Выгодные инвестиции на финансовых рынках!
На российском рынке вторичной переработки драгоценных металлов наблюдается рост. При этом речь о том, что вырастут продажи в ювелирном сегменте, конечно же, не идет – последний, напротив, с 2014 г. переживает падение. Однако оптимистичнее ювелиров настроены игроки сегмента купли-продажи ювелирного лома.
 В частности, наблюдается повышательный тренд на ломбардном рынке – по данным Национальной ассоциации ломбардов, с января по май 2016 г. кредитный портфель ломбардов вырос на 15–20%, а всего услугами ломбардов пользуются 10% граждан. 2015 г. также демонстрировал внушительные темпы роста – кредитный портфель увеличился на 70%, до 45 млрд руб.
 
Не секрет, что до 30% заложенных украшений хозяева не выкупают или изначально продают в ломбард, и они в итоге оказываются на рынке вторичной переработки, на которой зарабатывают десятки игроков разного калибра – монополиста тут нет. Поймать волну пытаются новые игроки, воспользовавшись переменами на вторичном рынке драгметаллов в целом. Он серьезно перестраивается: если раньше ювелирные компании и даже частники имели возможность самостоятельно аффинировать золотой лом, получая чистое золото, то с октября 2015 г. это в России делается только на 11 заводах. 
 
По остаточному принципу
 
«К началу следующего года мы планируем выйти на обороты до 500 млн руб. в месяц и 350 кг золота в лигатуре», – говорит генеральный директор компании «ЛОТ-золото» Алексей Лазутин. Лигатура – сплав золота с другими примесями, процент которых может быть различным, в зависимости от пробы. 
 
«ЛОТ-золото» – на вторичном рынке драгметаллов как раз тот самый новый игрок, решивший в хорошем смысле снять сливки с растущего рынка. «Мы – стартап», – говорит Алексей Лазутин, и, если судить по планам на развитие, спорить с этим сложно – здесь ставят на взрывной рост. Сегодня компания только начинает работу, и объемы скупки драгметалла невелики – счет идет на килограммы желтого металла в неделю, но здесь уверены, что объемы вырастут. К началу 2017 г. компания рассчитывает на долю рынка в 10–15% (в целом он оценивается в 40 т чистого золота и более 60 т – в лигатуре). 
 
Работать будут с оптовыми продавцами, минимальная партия приема – от 100 г и выше: обладателям бабушкиного обручального кольца можно не беспокоиться. Покупать золото предполагают у ломбардов – речь идет о тех самых невыкупленных остатках, или «невыкупах». 
 
«Общий объем ломбардных займов по итогам 2015 г. – 45 млрд руб., то есть на «невыкупы» приходится от 4,5 млрд руб.», – говорит Алексей Лазутин. При этом объем последних будет расти вместе с рынком: если сегодня в стране около 20 000 ломбардных точек, то к 2020 г. этот показатель может удвоиться. После вырастет и кредитный портфель – с 45 до 140–150 млрд руб. А значит, увеличатся объемы работы у «ЛОТ-золота». Продавать золотой лом будут не другим оптовым компаниям – вместо этого работать станут напрямую с аффинажными заводами, где из недавних серег и браслетов получают чистое золото в слитках, гранулах и т.д. «Мы развиваем белую, прозрачную для всех участников рынка компанию, – объясняет исполнительный директор «ЛОТ-золото» Андрей Жирных. – Согласно поправкам к закону «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» от 30 октября 2015 г., лом ювелирных изделий должен попадать только на ограниченный перечень аффинажных заводов, с частью которых у нас заключены партнерские соглашения». 
 
В старт проекта основатели компании вложили 5 млн руб., остальное планируют привлечь от частных инвесторов. Последних пока немного – на инвестплощадке StartTrack компания собрала по своим заявкам 6 млн руб., но рассчитывает на большее, обещая внушительный процент доходности – 24% годовых при минимальном сроке инвестирования в 90 дней.
Не только золото
 
«ЛОТ-золото» планирует приобретать не только ювелирные изделия из драгоценных металлов, которые принесут ломбарды. Еще один источник получения драгоценных металлов – отслужившие свое электронные схемы, автомобильные катализаторы, разнообразные технические приборы, радиодетали (реле, переключатели, резисторы) и т.д. На рынке ценятся даже вышедшие из строя или списанные АТС. В данном случае речь идет далеко не всегда о золоте. К примеру, для защитных и декоративных покрытий деталей в промышленной аппаратуре используют палладий. Его же применяют при производстве конденсаторов – именно благодаря палладиевым конденсаторам электроприборы имеют низкий уровень шума. При производстве кабелей в дело идет тантал, для лабораторной аппаратуры используется платина. 
 
