Выгодные инвестиции на финансовых рынках!

«Пост-американский» и «пост-долларовый» многополярный мир вот-вот появится на свет. В интервью агентству «Sputnik», геостратегический аналитик, Мэтью Маавак и редактор «CNTV», Том МакГрегор, рассказали о текущих геополитических тенденциях и перспективах интеграционных процессов в Евразии.

Как известно, еще в апреле 2016 года Китай запустил золотой фиксинг, выраженный в юанях, на базе Шанхайской золотой биржи (ШЗБ), в то время как в июне биржа Гонконга и компания «Clearing Ltd.», заявили о своей готовности создать в сентябре рынок фьючерсов в юанях и американских долларах на поставку физического золота. 14 июня агентство «Reuters» сообщало, что «азиатские страны - крупнейшие покупатели золота в мире - в последние годы запустили несколько контрактов для торговли золотом, чтобы получить возможность влиять на курс желтого металла».

В то же время, Пекин накапливает драгоценный металл в устойчивом темпе. По данным Всемирного золотого совета, официальные золотые запасы Китая составляют 1828 тонн. Для сравнения, во втором квартале 2000 года Пекин владел только 395 тоннами.

Между тем, Китай делает уверенные шаги по направлению к интернационализации своей валюты. 1 октября список валют со специальными правами заимствования будет включать в свой состав китайский юань в качестве пятой по счету валюты, после американского доллара, евро, японской иены и фунта стерлингов.

По всей видимости, Пекин стремится повысить спрос на юань, потеснив, тем самым, американский доллар.

Золотой юань как жизнеспособная альтернатива американскому доллару

Эти события вызвали оживленные дискуссии по поводу возможности появления обеспеченного золотом юаня, конкурирующего с долларом, а также возросшую роль Китая на рынке желтого металла.

Вот что сказал по этому поводу Том МакГрегор: «Недавно открывшаяся ШЗБ (2002 год) существенно отличается от Лондонской биржи золота в одном важном моменте: в Шанхае, покупатели получают физическую доставку золота, в то время как в Лондоне фьючерсные контракты на золото не обеспечены физической доставкой, а «бумажными» обязательствами. В Шанхае то, «что вы купили, то и получили», а на Западе золото является виртуализированным товаром».

Мэтью Маавак, геостратегический аналитик и докторант по прогнозированию проблем безопасности в Технологическом университете Малайзии, обратил внимание на тот факт, что на протяжении десятилетий, Запад намеренно принижает роль золота в мировой валютной системе: «Драгоценные металлы, такие как платина, золото и серебро образуют универсальные стандарты обмена, особенно во времена экономической нестабильности и волатильности валют. Во время Великой депрессии, США предотвратили появление альтернативного инструмента обмена (то есть, валюты) посредством Указа № 6102 от 1933 года, согласно которому запрещалось «хранение золотых монет, золотых слитков и золотых сертификатов в пределах континентальной части Соединенных Штатов».

На самом деле, правительство США осуществило «денежный переворот» от имени Федеральной резервной системы, - указывает аналитик, подчеркивая, что - Белый дом почти насильственно «навязал» американцам бумажный доллар: «Правительства постоянно препятствуют возникновению альтернатив их валютной монополии, когда последняя близка к краху. На прошлой неделе, австралийская федеральная полиция конфисковала 5,4 тыс. унций серебра (стоимостью примерно в 106 тыс. долларов) из дома в штате Квинсленд, что стало частью большой серии рейдов, инициированных австралийской налоговой инспекцией. Одним словом, ситуация такова: частные запасы золота не могут быть эффективной инвестицией на черный день. Не на Западе – это уж точно».

По мнению Маавака, в противоположность сложившейся ситуации на Западе, золотой юань, обеспеченный китайским правительством, может предложить универсальную гарантию как отечественным, так и иностранным инвесторам.

Тем не менее, для реализации этого плана, Китаю необходим большой запас физического золота, - подчеркнул он, добавив следующее: «Таким образом, то, что Китай целенаправленно покупает золото – в течение нескольких лет, если не десятилетий – представляет хорошую степень предвидения риска. Такая политика может быть также частью возникающей региональной структуры, в которой золото станет посредником региональной торговли. Россия также наращивает свои золотые запасы, в то время как в Индии находятся самые крупнейшие запасы золота в частном владении. Их объем – по самым консервативным оценкам – составляет 20 тыс. тонн, стоимостью в 1 трлн. долларов».

Почему Китай содействуют инфраструктурному развитию Евразии?

За последние несколько лет, Россия, Индия и Китай активизировали совместную деятельность по инфраструктурным проектам, направленным на развитие евразийского торгового пространства. Наряду с инициативой Китая о создании Нового Шелкового Пути, который должен протянуться с востока на запад Евразийского континента, проект Международного транспортного коридора «Север-Юг» во главе с Россией, Индией и Ираном, также получил второе дыхание. Тем не менее, некоторые специалисты сомневаются в эффективности евразийских инфраструктурных проектов, направленных на создание сложной разветвленной сети железных дорог и логистических узлов в пределах континента. Например, в своей недавней обзорной статье для Московского Центра Карнеги, Иван Зуенко, научный сотрудник Дальневосточного федерального университета, утверждает, что железнодорожные транспортные проекты, связывающие Китай с Европой, не являются экономически эффективными: «Если по каким-то причинам Пекин прекратит предоставлять наземную логистику, перспективы их [проектов] дальнейшего развития будут безрадостными».

Маавак по этому поводу заявил: «Я считаю, что утверждение Зуенко необходимо несколько переосмыслить. С одной стороны, речь здесь идет не о долгосрочной инфраструктурной жизнеспособности Большой Евразии, но о способности Европы быть прибыльным местом назначения для экспорта. Более чем 90% сети китайского проекта «Один пояс и один путь» находится в пределах Большой Евразии. В ближайшие годы могут произойти изменения маршрутов и появится большее финансовое стимулирование, что поможет укрепить региональную гео-экономическую автаркию».

В своем мартовском интервью с «CCTV», Маавак отметил, что Китай «содействуют торговле и развитию стран третьего мира такими способами, которые недоступны западным спонсорам». Пекин заинтересован в увеличении логистических сетей в Евразии и поэтому был основан «Азиатский банк инфраструктурных инвестиций» для финансирования этих проектов.

Кроме того, «Китай также может предложить бартерную торговлю вместо денежных операций для проектов железнодорожной инфраструктуры, как это было в случае с Таиландом. Кажется, у них это получается. Для экономик, испытывающих нехватку в деньгах, бартер может стать важнейшим инструментом, обеспечивающим региональную экономическую стабильность, а «золотой юань» может помочь осуществить всю эту масштабную трансформацию».

Как говорит аналитик, в контексте продолжающейся евразийской интеграции, РИК (Россия, Индия и Китай) могут «вооружить» свои запасы золота, чтобы создать посредством них Большую евразийскую геоэкономику: «Само собой разумеется, что в этом случае такое новообразование будет нуждаться в военном обеспечении, поэтому всем трем государствах нужно также запасаться оружием».

Хотите, перезвоним Вам
в удобное время?