Выгодные инвестиции на финансовых рынках!

Материал Клэр Джонс, колумниста «Financial Times».

Когда Карлу-Людвигу Тиле исполнилось 11 лет, его тетя подарила ему 21-каратную золотую монету: «Я испытал невероятное чувство, зная, что у меня теперь есть такая монета. Она до сих пор хранится у меня, и я отчетливо помню, какие на ней изображения. На аверсе находится портрет Папа Иоанна XXIII, а на реверсе – изображение Святого Духа, плывущего над епископами». По прошествии пяти десятилетий с момента получения этой монеты, Тиле – статный, высокий господин, лицо которого оживляется при разговоре о золоте - занимает теперь высокий пост в государственном аппарате Германии. Он проработал 20 лет в парламенте, прежде чем переехать из Берлина во Франкфурт, и стать членом исполнительного совета Бундесбанка, центрального банка страны, точнее, хранителем его золота.

На данный момент Германия является одним из крупнейших держателей золота в мире: ей принадлежит 3778 тонн, стоимостью в 119 млрд. евро, и она уступает только США по этому показателю. До недавнего времени большая часть этого золота хранилась в Нью-Йорке, Лондоне и Париже. Когда страна решила вернуть половину своего золота домой, эту задачу поручили Тиле. В течение последних пяти лет он руководил транспортировкой почти 54 тыс. золотых слитков – каждый стоимостью чуть менее 510 тыс. долларов – во Франкфурт, финансовую столицу Германии. В общей сложности, из хранилищ ФРС США и Банка Франции было перемещено 27 млрд. долларов в золоте (по сегодняшним ценам). В августе в штаб-квартиру Бундесбанка, которая находится в нескольких километрах к северу от центра города Франкфурта, прибыли последние слитки.

Впрочем, история о том, как немецкое золото оказалось за границей, уходит своими истоками ко Второй мировой войне и даже еще раньше. У Германии сложилась более сильная привязанность к золоту, чем у других стран. Опыт страны, пережившей гиперинфляцию в 1919-1923 гг., в годы Веймарской республики, оставил глубокий след в памяти немцев. Известно, что золото, прежде всего, означает стабильность. Во время Второй мировой войны нацистская Германия присвоила золото из центральных банков Европы. Рейхсбанк сохранил более 3700 кг (4,1 тонны) украденного золота благодаря Банку международных расчетов в Швейцарии. К тому времени, когда антифашистская коалиция, создав Трехстороннюю комиссию по реституции золота, спохватилась по поводу этого золота в 1948 году, государственная казна Германии оказалась пустой. Именно в период «Wirtschaftswunder», экономического чуда 1950-1960-х гг., Западная Германия начала накапливать большие объемы золота. Излишки экспорта страны означали, что у предприятий было много долларов, которые были обменены в центральном банке – сначала в «Bank deutscher Länder», затем, с 1957 года, в Бундесбанке – в обмен на немецкие марки. В рамках фиксированного обменного курса под названием Бреттон-Вудс, который служил основой для тогдашней системы глобальных финансов, Бундесбанк мог использовать доллары для покупки золота по ставке 35 долларов США за унцию, отдавая на хранение большую частью своих запасов в подземных хранилищах Нью-Йорка на Либерти-стрит. В 2012 году, незадолго до своего перемещения, там хранилось чуть более 1500 тонн немецкого золота. Франкфурт находился не более чем в 100 км от границы с контролируемой Советским Союзом Восточной Германией, поэтому из-за угрозы советского вторжения, Западная Германия хранила слитки, накопленные до краха Бреттон-Вудской системы в начале 1970-х гг., за рубежом. «Во время «холодной войны», угроза исходила с востока, поэтому имело смысл хранить золото подальше, на западе, в Париже, Лондоне или Нью-Йорке», - утверждает Тиле.

После падения Берлинской стены в 1989 году и развала Советского Союза в 1991 году, эта опасность исчезла. Однако должно было пройти еще десять лет, перед тем как Бундесбанк начал репатриацию своего золота. В первые годы нового тысячелетия он транспортировал во Франкфурт 930 тонн золота, стоимостью в 40 млрд. долларов, из хранилищ Банка Англии на Треднидл стрит в лондонском Сити. Причиной этого стало то, что Банк увеличил арендную плату. О хранящемся там золоте никто не знал, но когда пришлось его транспортировать, Бундесбанку пришлось раскрыть данные о резервах государства. Десять лет спустя «Bundesrechnungshof», федеральный бухгалтерский отдел Германии и члены немецкого правительства, Бундестага, начали интересоваться судьбой золотого запаса страны. Законодатели хотели знать, где хранится золото, призывая центральный банк осуществить инвентаризацию слитков, находящихся в его распоряжении.

