Инвесторы на Уолл-стрит часто называют золото бесполезной инвестицией. Дело в том, что институциональные инвесторы, как правило, предпочитают инвестиции, которые, как считается, имеют потенциал роста. Инвестиции должны генерировать растущий поток доходов. Золото не вдохновляет инвесторов, потому что оно не приносит стабильный процентный доход.

Впрочем, желтый металл выполняет две функции, которые не могут выполнить бумажные валюты и другие финансовые инновации; золото действует как защитный актив во время нестабильности. Кроме того, золото действует как средство сбережения, будучи единственной валютой с абсолютной ценностью, чего, например, не скажешь о венесуэльском боливаре в течение последних нескольких лет. Как известно, гиперинфляция и нехватка самых важных продуктов питания и лекарств привели к политическому кризису в этой южноафриканской стране.

Что вы будете делать, если страна окажется в кризисе? Что ж, если вы являетесь президентом Венесуэлы Мадуро, то вам ничего другого не останется, кроме как продавать золотой резерв. Это печальное положение дел, особенно для людей, которые переживают экономические трудности, подобных тем, что были во времена Веймарской Германии. Но, с другой стороны, это сильный аргумент в пользу золота. Поэтому понятно почему Мадуро пытается продавать не биткойны для оплаты счетов, а именно желтый металл.

Золото в течение последних нескольких тысячелетий функционировало в качестве самой надежной валюты и средства защиты покупательной способности денег. В 1913 году (как раз в это время была создана ФРС), когда доллар США был обеспеченным долларом, стоимость унции золота была равна 20 долларам. На данный момент, 116 лет спустя, доллар потерял 95% своей покупательной способности, а золото теперь стоит около 1300 долларов за унцию.

Золото дает всем нам то, чего не могут дать бумажные валюты, или любые другие финансовые инновации.

Золото – это страховка. Вот что такое золото – это страховка; да, без процентного дохода, но незаменимая в своих функциях.

Базель III

Базель I, II, III являются реакцией на финансовый кризис 2008 года. Согласно этим правилам, банки должны поддерживать соответствующую долю заемных средств и определенные минимальные требования к капиталу.

При старых правилах Базель I-II, золото считалось активом уровня 3. Согласно Базелю III, уровень 3 был упразднен. С 29 марта 2019 года золотые слитки являются активом уровня 1. Кроме того, и это важно, согласно Базелю III, активы уровня 1 должны вырасти с текущих 4% до 6% совокупных активов банка.

Как утверждается в Википедии, «капитал уровня 1 является основным показателем финансовой устойчивости банка с точки зрения регулятора – Банка международных расчетов. Он состоит из основного капитала, который состоит из простых акций и раскрытых резервов (или нераспределенной прибыли), но может также включать не подлежащие выкупу некумулятивные привилегированные акции. На протяжении многих лет банки также использовали инновационные инструменты для генерирования капитала уровня 1; на них распространяются жесткие условия, и они не могут превышать 15% от совокупного уровня 1 в активах банка».

Базельский комитет по банковскому надзору является создателем глобальных требований к капиталу и чьи правила «Базель III» составляет основу для глобального банковского регулирования. Этот комитет недавно превратил золото в актив банковского капитала уровня 1.

Фрэнк Холмс из «usfunds.com» говорит по этому следующее: «Золото долгое время классифицировалось как актив уровня 3. При определении того, сколько денег банк может одолжить, стоимость золотых резервов банка учитывалась только на 50% от текущей рыночной стоимости. С уменьшенной в два раза стоимостью, у банка практически не было интереса держать золото в качестве актива».

Базельский комитет – это комитет органов банковского надзора, созданный руководителями центральных банков стран Группы десяти в 1974 году. В настоящее время членами комитета являются представители Аргентины, Австралии, Бельгии, Бразилии, Канады, Китая, Франции, Германии, Гонконга, Индии, Индонезии, Италии, Японии, Кореи, Люксембурга, Мексики, Нидерландов, России, Саудовской Аравии, Сингапура, Южной Африки, Испании, Швеции, Швейцарии, Турции, Великобритании и США.

Поскольку золото является капиталом активов уровня 1, банки могут работать с гораздо меньшим собственным капиталом, чем ранее. Золото является новой подстраховкой, формой залога для долгов, валют и собственного капитала.

Алесдер Маклеод из «resourceinvestor.com»: «Любому, кто понимает историческую роль золота, станет ясной важность изменения в Базеле III. Непосредственное владение золотыми слитками со стороны банка теперь окажется более востребованным, чем владение бумажными деньгами, выпущенными центральным банком. Это должно повысить доверие к любому банку и системе в целом. Покупки золота со стороны банков повысят стоимость золота в качестве капитала уровня 1 по сравнению с другими квалифицируемыми активами, увеличивая его популярность для целей регулирования, при этом банку-владельцу ничего не потребуется при этом делать».

