или другими половинчатыми версиями золотого стандарта;

- чистый золотой стандарт позволяет защититься от неизбежных последствий закона Грешама;

- мировую торговлю золотом нельзя легко вывести из равновесия торговыми войнами между двумя другими странами или даже группой других стран;

- хотя для перехода любой страны к золотому стандарту потребуется не менее десяти лет, чем быстрее процесс начнется, тем быстрее проявятся его реальные преимущества.

Будучи мудрым государственным деятелем, Махатхир хорошо понимает преимущества золота. Хотя его предложение пока является ничем иным, как здравым пожеланием, молодые лидеры Азии должны прислушаться к его призыву и работать над тем, чтобы воплотить предложение Махатхира в жизнь.

^ Наверх