Перевод статьи Роны О’Коннелл, главы аналитического отдела по рынкам стран Азии в «INTL FCStone», опубликованной в журнале Сингапурской биржи драгметаллов – «Crucible».

Золото появилось в истории человечества как минимум 6,5 тыс. лет назад, а самый ранний артефакт из драгметалла датирован 4475 годом до н. э. и был найден в Египте. Нубия – территория, на которой находилась древнеегипетская цивилизация, – была основным источником аллювиального драгметалла, который можно было легко добывать. Нубия располагалась вдоль берегов Нила между югом современного Египта и центральной частью Судана. Через ее территорию пролегал торговый путь: продукты из южной Африки поступали в Средиземноморье. Красота, гибкость и пластичность золота явились залогом того, что вскоре этот металл стал ключевым средством платежа и объектом торговли. Выдающийся историк золота Тимоти Грин отмечает, что торговцы расплачивались золотыми слитками в Месопотамии уже в 3 тысячелетии до н. э. Однако чеканка монет началась примерно спустя 1500 лет.

В Китае узнали о золоте благодаря торговле с соседними странами. В настоящее время Поднебесная является крупнейшим в мире потребителем и производителем драгметалла. Кроме того, Грин отмечает, что первые украшения (литые таблички с изображением животных) похожи на аналогичные предметы скифских кочевников, преодолевших огромные расстояния в VII веке до н. э. Впоследствии желтый металл стал ценным активом, который обменивали на шелк, использовали для украшений и ювелирных изделий. В первой четверти I века н. э. китайский император Ван Ман хранил в сокровищнице около 155 тонн золота, что эквивалентно 7,2 млрд долларов сегодня. Со временем эти запасы истощились. Однако золотые резервы Народного банка Китая, современной Поднебесной, растут и являются важной темой для обсуждений на этом рынке.

Желтый металл стал деньгами с тех пор, как Крез, царь Лидии (страны, находившейся на территории современной Турции), выпустил первую золотую монету в VI в. до н. э. (примерно в 550 году до н. э.). В XVIII веке стала распространяться система золотого стандарта в международной монетарной системе (за исключением Китая, где серебро было главным средством платежа), хотя серый собрат желтого металла также использовался в этом качестве, в особенности для расчетов внутри страны. Мы вернемся к монетарному вопросу и роли центральных банков ниже.

Однако сначала интересно проследить, как изменилась ситуация со спросом на золото в современном мире. В 2000 году на долю Индии и Китая приходилось 20% и 6% мирового спроса на ювелирные изделия соответственно. Первая страна пережила сложный процесс либерализации своего рынка, а второй еще это все предстоит. В течение последующих восемнадцати лет доля Китая значительно выросла: объем покупок составил 688 тонн в 2018 году, или 32% мирового спроса. За исключением 2017 года, Китай оставался крупнейшей страной-потребителем золотых ювелирных изделий с 2013 года. В целом на долю двух стран приходится более 60% совокупного мирового спроса. Рынки ювелирных изделий в остальных азиатских странах уменьшились с точки зрения объема продаж. В 2019 году весь сектор находился в незавидном положении, особенно в третьем квартале, из-за роста курса с конца мая по конец сентября. Только к середине октября ситуация на отечественных рынках улучшилась из-за удешевления драгметалла (однако спрос в странах индийского субконтинента и отчасти в Персидском заливе активизировался, только когда цены серьезно понизились в начале ноября). В то же время на этих рынках происходил длительный процесс адаптации к новому ценовому диапазону, который можно объяснить экономической и геополитической нестабильностью и связанным с ней нежеланием тратить деньги.

Все это подводит нас к вопросу о недавней активности центральных банков, золотые резервы которых выросли до рекордных уровней за первые девять месяцев 2019 года. Основная доля покупок была совершена несколькими странами, в частности Россией и Китаем, которые проводят политику диверсификации своих резервов. Россия, например, хочет так решить проблему с усугублением дефицита текущего баланса. Отметим, что покупка золота, добытого внутри страны, увеличивает объем совокупных мировых резервов, в то время как приобретение желтого металла на международном рынке диверсифицирует, но не обязательно приводит к росту совокупных мировых резервов в целом. Другими значительными покупателями стали Турция, Казахстан и Польша. Выше мы упоминали о золотом стандарте. Так вот, некоторые западные страны сохранили большие объемы золотых резервов со времени функционирования данного стандарта, поэтому у них непропорционально высокая доля золота в резервах. Средняя доля драгметалла в резервах мировых центральных банков составляет 6%. Как свидетельствуют данные, предоставленные МВФ и опубликованные Всемирным золотым советом, в странах с непропорционально высокой долей золота средний показатель окажется на уровне 12%. Данный показатель по Китаю равен 2,9%, тогда как в других странах Юго-Восточной Азии рекордсменом являются Филиппины с 10,8%. Большинство стран этого региона имеют показатель – 4% или ниже.

Весьма вероятно, что 2019 год станет рекордным с точки зрения покупок золота со стороны центральных банков и биржевых фондов. Объем покупок со стороны обоих составит более 800 тонн драгметалла. Учитывая обвал рынка розничной торговли в середине прошлого года, эти два сектора имеют большое значение для стабилизации рынка золота в целом. Центральные банки дают понять, что желтый металл до сих пор играет роль инструмента диверсификации и хеджирования.

^ Наверх