Компания «Incrementum» каждый год по традиции выпускает отчет под названием «In Gold We Trust» (Мы верим в золото). Ниже последует перевод части этого отчета, а именно, эксклюзивного интервью с экономическим советником президента США.

Доктор Джуди Шелтон является не только советником Трампа, но и директором проекта «Надежные деньги» в организации «Atlas Network». Она написала несколько книг: «Решить проблему доллара сейчас: почему американская валюта потеряла свою силу и как мы можем ее восстановить», «Грядущий распад СССР», «Крах денег» и «Руководство по поводу надежных денег». Ее статьи по международной экономике публиковались в таких журналах, как «Wall Street Journal», «New York Times», «Washington Post», «Financial Times». Джуди Шелтон получила ученую степень доктора философии по специальности «Управление бизнесом» в университете штата Юта.

Марк Валек: Доброе утро, доктор Шелтон. Спасибо, что нашли время поговорить с нами.

Современную денежную систему иногда называют Стандартом доллара США или Бреттон-Вудсом II. Некоторые представители центрального банка называют его еще «Не-Стандартом». В прошлом президент Трамп высказывал очень интересные мысли о золотом стандарте. И до недавнего времени мы не знали, что также вице-президент Майк Пенс произнес потрясающую мысль, упомянув о необходимости возвращения к надежным деньгам, а это чрезвычайно интересно.

Как Вы считаете, насколько это вероятно, что текущая администрация захочет изменений в текущей глобальной валютной системе? Считаете ли Вы, что текущая валютная система будет поставлена под вопрос?

Д-р Джуди Шелтон: Я считаю, что Дональд Трамп, еще будучи кандидатом в президенты, ясно дал понять, что необходимо пересмотреть отношение между движением валюты и торговлей. Когда я работала в составе переходной команды в отделе казначейства, который отвечает за политику обменного курса США, там уделялось много внимания этой проблеме и тому, что здесь нет никаких заранее данных и известных правил.

Многие ссылаются на правила, основанные на мировой торговой системе и Бреттон-Вудсе, но на самом деле, когда дело доходит до валют и курсов обмена, то в действительности все происходит спонтанно. Если посмотреть на сайт МВФ, то там говорится, что сегодня господствует подход «сделай сам». Любая страна может иметь какой угодно подход к данной проблеме. Власти могут вмешиваться в валютные процессы, как это делается ежедневно в Китае, они могут иметь плавающие ставки, они могут обладать единой валютой (например, как в Еврозоне) и т. д.

По иронии судьбы, единственное, что в МВФ запрещается, так это привязывать свою валюту к золоту, что является просто нонсенсом, учитывая прошлое этой организации и ее цель. Я нахожу этот запрет крайне ироничным.

В прошлом году я опубликовала статью в «Wall Street Journal» под названием «Вклад Трампа в решение проблемы надежных денег», а на следующий день Стивен Мнучин попросил меня присоединиться к штату экономических советников Трампа. Затем меня пригласили стать международным советником в Казначейство для переходной команды Трампа, членом так называемой команды посадки. Если Вы меня спросите, «какие будут проведены реформы?», то я не смогу детально ответить на этот вопрос. Однако в недавнем интервью, которое Стивен Мнучин провел с Кристиной Лагард, он сказал, что международная валютная система не работает на общую пользу. Я думаю, что он сказал руководству МВФ, что им нужно открыто поговорить насчет соглашений об обменном курсе со своими странами-членами.

Обратите внимание на то, что в апрельском отчете Казначейства, Китай не был назван валютным манипулятором, что касается и других стран. Я считаю, что критерии, используемые в этом отчете для определения манипулирования, неадекватны. По моим критериям можно назвать валютными манипуляторами такие страны, как Китай, Японию, Германию и Швейцарию. Итак, проблема в том, что у нас нет хорошего определения манипуляции. Например, манипуляция означает, что страна намеренно и систематично пытается исказить результаты деятельности на свободных рынках посредством вмешательства на валютных рынках. Так? В случае Китая это так; они вмешиваются постоянно. Но это они делают для того, чтобы повысить курс своей валюты. Вполне может быть, что мы слишком узко рассматриваем использование снижения цен для получения экспортного преимущества; мы также должны сосредоточиться на проблеме изменения потоков капитала. Короче говоря, мы должны быть обеспокоены искажающими последствиями преднамеренного вмешательства правительства для направления движения своей валюты в нужное ему русло.