Более агрессивной была публичная кампания, возглавляемая Петером Бёрингером, который ранее в этом году стал депутатом парламента в качестве члена евроскептической партии «Альтернатива для Германии»: «Вначале нас не воспринимали всерьез. Мы писали в Бундесбанк, но получали в ответ стандартные, бессмысленные отписки. Нам не дали никаких ответов, поэтому нам пришлось об этом деле сказать во всеуслышание», - сказал Бёрингер. «Мы обратили внимание СМИ в Интернете, а затем и международных СМИ. Золото принадлежит немецкому народу; речь идет о государственных средствах на сумму 100 млрд. евро». Бёрингер считает, что Германии необходимо вернуть на родину все золото из символических соображений. По его словам, Европейский центральный банк отреагировал на мировой финансовый кризис очень агрессивно, что привело к девальвации валют. «Людей всегда интересовало золото, но мы живем в такое время, когда центральные банки правят балом, устраивая финансовый хаос. В 1971 году все валюты были привязаны к золоту. Теперь ситуация изменилась, а поведение центральных банков абсурдно. Все больше и больше людей понимают это». В Бундесбанке отрицают, что именно кампания Бёрингера стала основной причиной репатриации золота. В банке также опровергают обвинения со стороны «золотых жуков», что немецкое золото исчезло из хранилищ ФРС Нью-Йорка. Тиле говорит, что видел это золото дважды: в 2012 и 2014 гг. «Оно там. И никаких проблем для транспортировки его в Германию нет», - заявил Тиле

Привлекательность золота растет вместе с кризисом текущей финансовой системы. Многие экономисты согласны с мнением Джона Мейнарда Кейнса о том, что связь золота и бумажных денег является «варварским пережитком» ушедшей эпохи. Эта связь была разорвана в 1970-х гг., когда система Бреттон-Вудса потерпела крах. С тех пор некоторые страны продали большую часть своего золота. Тем не менее, когда рынки становятся неспокойными или главы государства превращаются в поджигателей войны, золото начинает привлекать инвесторов. Во время недавнего глобального финансового кризиса цена на него выросла с 650 долларов за унцию весной 2007 года до пика более 1800 долларов летом 2011 года. Другие центральные банки отреагировали на этот хаос, увеличивая запасы золота за рубежом, хотя их методы транспортировки во многих случаях представляли собой значительный риск. Например, в течение первой недели июля 1940 года, Банк Англии переправил золото на сумму 200 млн. евро (18 млрд. долларов по сегодняшним ценам, по данным Всемирного золотого совета) на судах через Атлантический океан. Если бы какой-нибудь из этих судов затонул, то Банк не получил бы и пенни в обмен на потерю почти 41 тыс. слитков, потому что поставки не были застрахованы.

В январе 2013 года Бундесбанк раскрыл информацию о том, где хранилось его золото, и объявил о плане транспортировать половину запасов на родину. Банк отказался разглашать, как были перемещены 53,780 тонны, но для этой транспортировки наверняка перестали использовать морские суда. Люди, которые знакомы с этим делом, утверждают, что золото было доставлено из Парижа и Нью-Йорка во Франкфурт по воздуху. Возможно, использовались также дорожные перевозки, но вряд ли слишком часто. Перемещение золота на расстояние в 600 километров от хранилищ Банка Франции в центре Парижа до Бундесбанка поставило бы жизнь водителей под риск. В то время как слиток золота занимает меньше места, чем литр жидкости, каждый из них весит около 12,5 кг. После того, как Бундесбанк принял решение переместить свое золото, адвокаты занялись страхованием контрактов на транспортировку. Более 4400 слитков, перевезенных из Нью-Йорка, были доставлены в Швейцарию, где два завода переплавили золото в слитки, которые соответствует стандарту Лондонской доставки «Good Delivery», для удобства. Лондонский рынок требует, чтобы золотые слитки выглядели как простые кирпичи.

Стоимость этого предприятия составила 7,6 млн. евро. Все слитки, возвращенные как из Нью-Йорка, так и из Парижа, были проверены группой банковских сотрудников из 5-8 человек. Сотрудники определили пробу, используя рентгеновские методы, а также взвесили слитки. В октябре 2015 года, банк опубликовал список (с тех пор он обновляется ежегодно) с конкретными деталями относительно всего золота, принадлежащего государству. Золото, находящееся за границей, до сих пор хранится в Лондоне – крупнейшем в мире рынке золота – а также в Нью-Йорке, который остается важным местом из-за статуса доллара США как глобальной резервной валюты. В настоящее время в Германии не вынашиваются планы относительно дальнейшей репатриации.

Хотите, перезвоним Вам
в удобное время?