Интерес представляют печатные платы устаревшего электронного оборудования – в России ежегодно образуется свыше 50 000 т печатных плат, из которых менее 10% отправляется на утилизацию. При этом видеокарта на рынке, по данным компании Detaltorg, стоит 100 руб., материнская плата – 150 руб., а плата советского производства и вовсе 1000 руб. 
 
Другое дело, что содержание драгметаллов в приборах и вышедших из строя деталях невелико. В тысяче резисторов ВСЕ-0.5 содержится всего 15 г серебра. Крайне сложно организовать адекватную приемку и оценку товара, не говоря уже о проблемах с переработкой.
 
Перспективным направлением может стать, говорят в «ЛОТ-золоте», переработка автомобильных катализаторов – в зависимости от автомобиля, в них может быть до 30 г платины. А вот скупку и переработку бытовой техники из магазинов компания не рассматривает – слишком мало драгметаллов в ней содержится.
 
В целом же к этому рынку «ЛОТ-золото» только присматривается. «Микросхемы, детали и т. д. – это более отдаленная история», – объясняет Алексей Лазутин. Сейчас идут переговоры с Московским заводом по обработке специальных сплавов, куда компания предполагает поставлять выкупленную б/у продукцию.
Дорога в облака
 
По идее, помочь компании должна растущая стоимость золота на бирже, подогреваемая интересом мировых инвесторов. «С начала года золото выросло более чем на 28%, до $1355 за тройскую унцию, дойдя до максимальных значений с апреля 2014 г.», – напоминает специалист доверительного управления компании «Инстант-инвест» Рафаэль Аревян. «Brexit, торможение экономики Китая, отрицательная доходность по самым надежным государственным долговым бумагам – все это делает вложения в золото безальтернативными», – полагает вице-президент компании «Золотой монетный дом» Алексей Вязовский.
 
Другое дело, что в затяжном росте стоимости биржевого актива уверены не все, к тому же, у экспертов вызывают сомнения перспективы работы именно на вторичном рынке, особенно что касается продажи на вторичном рынке аффинированного золота. «В России перспективы рынка довольно туманны. В настоящее время он уже заполнен и поделен», – говорит руководитель управления анализа валютных рисков Dukascopy Bank SA Евгения Абрамович. 
 
По ее оценке, около 70% рынка занимают московские компании, и активизация регионов маловероятна, ведь в Москве и Санкт-Петербурге аффинированного золота 999-й пробы продается на треть больше, чем во всех регионах, вместе взятых. 
 
Нет недостатка в предложениях и в самом сегменте скупки. Как говорит директор федеральной сети ломбардов «Фианит» Станислав Боронин, проблемы с реализацией у крупных игроков нет – на них выходят и скупщики, и переработчики. Правда, последних интересуют относительно крупные партии – от 10 кг и больше. А вот у небольших и средних ломбардов проблемы с реализацией бывают – 100 г золота не везде примут по выгодной цене. И есть смысл наладить канал сбыта именно для таких игроков.
 
Сомнения в перспективах стартапа вызывают и не самые высокие показатели рентабельности. «Маржа при перепродаже аффинированного золота из лома, с учетом НДС, довольно скромная, а сопутствующие затраты (в том числе и охрана, так как физический металл – высоколиквидный актив) весьма существенные», – считает Евгения Абрамович.
 
Кстати, в «ЛОТ-золоте» считают, что в этом бизнесе не стоит рассчитывать на золотые горы, и признают, что более стабилен ломбардный бизнес, однако стартовать решили все же с оптового направления, где выше оборачиваемость. К тому же, скупка в меньшей степени зарегулирована. Именно поэтому сейчас в сегмент скупки заходят сами ломбарды. Здесь не нужно хранить залоговое имущество, а главное, к компаниям значительно меньше требований предъявляет Центробанк, прежде всего – в плане отчетности. 
 
Рентабельность скупочных сделок основатели «ЛОТ-золота» оценивают в 3–5%. Во многом это может объясняться более высокими, чем в целом по рынку, ценами на драгметаллы, которые предлагает «ЛОТ-золото». Например, на 4 июля 2016 г. 1 г изделия 585-й пробы стоил 1494 руб. (биржевая стоимость – 1646 руб.). Оптовики предлагают цены заметно ниже. В компании «Мосскупка» грамм оценивают в 999 руб, в «Аурисе» – в 1100 руб., в «Вардо голд» дают 1380 руб. за грамм.
 