Теперь мы видим, что ФРС говорит о повышении процентных ставок. Если в будущем Европейский центральный банк (ЕЦБ) будет повышать ставки, мы, возможно, увидим повышение цен. Это будет результатом потоков капитала, наиболее важных для экономики, а не экспорта. Поэтому, возможно, в интересах привлечения капитала, мы увидим, что центральные банки попытаются повысить процентные ставки. Это тоже форма манипуляции.

Что касается Трампа, то он опасается доллара. Недавняя передовица в «Wall Street Journal» была озаглавлена следующим образом: «Трамп предупреждает об опасности сильного доллара». Обычно, президент не комментирует движение валюты, но на сей раз он сказал, что есть единственная хорошая вещь по поводу фразы «сильный доллар» и она заключается в том, что она хорошо звучит. И он прав; ни один правитель не хочет называть валюту свой страны «слабой».

Существует такое прилагательное, которое я предпочитаю; его использовал секретарь казначейства – «надежный доллар». Это гораздо лучший способ описать нашу валюту. Президент Трамп сказал, что переход к золотому стандарту будет трудно осуществить, но что это было бы замечательно, потому что в таком случае «у нас был бы стандарт, на котором базировалась бы наша валюта». Браво! Если следующая Бреттон-Вудская конференция состоится в Мар-а-Лаго [резиденция Трампа], я буду очень счастлива.

Рональд Штоферле: Насколько я помню, после пресс-конференции с Синдзо Абэ [президентом Японии], Трамп упомянул, что валюты США, Китая и Японии скоро будут функционировать в «равном игровом поле». Впрочем, меня интересует вот что: будет ли здравая политика по поводу доллара сочетаться с планом Трампа по поводу сокращения структурного торгового дефицита? Я думаю, что он всех удивил своими резкими комментариями по поводу доллара; похоже, что ему нужен слабый доллар, чтобы начать реиндустриализацию. Как Вы думаете, возможна ли еще одна валютная конференция наподобие Бреттон-Вудса в случае очередного финансового кризиса? Будет ли новая валютная система привязана к золоту?

Д-р Джуди Шелтон: Я не хочу утверждать, что нечто подобное произойдет. Впрочем, я считаю, что шансы для воплощения чего-нибудь подобного сейчас являются более высокими, чем у предыдущих президентов США. Главные темы в заявлениях президента Трампа во время его кампании были связаны с валютным манипулированием, а также ФРС, создающей фиктивную экономику. Ясно одно, что политика Трампа заключается в том, что он хочет снова подключить денежно-кредитную политику к реальной экономике.

Президент Трамп выступает за реальный производительный экономический рост, а значит, против предоставления дешевых денег уже богатым инвесторам, которые будут торговать этими деньгами на финансовых рынках. Трамп всегда говорил, что как застройщику, ему нравятся дешевые деньги, но в то же время, он признался, что это крайне несправедливо по отношению к рабочим, которые полагаются на простые банковские счета или на обычные пенсии. Он утверждает, что от таких простых людей власть и отвернулась. Жажда быстрых и дешевых денег негативно сказывается на простых людях, усугубляет неравенство в доходах. Мы не стали свидетелями производительного роста или повышений заработной платы, уровня жизни в результате страдающей от инфляции валюте. Я думаю, что Трамп хочет достичь реальных результатов. Он борется за тех людей, которые производят реальные товары и услуги. Он ценит промышленную и квалифицированную рабочую силу. Эти работники важны для него, их труд значит для него очень многое. Экономика должна работать для них.

