Выгодные инвестиции на финансовых рынках!

Питер Бооквар, аналитик из «The Lindsey Group» делится своими размышлениями по поводу будущего драгоценных металлов.

Эпоха доверия в разумность денежно-кредитной политики подходит к концу.

Достаточно посмотреть на рост курса золота почти на 30% в этом году, который теперь достигает максимума за 28 месяцев, а также скачок почти на 50% курса серебра к двухлетним максимумам.

Золото нужно понимать в качестве не-плавающей валюты. Золотом нельзя манипулировать, его нельзя девальвировать и по своей прихоти управлять в электронных торгах. Его нужно действительно достать из земли. Поэтому-то он и называется «драгоценным металлом», поскольку его количество ограничено.

Даже если взять все существующее и отчеканенное золото, то оно сможет поместиться в двух плавательных бассейнах, которые используются для Олимпийских игр. Золото является редким товаром, однако я предпочитаю обозначать его в качестве валюты. Вряд ли можно охарактеризовать современные мировые бумажные валюты словом «редкие», поскольку они печатаются в триллионных тиражах.

Что изменилось и почему сейчас?

После роста курса на протяжении 12 лет подряд и достижения пика в сентябре 2011 года вплоть до 1900 долларов за унцию, золото попало в очень длинный «медвежий» рынок, который, как я полагаю, закончился в декабре 2015 года на уровне 1050 долларов. Импульсом, положившим конец этому «медвежьему» периоду и вызвавшим начало «бычьего» рынка, я считаю несколько вещей.

Во-первых, мы видели оплеуху, которую некоторые рынки (в частности, валютные), дали Европейскому центральному банку (ЕЦБ) и Банку Японии в декабре и январе, когда казалось, что они прекратили свои денежно-кредитные эксперименты. Во-вторых, замедление роста мировой экономики и страх того, что ФРС станет повышать процентные ставки впервые за столь долгое время.

3 декабря 2015 года ЕЦБ снизил ставку по депозитам еще на 10 базисных пунктов до -0,3 процентов, но вместо дальнейшего падения, евро фактически стало расти, а европейские акции падать, во главе с акциями банков, которые пострадали от отрицательных процентных ставок. Не попытавшись извлечь урок с первого раза, ЕЦБ снова сократил ставку еще на 10 базисных пунктов в марте, а евро снова  продолжало расти. Это важно потому, что слабая валюта является механизмом смягчения денежно-кредитной политики.

Банк Японии в январе сделал первый шаг по направлению к отрицательной процентной ставке, сократив ключевой показатель до -0,1%, а иена с тех пор выросла со 100 иен к 1 доллару до 120 иен к 1 доллару – то есть, показывая прямо противоположный результат по отношению к тому, что планировал центральный банк.

Последствия всего вышеописанного имеют двоякий характер: 1) центральные банки начинают терять контроль над рынками, на которые они пытаются повлиять и 2) отрицательные процентные ставки являются разрастающейся раковой опухолью на теле мировой экономики, потому что они являются откровенным налогом на капитал, убивающем европейскую и японскую банковские системы, нанося значительный урон существованию страховых компаний и перспектив выплат вкладчикам со стороны пенсионных фондов. Согласно данным «Fitch», стоимость облигаций с отрицательной доходностью составляет 11,7 трлн. долларов.

Что выглядит лучше, чем деньги, которые наказывают своего держателя? Золото и его меньший, но более активный собрат – серебро. Они не приносят процентного дохода. Золото и серебро являются активами с положительной доходностью по сравнению с неустойкой, связанной с обладанием триллионами долларов в активах с отрицательной доходностью. Мы действительно живем в мире монетарного беспредела, в котором центральные банки осуществляют эксперимент, приближающий мировую экономику к хаосу. Вряд ли где-то, в каких-то экономических исследованиях можно встретить положения, которые доказывают полезность отрицательных процентных ставок. Мы являемся свидетелями кульминации и, вероятно, конца глобального валютного режима, установленного после 1971 года, когда плавающие валюты были оторваны от курса золота. Я уверен, что золото и серебро будут теми валютами, которые выстоят в этом кризисе.

«Бычий» рынок для обоих начался 15 лет назад и теперь он снова на повестке дня после 4 с половиной лет циклического «медвежьего» периода, что стало следствием поведения центральных банков и того, что они делают по отношению к своим валютам. Поэтому можно ожидать в предстоящие годы роста этих активов до уровней, превышающих предыдущие максимумы.

Хотите, перезвоним Вам
в удобное время?