Из-за предстоящего продления выплаты по крупным долгам, и краха веры в традиционные залоговые активы, золото теперь стало основным банковским активом.

Долг

Кредиторы одалживают деньги на основе следующих критериев:

- способность заемщика обслуживать денежно-долговой поток;

- залог заемщика;

- взаимоотношение денег и залога.

У долга есть срок погашения, и когда он приходит, заемщики надеются пролонгировать его. К несчастью для заемщиков, стоимость и высокий уровень доверия относительно хороших залогов (суверенные обязательства - валюты) исчезли.

Директор «Euroclear» Оливье де Шетцен: «Учитывая давление регуляторов, направленное на улучшение ситуации с обеспечением рисков, независимо от типа сделки, существует большая потребность в хорошем обеспечении. В будущем может возникнуть риск дефицита качественного обеспечения, залога».

Согласно последним данным о мировом долге, взятых из отчета Института международных финансов, объем мирового долга – всех государственных займов, займов домохозяйств и нефинансовых предприятий – составил колоссальные 244 трлн. долларов или почти рекордные 318% мирового ВВП.

Государственный долг утроился с 20 трлн. долларов США в 2000 году до 65 трлн. долларов США в 2018 году, увеличившись с точки зрения доли ВВП с 55% до 87%. За тот же период долг домохозяйств увеличился с 17 трлн. долларов США до 46 трлн. долларов США (с 44% до 60% ВВП), а нефинансовый корпоративный долг вырос с 24 трлн. долларов США до 73 трлн. долларов США (с 71% до 92% ВВП).

Согласно данным Института, риск пролонгации является высоким, поскольку заемщики в развивающихся странах должны будут вернуть 2 трлн. долларов в 2019 году.

Профессор Лью Спеллман, бывший экономист ФРС и бывший помощник председателя Совета консультантов президента США: «Большой проблемой чрезмерной задолженности является относительный дефицит хороших залогов для поддержки непогашенного бремени задолженности. Этот дисбаланс долга по отношению к залогам влияет на способность банков предоставлять кредиты своим клиентам, центральным банкам – предоставлять кредиты коммерческим банкам, а теневым банкам – получать финансирование со стороны репо-рынков. Отсюда рост популярности золота как залогового актива для долговых рынков. Золото больше подходит на роль «хорошего» залога в мире плохих залогов».

Пирамида Экстера

Джон Экстер создал так называемую пирамиду Экстера, полезную для визуализации организации классов активов с точки зрения риска и размера.

Когда кредитная система расширяется, большинство денежных потоков достигает вершины пирамиды – более спекулятивных и неликвидных инвестиций. Когда кредитная система оказывается под угрозой, а долг нельзя погасить, активы наверху пирамиды продаются, а деньги поступают в активы внизу (например, золото).

Обвал стоимости активов

После финансового кризиса 2008 года государственные облигации, – например, в Греции и Италии, – потеряли почти всю свою стоимость. Ипотечные ценные бумаги, инновационные инструменты практически лишились всякой ценности.

Если просмотреть текущие заголовки новостей, то можно прийти к выводу, что доходность облигаций уменьшается, акции испытывают затруднения, недвижимость в кризисе, а малый бизнес страдает от роста онлайн-продаж. Как уже говорилось, бумажная валюта, доллар, являющаяся мировой резервной валютой, потерял 95% своей стоимости.

Золото стали покупать чаще

По данным Всемирного золотого совета, за 2018 год центральные банки купили 651,5 тонны желтого металла по сравнению с 375 тонн в 2017 году. Это был самый большой объем чистой покупки золота с 1967 года.

Среди главных покупателей золота была Россия, которая почти ликвидировала свой запас казначейских облигаций США, чтобы попытаться диверсифицировать свои активы и выйти из доллара.

В отчете агентства «Bloomberg» сообщалось, что за минувшие десять лет российский центральный банк увеличил свои золотые резервы в четыре раза и процесс накопления продолжается.

Центральные банки вполне понимают значимость увеличения своих золотых резервов. После огромной девальвации и уменьшения стоимости бумажных активов, то есть, после того как ценные бумаги, обеспеченные ипотечными кредитами, в 2008 году потеряли большую часть своей стоимости, а многие суверенные ценные бумаги сегодня практически лишились ценности, увеличение золотых резервов почти вдвое в 2018 году по сравнению с 2017 годом, указывает на то, что в банках считают золото лучшим активом первого уровня, чем госдолг и ценные бумаги, обеспеченные ипотекой. Кроме того, необходимость увеличения совокупных активов с 2%до 6%, вероятно, произойдет как раз за счет золота.

Для меня и для вас золото – это страховка. Для банков, которые владеют мировым долом, золото является новой подстраховкой, залогом. Будет интересно понаблюдать, произойдет ли рост покупок золота со стороны центральных банков в таких условиях.

^ Наверх