«ЛОТ-золото» объясняет свою ценовую политику стремлением переманить к себе оптовых продавцов. Зарабатывать компания планирует на объемах: если ей удастся выйти на обороты в 500 млн руб., даже 3-процентная рентабельность может принести основателям 15 млн руб. Например, одна из последних сделок компании – покупка 7,5 кг золота в одном из московских ломбардов. Она принесла «ЛОТ-золоту» более 500 000 руб. «Вопрос ценовой стратегии у нас решается в пользу объема, на текущем этапе мы не будем менять ценовую политику», – говорит Алексей Лазутин. Другое дело, что для роста компании пока не хватает оборотных средств – ювелирный лом в предполагаемых объемах пока не всегда есть на что закупать.
 
Козырь в рукаве
 
Сложно было бы предположить, что к захвату вторичного рынка драгметаллов присматриваются совсем уж новички. Например, предприниматель из Санкт-Петербурга, Владимир Василенко, до этого занимавшийся микрофинансированием, планирует развивать сеть «Ленинградский ломбард». Из торговли металлами в ломбардный бизнес пришел основатель сети «Залог успеха» Александр Олейник. Участники рынка предпочитают не афишировать подробности своей работы и распространяться об оборотах или собственниках. «Рынок для новичков закрытый», – прямо говорит первый вице-президент «Опоры России» по региональному развитию Павел Сигал.
 
Двое из четырех основателей «ЛОТ-золота» давно работают в ломбардном бизнесе. Алексей Лазутин, прежде чем прийти в компанию, управлял ломбардным направлением в сети «585/Золотой», объединявшей на тот момент более 550 ломбардов, а до этого работал в сети «Мосгорломбард». Последняя должность исполнительного директора «ЛОТ-золота» Андрея Жирных – руководитель направления «Ломбарды» федеральной сети ломбардов Sunlight, до этого он также работал в сети «585/Золотой», занимая пост заместителя директора по ломбардной деятельности.
 
Под управлением Жирных и Лазутина также действует одна из ассоциаций ломбардов России – Национальное объединение ломбардов, – которая включает более 650 организаций. Скупать драгоценный металл основатели золотого стартапа предполагают прежде всего у участников собственной ассоциации, их же они в дальнейшем собираются и кредитовать, а в будущем намерены развивать собственную сеть ломбардов. 
 
Среди учредителей компании также значится Константин Романов, владелец 40% акций «ЛОТ-золота». В прошлом Романов – один из учредителей компании «Союзконтракт», известного в прошлом импортера куриных окорочков и спирта «Роял». Он же считался близким приятелем главы «Онэксима» Михаила Прохорова. Не исключено, что благодаря связям соучредителя золотому стартапу удалось договориться о сотрудничестве с одним из 11 аффинажных заводов страны – «Красцветметом». В прошлом он входил в структуру «Норильского никеля», а сегодня контролируется администрацией Красноярского края. 
 
В принципе на аффинажный завод может выйти любая компания, другое дело, договорится ли она о сотрудничестве (заводы заинтересованы в больших объемах) – и на каких условиях. При этом работа именно с аффинажным предприятием принципиально важна: согласно действующему законодательству, схема позволяет избежать уплаты НДС.
 
В итоге, несмотря на транспортные расходы (пока, правда, незначительные – перевозка 4 кг золота обошлась в 12 000 руб.), «ЛОТ-золото» отправляет выкупленный лом на север, притом что, к примеру, аффинажные заводы есть в Рязани (Приокский завод цветных металлов), подмосковном Щелково и даже в столице (Московский завод по обработке специальных сплавов). «Мы ведем переговоры с Приокским заводом, а также с заводом спецсплавов, – уточняет Алексей Лазутин. – Мы ищем оптимальное соотношение, а с точки зрения рисков и доходности условия «Красцветмета» лучше». «Аффинажные заводы не будут работать себе в убыток, при любом росте объема им важен соответствующий рост сбыта», – говорит Евгения Абрамович. А продажи физического металла практически не растут второй год подряд.
 
Автор  Ольга Блинова деловой еженедельник «Компания»
Хотите, перезвоним Вам
в удобное время?