Система золотого стандарта функционировала с большим успехом на протяжении многих столетий, включая почти два столетия истории США до 1971 года, когда эта страна стала самой богатой в мировой истории.

В 1971 году главного экономиста Управления по вопросам менеджмента и бюджета США Артура Лаффера, спросили о том, что он думает о последствиях «закрытия Никсоном золотого окна»; напомним, что это решение фактически положило конец Бреттон-Вудскому соглашению, согласно которому цена на золото была зафиксирована на уровне 35 долларов за унцию. Лаффер ответил следующее:

«Американцам теперь уже не будет так весело жить». И он был прав.

Но почему? Почему же коллективный разум сегодняшних представителей центральных банков, а на самом деле, всех глав центральных банков с 1971 года, игнорирует желтый металл? Это может показаться странным, но так было всегда. Еще в 1928 году в книге под названием «Руководство для умной женщины по вопросам социализма и капитализма» Джордж Бернард Шоу писал:

«Вам необходимо сделать выбор… между доверием к естественной стабильности золота, либо к честности и уму членов правительства. И при всем уважении к этим джентльменам, я советую вам, пока существует капиталистическая система, выбирать золото».

То же самое можно сказать и сегодня. Ничего с тех пор не изменилось. Девяносто лет назад умные женщины понимали это.

Чтобы осмыслить, почему золото хорошо работает в качестве меры стоимости, нужно понимать то, что характеризует хорошие деньги. Поклонники криптовалют заново открывают для себя то, что экономисты всегда знали: лучшие деньги – это стабильные деньги, или, точнее, стабильные деньги – это деньги, которые стабильны по своей стоимости. Биткоин и его аналоги являются хорошими средствами для азартных игр (рост популярности таких городов, как Лас-Вегас, показывает большой интерес к такой деятельности), но при этом плохой валютой.

В идеале валюта должна быть совершенно стабильной по своей стоимости. Рыночная экономика организована вокруг цен, прибыли и процентных ставок. Изменение стоимости валюты нарушают этот порядок, создавая хаос и бедлам. Джон Мейнард Кейнс описал эту ситуацию в 1923 году:

«Рынки не могут работать должным образом, если деньги, которые они принимают в качестве стабильной меры стоимости, являются ненадежными. Безработица, нестабильные условия жизни рабочего, разочарования в ожиданиях, внезапная потеря сбережений, чрезмерное обогащение некоторых людей, спекулянты, - все это в значительной степени обусловливается нестабильностью меры стоимости».

В книге «Скандал вокруг денег» Джордж Гилдер обновил это утверждение, используя терминологический аппарат современной теории информации:

«Манипуляции валютами приводят к нестабильности всех рыночных оценок. Согласно теории информации, если средство передачи сообщения посылает собственное сообщение, то это называется шумом. Шум в канале снижает пропускную способность канала относительно передачи точной информации», - сказал он.

На практике идеального процесса информирования достичь невозможно, поэтому необходимо более адекватную альтернативу. Адекватной альтернативой является золото: желтый металл больше всего соответствует идеалу стабильности его стоимости. Четвертый президент США Джеймс Мэдисон кратко подытожил эту мысль:

«Единственной адекватной гарантией стабильной стоимости бумажной валюты является ее конвертируемость в драгметалл (золото) – наименее колеблющийся и единственно универсальный вид валюты».

США стали одной из самых успешных стран в мировой истории, потому что такие люди, как Джеймс Мэдисон понимали значимость золота и придерживались своего понимания в 1789-1971 гг.

В этом одном предложении Мэдисон затронул некоторые важные политические истины. Можно, конечно, возразить на него тем, что в идеале, «умные люди» могут собраться вместе и создать более подходящую – то есть, более стабильную – основу для денег, чем золото. Однако как можно заметить, никто этого не делает. Никто даже и не пытался это сделать за последние пять десятилетий господства бумажных денег. Одна из причин этого заключается в том, что они – люди: следовательно, они подчиняются политическому давлению, а золото – нет. Это одна из причин, почему, как утверждал Мэдисон, золото останется «единственной адекватной гарантией стабильной стоимости бумажных денег».

С этим связан тот факт, что золото является «единственной универсальной валютой». Это единственный предмет (наряду с серебром), который все люди согласились использовать в качестве основы для денег; он обеспечивал функционирование фиксированных обменных курсов между странами, значительно упростив процессы торговли и инвестирования. До Первой мировой воны большинство крупных правительств поддерживали мировой золотой стандарт, который был просто юридическим закреплением многовековой практики использования золотых и серебряных монет во всем мире. Эта система была восстановлена в 1920-х гг., а затем в 1944 году в Бреттон-Вудсе. Проблем с мировыми валютными системами на основе золота у человечества не было.

Вопреки распространенному мнению, большинство стран сегодня не обладают свободно плавающими валютами. По данным Международного валютного фонда, около половины всех стран активно «привязывают» свои валюты к другим валютам, обычно к одной из ведущих международных валют, такой как доллар или евро. Другими словами, у них есть фиксированные обменные курсы. Еще 25% всех валют «стабилизированы» по отношению к ведущей международной валюте, которая остается эталонной, но при этом обменные курсы могут несколько колебаться. Большинство современных валют сегодня являются частью валютных блоков (доллар или евро), находясь либо в «привязанном» либо в «стабилизированном» состоянии. Единственной существенной разницей между валютным блоком евро и предыдущим мировым валютным блоком, основанном на золоте, является мера стоимости: золото или плавающий бумажный евро.

Несмотря на энтузиазм по поводу фиксированных обменных курсов (форма стабильных денег), сегодня никто не заинтересован в создании единого мирового валютного блока. Можно было бы, например, создать мировой валютный блок вокруг евро, и МВФ предложило бы соответствующую инфраструктуру. Тогда мир освободился бы от трудностей, связанных с плавающими валютами. Обменный курс между долларом и евро стал бы фиксированным, наряду с обменными курсами между фунтом и евро, иеной и евро, а также другими валютными парами.

Причина того, почему так не происходит, проста: никто не будет доверять Европейскому центральному банку (ЕЦБ). Дело в том, что ЕЦБ подвержен политическому давлению и другим факторам, которые не оказывают своего влияния на золото. ЕЦБ также может служить средством осуществления политического давления.

На самом деле, в мире уже существовала подобная система. Она называлась Бреттон-Вудским соглашением. Британский фунт, немецкая марка, японская иена, французский франк и все другие мировые валюты были номинально привязаны к доллару США. Причина, по которой все эти страны согласились с этим порядком, заключалась в том, что доллар США был привязан к золоту по цене 35 долларов за унцию. Когда американская валюта была отвязан от золота в 1971 году, ни одна из указанных стран не была заинтересована в том, чтобы оставаться в связке с долларом и валюты начали «плавать» относительно друг друга. Они до сих пор плавают.

Эффективность золота как меры стабильной стоимости является вполне доказанной. На самом деле, она оказалась намного лучше, чем можно было бы ожидать. То, что стало возможным благодаря золотому стандарту, например, необычайная стабильность доходности облигаций в XIX-м веке – не было достигнуто при системе бумажных валют.

Экономика функционирует стабильно, когда валюты обладают стабильной стоимостью. Лучший способ обеспечить стабильность валюты – привязать ее к золоту. Никто не предложил адекватной альтернативы золоту до сих пор; никому даже и не нужна эта альтернатива, поскольку золото всегда выручало человечество.

^ Наверх