Недавно я участвовала в конференции, проводившейся в Вашингтоне. Я представила проект казначейской облигации, обеспеченной золотом. Это мое мнение, конечно, но, думаю, что обеспеченная золотом облигация является хорошей идеей не только для США, но и для других стран. Что касается усиления доллара, то такой процесс представляет проблему для американских экспортеров; вопрос заключается в том, будет ли правительство вмешиваться, чтобы попытаться повлиять на обменный курс. Я бы предпочла ту инициативу, которая предполагает попытку создать новое валютное поле. Я думаю, что это должен быть долгосрочной подход, но он может быть инициирован достаточно быстро при желании властей (не то, чтобы они этого сильно хотели). Я думаю, что они могут ввести что-то наподобие казначейских облигаций, защищенных от инфляции (TIPS), но тогда понадобятся компенсации людям в течение действия облигации стабильным курсом золота. Опять же, это только мое мнение.

Рональд Штоферле: Обеспеченные золотом облигации существовали в 1970-х гг., и они оказались достаточно успешными, особенно для французов.

Д-р Джуди Шелтон: Я помню, что в США идея о таких облигациях была предложена Аланом Гринспеном в 1981 году. Я думаю, что он все еще поддерживают эту идею. Я знаю его долгое время, и мы говорили об этом немного. В 70-х гг. в США выпускалась облигация, обеспеченная немецкой маркой, но она имела валютный риск; может существовать аналогичный риск с привязкой облигации к золоту, но есть и важные преимущества. Если выпустить облигацию, привязанную к золоту, но с возможностью конвертируемости, то получится инструмент, который связывает стоимость доллара к золоту. Это был бы жизненно важный сигнал о том, что США намереваются перейти к стабильному доллару. В таком случае необходим переход к созданию новых валютных механизмов, что станет первым шагом на пути к созданию новой международной валютной системы. На мой взгляд, стабильная валютная основа более соответствует подлинной свободной торговле. Ее не обязательно подкреплять золотом, но золото обладает определенными преимуществами. Это нейтральный резервный актив, используемый в более ста странах и их центральных банках. В этом смысле, он является неполитическим. Я лично считаю, что это будет интересная инициатива, но я не думаю, что именно этого мы должны ожидать.

Когда вице-президент Майк Пенс выступал в Детройтском экономическом клубе в 2010 году, он изложил свой план по поводу экономического роста, который он назвал «СТАРТ». В этом контексте он даже вспомнил слова Роберта Зеллика о том, что золото необходимо использовать в качестве средства обеспечения при разработке новой международной валютной системы. К сожалению, эти идеи не получили развития.

Зеллика критиковали за его статью в «Financial Times», ведь он отводил золоту большую роль в валютной системе. Будучи на вашингтонской конференции я обратилась к тому факту, что в 1987 году Джеймс Бейкер, в качестве секретаря Казначейства, во время встреч МВФ и Всемирного банка также заявил, что США должны рассмотреть возможность использования валютной корзины, которая бы включала курс золота для лучшей координации международной экономической политики. МВФ не стал этим заниматься; ничего не было сделано. Однако теперь у нас появился еще один шанс.

Если доллар начнет выходить из равновесия по отношению к другим валютам (а мы знаем, что Трамп этим обеспокоен), то нужно будет создавать новые инициативы, а не только двусторонние соглашения по валютам и торговые переговоры с отдельными странами. Я думаю, нам нужно будет разработать проект, согласно которому мы сможем прекратить манипуляции валютой в торговых отношениях. Одним из способов для обеих стран может быть использование государственных долговых ценных бумаг, привязанных к золоту для отслеживания функционирования собственных валют относительно нейтрального резервного актива.

Марк Валек: Просто из любопытства хочется у Вас спросить, согласились ли бы Вы занять должность в Федеральной резервной системе, если бы Вам ее предложили.

Д-р Джуди Шелтон: Для меня это было бы честью, и я буду счастлива, если мое имя появится в списке претендентов. Однако я думаю, что это место займет Рэндал Куорлз. Если подытожить мою позицию по поводу лучшего варианта денежно-кредитной политики, то я думаю, что он предполагает обращение к золоту.

Рональд Штоферле: Д-р Шелтон, большое спасибо Вам за Ваше время!

Д-р Джуди Шелтон: И Вам спасибо.

Хотите, перезвоним Вам
в удобное время?
^ Наверх